В 1874–1877 годах в Петербурге был возведен один из самых необычных доходных домов. Для его внешнего и внутреннего оформления владелец избрал экзотический мавританский стиль, что вызвало большой интерес к зданию еще на этапе строительства. Личность хозяина дома также привлекала немало внимания. Александр Дмитриевич Мурузи (1807–1880) происходил из греческого княжеского рода. Его отец служил туркам, но тайно способствовал присоединению Молдавии к Российской империи, за что и был казнен. Его семья искала политического убежища в России и нашла защитника в лице императора.

Князь Александр Дмитриевич задумал поразить всех роскошью и изяществом своего дома. Архитектор А.К.Серебряков, осуществлявший строительство, был командирован в Испанию, чтобы копировать образцы оригинальных арабских надписей. Эти надписи составляют один из декоративных элементов фасада. Царившая в то время эклектика позволяла достаточно вольно обращаться с историческими стилями. Большой популярностью пользовалась стилизация под готику: если не весь дом, то хотя бы кабинет или библиотека выполнялись в этом стиле. Готика ассоциировалась со средневековым аскетизмом и ученостью монахов.

Ориентальный стиль, напротив, ассоциировался со сказочным богатством. Дом Мурузи отвечал этим представлениям. Фасады щедро украшены эркерами, нишами и балконами-зонтиками, оформлены изысканным арками и тонкими терракотовыми полуколоннами, покрыты арабесками и религиозными надписями.

Квартира хозяина, состоявшая из 26 комнат, была отделана с особым великолепием. Мастерам потребовалось два года, чтобы все закончить. Парадные помещения, согласно канонам XVIII века, выстроены в анфиладу и решены в стиле рококо. Их украшала лепка, позолота, расписные плафоны и панно над дверными пространствами, мраморные и дубовые камины. Внутренняя лестница была выполнена из белого каррарского мрамора. На втором этаже находился мавританский зал: своды поддерживали 24 тонких мраморных колонны, журчал фонтан. Специальная комната отводилась для курения, напоминавшая будуар восточного шаха. Ее стены были покрыты затейливой резьбой с цветочными мотивами.

Дом был оснащен водяным отоплением, водопроводом, паровой прачечной. Каждая из пяти парадных лестниц была украшена стенными часами, зеркалами, коврами, небольшими столами со стульями. У дверей посетителей встречали швейцары.

Как обычно, квартиры на первых этажах окнами на улицу стоили дорого и их занимали люди состоятельные. Среди них встречались профессора, академики, генералы, сенаторы. Одно время здесь жил старший сын А.С.Пушкина, генерал–майор А.А.Пушкин. Квартиры в дворовых флигелях и на верхних этажах были доступны людям с невысокими доходами. Студенты могли позволить снять себе угол под самой крышей.

На первом этаже здания располагались магазины, такие же дорогие и изящные, как сам дом. К сожалению, князь не рассчитал свои силы: его средств не хватало на содержание дома. После его смерти вдова была на грани банкротства, и Александр III выделил семье Мурузи четверть миллиона рублей из государственной казны. Тем не менее, через десять лет дом все–таки пришлось продать.