М. Глинка

Мазурка фа мажор, соч. 1835 г.

            Большой и ценный вклад внес М. Глинка в русскую фортепианную музыку. Эта сфера композиции привлекала его на протяжении всей его жизни. Любовь к фортепиано у Глинки неразрывно связана со всей его творческой и артистической деятельностью. Его  фортепианные произведения обнаруживают большое мастерство. Обладая превосходными пианистическими данными, он с юных лет проявил себя тонким вдумчивым исполнителем. По воспоминаниям А. П. Керн современники называли его «одним из лучших наших  пианистов». Глинка постоянно  и с больши успехом выступал  в музыкальных  кружках  и  салонах в России и за границей, блестяще играя в ансамблях, в совершенстве владея искусством аккомпанемента. Неизменные восторги вызывало его фортепианное сопровождение, когда он  исполнял  свои собственные романсы.

            Глинка не стремился сделать карьеру пианиста; уже в юные годы сочинительство отвлекало  его  от систематических  занятий на фортепиано, без чего не возможна карьера ни одного виртуоза. Тем не менее, он совершенно совбодно владел фортепианной техникой, легко овладел так называемым бриллиантным стилем раннеромантического виртуозного пианизма. Слух Глинки чутко воспринимал все  лучшее, что  могла дать ему пианистическая культура его времени: изящество стиля Фильда, широкий размах и титаническую силу Листа, мудрую уравновешенность  и  продуманность Мендельсона (игру обоих великих  музыкантов Глинка слышал неоднократно). Глубокое влияние на Глинку оказал стиль Ф. Шопена. Творческая индивидуальность польского мастера, с которым Глинка не был лично знаком, но  чьи произведения тщательно изучал, гораздо больше отвечала  его вкусам и склонностям, чем мощный оркестральный приподнято-романтический стиль лисовского  пианизма.

            М. Глинке принадлежит более пятидесяти произведний для фортепиано. Среди них вариации, как на собственные темы, так и на темы из произведений других композиторов. Широко представлены в фортепианном творчестве Глинки танцевальные жанры – вальсы, мазурки, полонезы, кадрили, контрдансы.

            Мазурка фа мажор (1835) принадлежит к лучшим образцам романтической поэтизации танца. Она необыкновенно утонченная, одухотворенная, близко соприкасается с лирическими мазурками Шопена. Но сравнивать эти пьесы следует осторожно, хотя бы потому, что  Глинка написал  свою мазурку, когда Шопену было  только 25 лет, и в данном случае можно говорть скорее о сходстве стилей польской и русской фортепианной музыки того времнеи в целом. Танцевальные миниатюры Глинки, и данная мазурка в частности, всегда несут на себе особый отпечаток изящества, продуманности и стройности. В своих  мазурках 30-х годов Глинка проявил прсущее ему богатство фантазии, ритмическую изобретательность и грацию. Так был подготовлен стиль симфонических танцев «Ивана Сусанина» и «Руслана и Людмилы».

© Александр МАЙКАПАР