Вильямс Петр Владимирович

(1902–1947)

       Петр Владимирович Вильямс родился 30 апреля 1902 года в Москве, в семье ученого-химика Владимира Робертовича Вильямса. Художественным воспитанием мальчика занимались с самого детства. Его часто водили в музеи, частные галереи, театры. В 1913 году вместе с родителями он совершил в путешествие по Италии, Германии, Швейцарии.
       С семи лет Петр Вильямс начал заниматься в живописной мастерской известного художника-передвижника В.Н.Мешкова. Знания, полученные во время занятий у Мешкова, сыграли большую роль в дальнейшем развитии художника.
       После окончания средней школы Вильямс поступил во Всесоюзные художественно-технические мастерские (Вхутемас) и одновременно, по настоянию родителей, на медицинский факультет Московского университета. Однако, проучившись в нем один год и изучив анатомию, будущий художник перестал заниматься медициной.
       Во Вхутемасе Вильямс учился у многих знаменитых художников того времени – К.А.Коровина, И.И.Машкова, А.В.Шевченко, В.В.Кандинского, Д.П.Штеренберга, П.П.Кончаловского. За годы учения Вильямс постепенно отказывется от традиций позднего передвижничества, унаследованных в студии Мешкова.
       В 1924 году Вильямс вместе с Д.П.Штеренбергом, А.А.Дейнекой, Ю.П.Анненковым и другими входит в инициативную группу по созданию Общества художников-станковистов (ОСТ). Остовцев интересовал ритм индустриализации, жизнь современной страны, урбанизм, рост городов, развитие транспорта. Для новых тем – труда рабочих на фабриках и заводах, спорта, достижений науки и техники – художники искали и новые средства художественной выразительности. Фрагментарность композиции, приемы монтажа, графическая четкость рисунка, лаконизм изображения, скупость колорита роднили живопись ОСТа с графикой, прежде всего с плакатом. Вместе с тем на творчество остовцев оказало влияние искусство немецкого экспрессионизма, увиденное ими в Москве на выставке работ немецких художников в 1924 году. Их увлекла выразительность линейных ритмов, характерная для манеры немецких мастеров ХХ века.
       Первая выставка ОСТа состоялась в апреле 1925 года.
       На четырех выставках ОСТа Вильямс зарекомендовал себя, прежде всего как портретист. Один из ранних остовских портретов художника – портрет известного театрального режиссера, реформатора театра В.Э.Мейерхольда. Вильямсу удалось создать образ нового человека, создателя новой культуры. Мейерхольд изображен не во фраке, не в театральном костюме, а в кожаном пальто, перетянутом ремнем. Строгий профиль головы контрастирует с 3\4 разворотом корпуса. Цветовой строй портрета также построен на контрастных соотношениях – красновато-коричневый тон пальто перекликается с яркой синевой шарфа. За счет острой динамики форм и цвета создается очень активный, стремительный образ.
       Картина «Акробатка» – это портрет жены художника, профессиональной актрисы Анны Ахманицкой в костюме акробатки. Главной задачей художника было показать зрителю не внутреннее состояние портретируемой, а такие черты характера своей героини как решительность, целеустремленность, уверенность в себе. Этому способствуют твердая устойчивая постановка модели, статичность позы, серьезный, направленный на зрителя взгляд. Цветовая гамма портрета построена на динамично разработанной гамме желто-коричневых тонов.
       В полотне «Человек в лодке» Вильямс, возможно, отдает дань уважения одному из своих учителей – И.И.Машкову, бывшему члену творческого объединения «Бубновый валет». Тема радости жизни была одной из любимых тем бубнововалетцев. На этом светлом, пронизанном солнцем автопортрета художник изобразил себя в образе «героя-силача», с мощной шеей, мускулистыми руками в большой лодке, нагруженной дарами природы – тыквами, яблоками, грушами.
       В 1928 году по путевке Наркомпроса Вильямс был направлен в заграничную командировку, посетил Италию и Германию. В поездке он делает много зарисовок, которые впоследствии будет использовать при оформлении спектаклей. Кроме того, в Германии художник познакомился с приемом оформления театральных постановок системой живописных панно.
       В 1931 году общество станковистов распалось. После выхода из ОСТа Вильямс некоторое время работал в Госиздате, иллюстрируя детские книги.
       В 1930-е годы художник начинает все больше тяготеть к работе в театре. «К театру, – писал он, – меня влечет возможность сделать ту же живопись, но другими средствами, возможность выразить свои живописные стремления не краской на холсте. А живыми людьми в трехмерном пространстве; в театре и люди и пространство живописны».
       В 1934 году Вильямс начинает работать над оформлением спектакля «Пикквикский клуб» по роману Ч.Диккенса в МХАТе. Новаторство этой театральной работы заключалось в том, что Вильямс попытался применить для оформления спектакля приемы станковой живописи. Все действие спектакля шло на фоне огромных живописных панно, назначение которых было не только в образном раскрытии места действия, но и в дополнении содержания пьесы. «Мне казалось, – писал Вильямс, – что для оформления «Пикквика» нужно, чтобы декорации сами «играли», параллельно с актерами». Так, в сцене «Тюрьма» на заднем панно были изображены обитатели долговой тюрьмы. А на панно «Маневры» – толпа граждан, смотрящих на марширующие войска. В зрительном зале создавалось впечатление, что это тоже актеры. Карикатурные живописные портреты персонажей помогали зрителю понять сущность образов. Кроме того, Вильямс большое внимание уделил цветовому сочетанию костюмов и декораций.
       К этому же времени относится и один из первых опытов Вильямса по оформлению оперного спектакля. В 1934 году он работал над постановкой «Травиаты» Д.Верди в музыкальном театре им. В.И.Немировича-Данченко. Работа в музыкальном театре требовала от художника решения новых задач. Декорация должна быть созвучна музыкальному языку оперы. Вильямс решил отказаться от старого построения сценического пространства с помощью кулис. Он ввел портальные обрамления – рамы, сквозь которые смотрелось действие. В «Травиате» это были огромные карнавальные маски – образы, связанные с содержанием спектакля. Музыке Верди соответствовала мягкость цветовых переходов живописных панно.
       Важным этапом в творчестве Вильямса как театрального художника стала постановка на сцене Большого театра оперы И.Дзержинского «Поднятая целина» (1937). В основу либретто был положен одноименный роман М.А.Шолохова. Для создания декораций и костюмов был использован принцип лаконизма. Цветовое решение спектакля было подчинено развитию сюжета – от акта к акту шло постепенное нарастание красочности цвета (от холодных мрачных красок зимы к буйному цветению садов). Кроме того, впервые, кроме живописных панно на холсте, Вильямс использует подсвеченные цветным светом тюли и тюлевые аппликации. Это помогло художнику создать мягкие переходы от архитектурно-объемных декораций к живописным задникам. Благодаря этому приему пейзажи в «поднятой целине» отличались воздушностью и тонкостью колорита.
       С этого времени и до конца жизни деятельность художника оказалась связана с Большим театром. В 1941 году он становится главным художником ГАБТа.
       К числу замечательных работ предвоенного времени можно отнести декорации и костюмы к балету С.С.Прокофьева «Ромео и Джульетта» в Ленинградском театре оперы и балета им. С.М.Кирова и постановку трагедии Шиллера «Мария Стюарт» в Театре Революции.
       В 1930–40 е годы, несмотря на большую загруженность в театре, Вильямс продолжал работать и в области станковой живописи. Это портреты, пейзажи, панно. Многие его театральные эскизы можно рассматривать как законченные живописные произведения.
       В 1936 году Вильямс вместе с А.Лабасом и М.Сарьяном получил заказ на оформление Советского павильона на всемирной выставке 1937 года «Искусство и техника» в Париже. Панно Вильямса «Спектакль на крейсере» и «Танцы народов СССР» были удостоены большой золотой медали.
       Портреты 30-х годов – это в основном портреты близких художнику людей. Кинорежиссеры Г.Александров и В.Барнет, актер Л.Леонидов и др. Если в портретах 20-х годов для Вильямса главным было показать эмоциональный тип и передать внешний облик модели, то главной особенностью портретных работ 30-х годов становится внимание художника к внутреннему миру модели, интерес к индивидуальным чертам натуры.
       Во время Великой Отечественной войны художник вместе с Большим театром находился в эвакуации в Куйбышеве (Самара). Главной задачей его становится приспособить декорации всех основных спектаклей театра к гораздо меньшей по размерам сцене. В Куйбышеве художник работает над постановкой оперы Д.Россини «Вильгельм Телль». Сюжет этого произведения о борьбе швейцарского народа за независимость против Австрии был созвучен тем переживаниям, которыми жили советские люди в годы войны.
       Вернувшись в 1943 году в Москву, Вильямс заканчивает начатое им до войны оформление спектакля М.А.Булгакова «Последние дни» («Пушкин») в МХАТ им. М.Горького.
       К творчеству А.С.Пушкина художник возвращается в 1944 году в связи с постановкой Большим театром оперы П.И.Чайковского «Евгений Онегин». Вильямсу хотелось «показать непривычную на оперной сцене красоту, построенную на тонких нюансах, дать ощущение воздуха и пространства.» Для каждой сцены (картины) художник сумел найти выразительные средства наиболее ярко раскрывающие пушкинские образы. Помещичий дом Лариных, в котором праздновался Татьянин день, поэтичный, насыщенный солнечным светом пейзаж в сцене свидания Татьяны и Онегина и полный трагизма, с черным небом, в сцене дуэли. Букет незабудок и любимые книги на комоде в комнате Татьяны и блистательный дворцовый зал с мраморными колоннами в последнем акте. Особенное внимание художник уделял использованию цветных лучей света для передачи определенного времени суток.
       Сразу после войны в 1945 году Вильямс работал над постановкой балета С.Прокофьева «Золушка». Богатая выдумка и художественная изобретательность, парадная яркость красок и блеск волшебных огней присущи декорациями «Золушки». Здесь были и движущаяся панорама сказочного дворца и смена «Времен года», и фейерверки в волшебном саду. Это были не декорации, а сменяющие друг друга феерические зрелища, созданные не только средствами живописи, но и театральной техникой. В результате возникало удивительное ощущение целостности спектакля за счет синтеза музыки, хореографии и живописи.
       За оформление спектаклей «Вильгельм Телль», «Золушка», «Ромео и Джульетта» Вильямсу неоднократно присуждались Сталинские премии (1942, 1946, 1947).
       В последние годы жизни Вильямс работал сразу над несколькими спектаклями. «Как закалялась сталь», «Красный галстук» для Государственного центрального детского театра. Балет Б.Асафьева «Медный всадник» для Ленинградского театра оперы и балета им. С.М.Кирова. Балеты А.Крейна «Дочь народа» и «Юность» для Большого театра.
       Вильямс воспринял лучшие традиции русской театрально-декорационной живописи, продолжил их на новой основе. С первых и до последних дней работы художника в театре он постоянно искал новые художественные средства оформления, помогающие не только образному раскрытию идеи спектакля, но и его эмоциональному звучанию.
       Художник умер 1 июля 1947 года.