М.А. Врубель. Тридцать три богатыря. 1901

«Сказка о царе Салтане» Александра Сергеевича Пушкина и одноименная опера Николая Андреевича Римского-Корсакова... Эрудированный, с широким кругозором Михаил Александрович Врубель, почитал и великого поэта, и знаменитого композитора. В его картине «Тридцать три богатыря» эмоциональные и эстетические переживания, рожденные поэзией Пушкина и музыкой Римского-Корсакова, слились воедино, обрели образную живописную плоть.

Бушует море, вздымаясь, бьются о скалистый берег могучие пенистые волны. И в этих радужных зеленых, голубых и розовых волнах, весело играют дельфины, плещутся невероятные гигантские рыбы, выныривает голова неведомого зубастого чудища. На чьей-то чешуйчатой спине восседает дядька Черномор, древний, с торчащей седой бородой, в странном высоком шлеме, он и сам похож на фантастическое морское чудо-юдо.

А на пустынный остров выходят стройные витязи со щитами и пиками. Их обнаженные тела, бегло намеченные динамичной кистью художника, на коричневом фоне вспыхивают, сияют золотом.

Даже в незавершенной работе проявился замечательный колористический дар мастера. Краски светятся, переливаются, звучат подобно праздничному узорочью аккордов музыки оперы Римского-Корсакова, подобно певучему ритму волшебных стихов Пушкина. Очарование картины великого живописца усиливается особым врубелевским прозрением в величавую могучую красоту первозданной природы.