БЕРИЯ, ЛАВРЕНТИЙ ПАВЛОВИЧ (18991953), политический деятель. Родился 17 (29) марта 1899 в крестьянской семье в абхазском селе Мерхеули. С детства отличался способностями к учебе и тщеславием и был на деньги односельчан послан учиться в Сухум. В Сухумском начальном училище, которое он окончил в 1915, он прославился своими талантами сыщика и интригами, ловко сталкивая друг с другом преподавателей и учеников. Учитель истории предрек ему судьбу «второго Фуше» – знаменитого министра полиции при императоре Наполеоне Первом. Образование Берия продолжал в Баку, где в 1919 с отличием закончил механико-строительное техническое училище с дипломом архитектора – строителя. В 1920–1922 он учился на первом и втором курсах Бакинского политехнического института.

Сам Берия уверял, что вступил в большевистскую партию в марте 1917; но, по другим данным, это произошло лишь в 1919. Летом 1917 его отправили техником на Румынским фронт, но молодому специалисту удалось добиться освобождения от военной службы и в конце того же года вернуться в Баку. Там он работал в аппарате Совета рабочих депутатов, а после падения Советской власти в 1918 устроился конторщиком. Одновременно он, по некоторым сведениям, прямо или косвенно поддерживал связи с тремя разведывательными службами – Советской России, Турции и Великобритании, а также сотрудничал с азербайджанской контрразведкой. Позднее Берия уверял, что делал это по заданию большевистской партии. В апреле 1920 Кавказский краевой комитет РКП(б) направил его на подпольную деятельность в Грузию, которой тогда управляло меньшевистское правительство. Там Берия был арестован и объявлен высланным, но скрылся и под чужим именем стал сотрудником российского полпредства в Тифлисе, возглавлявшегося Сергеем Кировым. В мае его вновь арестовали и выслали в Азербайджан, где к тому времени победили большевики. В Азербайджане Берия работал в партийном и государственном аппарате (в частности, был управляющим делами азербайджанского ЦК), принимал участие в установлении власти большевиков в Грузии, а затем полностью сосредоточился на службе в карательных органах. В 1921 Берия стал главой секретно-оперативной службы и заместителем председателя ЧК Азербайджана, а в 1922 занял аналогичные должности в ЧК Грузии. В этот период он сблизился со Сталиным, которому посылал донесения еще в период своей разведывательной деятельности в Баку. В отличие от большинства старых большевистских лидеров Грузии, Берия полностью поддержал его в борьбе за власть. Утверждают, что он был единственным деятелем из Закавказья, который мог входить к «вождю» без доклада.

Дальнейшее продвижение Берия связано с его успехами в подавлении антибольшевистского подполья. На его жизнь было совершено несколько покушений, и не раз ему удавалось спастись только чудом. Своих конкурентов он умело устранял: так, подпоив главу грузинского ГПУ С.Реденса и спровоцировав скандал, он добился его перевода в Москву. В 1926 Берия назначили заместителем председателя ГПУ Закавказья и руководителем ГПУ Грузии, в 1927 – наркомом внутренних дел Грузии, а в 1931 – главой ГПУ всего Закавказья.

В октябре 1931 на заседании Оргбюро ЦК ВКП(б) Сталин предложил назначить Берию вторым секретарем Закавказского краевого комитета партии, однако первый секретарь Картвелишвили категорически отказался работать с новым назначенцем. Сталин пообещал решить вопрос «в рабочем порядке». Через несколько дней Картвелишвили был сослан, а Берия в 1932 занял пост партийного руководителя Закавказья. Он продолжал демонстрировать полную преданность Сталину: в специальном докладе об истории большевистских организаций Закавказья на пленуме грузинского ЦК Берия назвал Сталина основателем большевизма (наряду с Лениным). В 1933 он заслонил «вождя» от выстрелов во время отдыха на озере Рица (Абхазия); утверждают, что он чуть ли не сам организовал это покушение. В 1934 Берия был введен в состав ЦК ВКП(б). Возглавляя партийную организацию Закавказья, он стал одним из организаторов массовых репрессий 1930-х и, по свидетельству многих, лично участвовал в допросах и пытках.

Тем не менее, и он, как и многие другие тогдашние руководители страны, не чувствовали себя в полной безопасности. Историк А.Авторханов приводит данные о том, что Берия был в списке людей, против которых нарком Николай Ежов в 1938 собрал обличающие показания, и доложил Сталину. Результатом проведенного расследования стало смещение Ежова. На его место в 1938 назначили Берия, который в следующем году стал также кандидатом в члены Политбюро ЦК.

Получив назначение как доверенное лицо Сталина, Берия, в отличие от Ежова, отнюдь не был бесцветной и несамостоятельной фигурой. Очень скоро выяснилось, что у него есть не только свой стиль, но и собственные амбиции. Берия изгнал из карательных органов множество работников и расставил на ведущие посты верных себе людей. Первоначально его приход к руководству НКВД вызвал даже некоторое ослабление массового террора. «На свою должность, – вспоминал видный политический деятель 1930–1960-х годов Анастас Микоян, – он заступил дипломатично. Первым делом заявил: хватит „чисток“, пора заняться настоящей работой. От таких речей с облегчением вздохнули многие, жившие в постоянном страхе, что за ними вот-вот придут... Ему нужно было время, чтобы этот механизм усовершенствовать, сделать всемогущим и универсальным, и при этом не только не насторожить Сталина, наоборот, убедить его, что только в таком виде НКВД будет надежным щитом вождя, какие бы цели тот ни преследовал... Нужны были незаурядные дипломатические, организационные способности, умение плести паутину интриги...».

Некоторая часть репрессированных была освобождена. В ноябре 1939 вышел приказ О недостатках в следственной работе органов НКВД, требовавший строго соблюдать уголовно-процессуальные нормы. Но послабления носили временный характер. С деятельностью Берия связывают отмену системы досрочного отбытия сроков за «ударный» труд, расширение полномочий внесудебного органа – Особого совещания при НКВД, подтверждение права пытать «неразоружившихся врагов народа», массовые депортации населения из районов, присоединенных к СССР в 1939–1940.

В начале 1941 Сталин решил, что сосредоточение репрессивного, разведывательного и карательного комплекса в одних руках нецелесообразно. Ведомство государственной безопасности было выведено из подчинения Берия, и он остался наркомом внутренних дел. Как заместитель председателя СНК, он также курировал лесную и нефтяную промышленность, цветную металлургию и речной флот.

В период Второй мировой войны позиции Берия укрепились. Он играл первостепенную роль в Государственном комитете обороны (в 1944 был официально назначен заместителем председателя), отвечая за производство вооружений и боеприпасов, стал одним из фактических руководителей Ставки верховного главнокомандования. По существу, Берия превратился в администратора тыла и организатора военной промышленности, превзошедшей индустриальную машину Германии. В закрытых институтах, входивших в систему НКВД, работали многие видные ученые. В то же самое время Берия возглавлял и проведение репрессий против неугодных народов – немцев Поволжья, крымских татар, чеченцев, ингушей, калмыков, карачаевцев, балкарцев, турок-месхетинцев, курдов и т.д. Он организовал карательные команды «Смерш» и «заградительные отряды» НКВД, стрелявшие по отступавшим. За свою деятельность он получил чин маршала.

После войны Берия утратил пост министра внутренних дел, но сохранил ключевое влияние в государстве, будучи заместителем главы правительства, а с марта 1946 – и членом Политбюро. Ему было поручено курировать военно-промышленный комплекс и руководить созданием атомной отрасли. В борьбе за власть в сталинском окружении в 1946–1948 Берия выступал в союзе с Маленковым против Андрея Жданова. Его считают одним из авторов концепции «финляндизации», то есть большей самостоятельности восточноевропейских стран при сохранении их в политической орбите СССР. Он оказывал также влияние на систему государственной безопасности (пост министра занимал его ученик Абакумов); приближенные и доверенные люди Берия контролировали руководство компартии Грузии, которое славило его как «отца грузинского народа», наравне со Сталиным.

Но уже в 1949 растущая самостоятельность Берия стала беспокоить Сталина. Сторонник Берия Абакумов был смещен с поста министра госбезопасности и заменен партийным аппаратчиком С.Д.Игнатьевым. Затем «вождь» нанес удар по сторонникам Берия в руководстве компартии Грузии. В результате «грузинского дела» в ноябре 1951 по обвинению в «буржуазном национализме» были смещены и арестованы 427 секретарей обкомов, горкомов и райкомов, 3 секретаря грузинского ЦК, 7 из 11 членов бюро ЦК компартии Грузии, председатель Президиума Верховного совета, министр юстиции, прокурор республики, первый секретарь ЦК комсомола и другие деятели. В странах Восточной Европы развернулись чистки органов госбезопасности, создававшихся раннее при содействии Берия. Понимая, что ему угрожает немилость, Берия произнес на 19-м съезде КПСС в октябре 1952 речь –панегирик Сталину. Однако это не смягчило недоверия лидера СССР, который, как утверждают, готовил расправу над некогда всесильным министром и другими старыми членами Политбюро.

Подробности острой борьбы за власть в советском руководстве, которая развернулась в конце 1952 – начале 1953 годов, и та роль, какую играл при этом Берия, до сих пор остаются предметом спора между историками. Некоторые из них утверждают, что Сталин намеревался использовать «дело врачей» и антисемитскую кампанию для того, чтобы под их прикрытием разделаться с деятелями, вызвавшими его гнев. Согласно некоторым их версиям, Берия и Маленкову удалось составить собственный «контр-заговор» и убрать ближайших людей их аппарата и охраны Сталина. Историк А.Авторханов полагает даже, что им, в конечном счете, удалось устранить Сталина. Как бы то ни было, смерть диктатора в марте 1953 положила конец этому противоборству.

После смерти Сталина Берия стал одним из высших руководителей страны, официально – вторым после Маленкова. Он занял пост заместителя председателя Совета министров и главы министерства внутренних дел, в которое было влито министерство госбезопасности. В этот период Берия оказался прагматиком, который разрабатывал собственный план преобразований.

Прежде всего, он прекратил «дело врачей» и выпустил из заключения десятки арестованных медиков. В органах госбезопасности были проведены новые чистки и лица, ответственные за упомянутое «дело», сами оказались в заключении. По инициативе Берия была одобрена частичная амнистия для осужденных на срок до пяти лет: в результате на свободу вышло более одного миллиона 200 тысяч человек.

В области национальной политики Берия выступал за существенное смягчение политики форсированной русификации в союзных республиках, которая активно проводилась Сталиным, особенно после войны. По его докладу, Президиум ЦК в июне 1953 вынес постановление: «покончить с извращением советской национальной политики», выдвигать на руководящие должности в республиках представителей «титульной» национальности и перевести делопроизводство на местные языки. На Украине и в Белоруссии первые секретари компартии, русские по национальности, были заменены украинцем и белорусом.

Имеются сведения, что Берия предполагал без большого шума осуществит своеобразную «десталинизацию», заменив классический сталинский режим партийно-государственной диктатуры на авторитарную, но «деидеологизированную» диктатуру с опорой на силовые ведомства. Хозяйственное руководство должно было находиться в государственных, а не партийных руках. Ряд исследователей доказывает, что он планировал допустить при этом некоторую свободу частной хозяйственной инициативы. В любом случае, ничего из этих планов не было осуществлено.

Во внешней политике Берия собирался нормализовать отношения с Югославией и с Западом. Он готов был согласиться на восстановление единой Германии с западной политической моделью.

Руководство страны во главе с Георгием Маленковым и Никитой Хрущевым не готово было пойти на столь радикальные перемены. Но прежде всего, оно понимало, что эти планы должны способствовать установлению личной диктатуры Берия. Между Берия и другими членами партийно-государственной верхушки развернулась острая борьба за власть.

Всесильный вице-премьер попытался привлечь на свою сторону Никиту Хрущева и Николая Булганина, но те предпочли договориться с Маленковым. Совместно с военными был разработан план устранения Берия. Под предлогом проведения летних маневров в Москву были стянуты военные части, верные первому заместителю министра обороны – маршалу Георгию Жукову. Высшие офицеры – маршал Жуков, командующий силами Московского округа генерал К.С.Москаленко и другие – были приглашены на заседание партийно-государственного руководства 26 июня 1953, якобы для обсуждения маневров. По одной из версий, Хрущев дождался, пока Берия войдет в зал заседаний и предложил сместить и судить его, после чего Маленков вызвал военных. По другой, когда военные вошли в зал, Маленков обвинил Берия в подготовке заговора и приказал Жукову арестовать его, что и было немедленно сделано. Не ожидавший такого поворота событий, Берия не оказал никакого сопротивления. Он успел только несколько раз написать на лежавшем перед ним листе бумаги: «Тревога».

Арестованного увели в соседнюю комнату, где продержали всю ночь. Он все время пытался ослабить бдительность охранявших его офицеров и добраться до телефона. Лишь после того, как военные сменили кремлевскую охрану, подчинявшуюся Берия, его вывезли из Кремля. В дальнейшем он отказывался каяться и признаваться в каких-либо преступлениях, даже держал одиннадцатидневную голодовку.

Кампания против Берия, начатая после его смещения и ареста, должна была убедить советское население, что именно он один из всего руководства несет ответственность за все трудности и преступления сталинского режима. Его обвинили в государственной измене, шпионаже, расправах с невиновными людьми и насилиях. Суд над Берия и его ближайшими сотрудниками – В.Меркуловым, В.Деканозовым, Б.Кобуловым, С.Гоглидзе, П.Мешиком и Л.Володзимерским – проходил с 18 по 23 декабря 1953. Специальное судебное присутствие Верховного суда СССР под председательством маршала И.С.Конева, заседая за закрытыми дверями, приговорило их к смертной казни. 23 декабря 1953 Берия был расстрелян.

Вадим Дамье

ЛИТЕРАТУРА

Авторханов А. Загадка смерти Сталина: заговор Берия. Франкфурт-на-Майне, 1975
Жусенин Н. Берия: несколько эпизодов одной преступной жизни. Неделя, 1988, № 8
Медведев Р. Они окружали Сталина. М., 1990