М.А. Врубель. Богатырь. 1898–1899

Могучий титан недвижимо восседает на чудовищно огромном коне на фоне фантастического вечернего леса. И всадник, и конь будто возникают из причудливого узорочья деревьев, освещенных последними лучами заходящего солнца. Ноги коня, кажется, вырастают прямо из земли рядом с маленькими пышными елочками, на которых сидят мудрые птицы. Невольно возникает мысль, что силу богатырю дает сама природа, сама матушка-Земля.

Врубель не иллюстрирует какую-либо былину, он ставит перед собой более сложную задачу. Его Богатырь – своеобразная гипербола, символ мощи. Художнику удалось найти пластическое выражение мысли о богатырском начале как о порождении могучих сил природы. Он проник в самую суть мировоззрения славян, воспринимавших себя в единстве со всеми формами одухотворяемой ими природы, а живописные приемы, найденные автором, также адекватны монументальному строю русских былин.

Русский фольклор занимает очень большое место в творчестве Врубеля, где его привлекала именно цельность мировосприятия, здесь он находил опору своей вечно мятущейся душе. В одном из писем сестре из подмосковной усадьбы известного мецената Саввы Мамонтова он писал: «Сейчас я опять в Абрамцеве и опять меня обдает, нет, не обдает, а слышится мне та интимная национальная нотка, которую мне так хочется поймать на холсте и в орнаменте. Это музыка цельного человека, не расчлененного отвлечениями упорядоченного, дифференцированного и бледного Запада...».