Опера "Пиковая дама". Действие 3. Картина 3. За дело, господа, за карты!

 

            Раздается призыв Чекалинского начать игру: «За дело, господа, за карты! Вина, вина!». Музыка действительно, по-деловому начинает утверждать инерцию трехчетвертного ритма, на котором привычно, с профессиональным мастерством, почти механично протекает карточная игра. В эту, уже иронически деловую атмосферу игорного дома входит наэлектризованный до безумного пароксизма жаждой золота и выигрыша Герман. Все поражены его видом. Начинается 2-я сцена седьмой картины.

 

ЕЛЕЦКИЙ (увидя его).

Мое предчувствие меня не обмануло.

(Томскому.)

Я, может быть, нуждаться буду в секунданте.

Ты не откажешься?

 

ТОМСКИЙ.

Надейся на меня!

Хор гостей и играющих

А! Герман! Друг! Приятель!

Что так поздно? Откуда?

 

ЧЕКАЛИНСКИЙ.

Садись ко мне, ты счастие приносишь.

 

СУРИН.

Откуда ты? Где был? Уж не в аду ли?

Смотри, на что похож!

 

ЧЕКАЛИНСКИЙ. Страшнее быть нельзя! Да ты здоров ли?

 

Герман  подходит к карточному столу. В оркестре твердо  звучит тема тайны графини. Приятели Германа изумлены его  решением играть, и еще больше – огромной ставкой: сорок тысяч!

 

ГЕРМАН. Позвольте мне поставить карту.

(Чекалинский молча кланяется в знак согласия.)

 

СУРИН. Вот чудеса, он стал играть!

 

Хор гостей и играющих.

Вот чудеса, он стал понтировать, наш Герман!

 

 

            Герман делает ставку - на  «тройку» - и выигрывает. Все изумлены: никогда не игравший Герман со странной уверенностью  поставил на карту все  свое состояние, и эта уверенность его не обманула. Этот эпизод сопровождается темой старухи. «Ты хочешь получить?» - спрашивает Чекалинский Германа. «Нет», - отвечает Герман. Свою ставку и выигрыш  теперь он ставит на «семерку». И снова выигрывает!  Уже не изумление, а страх овладевает присутствующими…

 

 

© Александр МАЙКАПАР