Церетели Ираклий Георгиевич – политический деятель. Член Временного правительства – министр почт и телеграфов, министр внутренних дел. Заместитель председателя Президиума ВЦИК. Член правительства Грузии.

 

 

Ираклий Георгиевич Церетели (1881-1959)Церетели Ираклий Георгиевич (1881-1959), политический деятель. Один из лидеров меньшевиков, депутат 2-й Государственной думы. В 1917 г. заместитель председателя Президиума ВЦИК 1-го состава и министр почт и телеграфов в коалиционном Временном правительстве. С 1918 г. – член правительства Грузии. С 1921 г. в эмиграции.

 

Энциклопедический словарь «История Отечества с древнейших времен до наших дней»

 

***

 

Церетели Ираклий Георгиевич (20.11.1881, Кутаиси, - 20.5.1959, Нью-Йорк), российский политический деятель, один из лидеров меньшевизма. В социал-демократическом движении с 1902 г. Сын грузинского писателя Г. Е. Церетели. С 1903 г. редактор грузинского социал-демократического журнала «Квали» («Борозда»). В 1907 г. депутат 2-й Государственной думы, лидер социал-демократической фракции; после третьеиюньского переворота приговорён к каторге, с 1912 г. на поселении в Сибири. В 1917 г. в Петрограде; в мае - июле министр почт и телеграфов в буржуазном Временном правительстве, после Июльских дней 1917 г. министр внутренних дел. Член Президиума ВЦИК 1-го созыва. Участник Государственного совещания в Москве (август 1917 г.). Глава антисоветского блока в Учредительном собрании. С 1918 г. один из руководителей грузинских меньшевиков. После установления Советской власти в Грузии (1921 г.) эмигрировал во Францию, с 1940 г. в США. Вёл антисоветскую деятельность, был представителем грузинской социал-демократии в Международном социалистическом бюро и членом Исполкома 2-го Интернационала.

Церетели Ираклий Георгиевич (1881-1959) – русский и грузинский политический деятель, социал-демократ, один из лидеров РСДРП (фракция меньшевиков).

Родился 20 ноября 1881 г. в Кутаиси. Происходил из обедневшего дворянского рода, сын грузинского публициста Г. Е. Церетели. Гимназистом познакомился с народническими и марксистскими идеями.

В 1900 г. поступил на юридический факультет Московского университета. В 1902 за участие в студенческом движении сослан под административный надзор в Восточную Сибирь. В 1903 г. вернулся на Кавказ, вступил в РСДРП, стал членом ее Тифлисского комитета.

После II съезда РСДРП (1903 г.) – убежденный меньшевик, главный редактор журнала «Квали» («Борозда»). В 1904 г., опасаясь ареста, эмигрировал в Берлин, где поступил в университет, но заболев там туберкулезом, в конце 1905 г. вернулся в Грузию.

В 1907 г. – депутат II Государственной думы, председатель ее социал-демократической фракции, активный деятель аграрной комиссии.

В июне 1907 г. после роспуска Думы и ареста ее социал-демократической фракции был одним из депутатов, осужденных за мифическую «подготовку государственного переворота». Получил 5 лет каторги, замененной 6 годами тюрьмы (в связи с состоянием здоровья) в одиночном заключении с последующим поселением в Иркутской губернии. Находясь в ссылке в годы Первой мировой войны, возглавил группу ссыльных, обеспокоенных крахом II Интернационала и интернациональной идеи («интернационалистов»).

После Февральской революции 1917 г. – участник создания Комитета общественных организаций и Совета рабочих депутатов в Иркутске. 19 марта вернулся в Петроград, вошел в состав исполкома Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. На Всероссийском совещании Советов (29 марта - 3 апреля) выступал за продолжение участия России в войне, за передачу земли крестьянам только по решению Учредительного собрания. Решительно выступил против В. И. Ленина и его идеи, высказанной в Апрельских тезисах, о возможности перейти к социализму, обеспечив полновластие Советов.

5 мая 1917 г. вошел в состав Временного правительства как министр почт и телеграфов. По словам лидера кадетов П. Н. Милюкова, «из правоверного марксиста и прирожденного миротворца вышел замечательный специалист по междупартийной технике».

На I Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов (3-24 июня) выступил с докладом, в котором призвал привести армию в боевую готовность, чтобы она, «…если это окажется нужным, могла бы перейти в наступление» на фронте. Считал залогом окончания Первой мировой войны совместные усилия социалистов воюющих стран, для чего пытался организовать Стокгольмскую международную конференцию для обсуждения совместного плана действий.

Будучи противником политического авантюризма, заявил на том же I Всероссийском съезде Советов, что в России отсутствует политическая партия, способная взять в руки власть. В ответ на известную реплику Ленина «Есть такая партия!», именно Церетели ответил, что такая власть должна исключать «эксперименты, опасные для судеб революции».

Имевший немало сторонников на съезде, был избран членом Президиума ВЦИК съезда. 10 июня на собрании Президиума предлагал обезоружить большевиков: «Нельзя оставить в их руках пулеметы и оружие, заговоров мы не допустим», - заявил он, но поддержки не получил.

29 июня вместе с министром Временного правительства М. И. Терещенко вел переговоры в Киеве с Центральной Радой по поводу культурно-национальной автономии Украины. 3 июля на объединенном заседании ВЦИК и Исполкома Всероссийского совета конституционных демократов (ВСКД) выступал против ленинского лозунга «Вся власть Советам!», считая его гибельным для революции; убеждал, что если Петросовет захватит власть в столице, то «провинция пойдет против нас». Тем не менее, в июльском шовинистическом угаре российской прессы сумел быть объективным и распорядился (как министр почт) не печатать слухов о шпионаже Ленина в пользу Германии.

С 8 июля 1917 г. по совместительству был министром внутренних дел Временного правительства. Первым же его действием на этом посту был запрет уличных шествий и митингов. Однако 24 июля вышел из состава Временного правительства, собираясь все силы и время посвятить работе в Петросовете.

На Объединительном (меньшевики и большевики) VI съезде РСДРП (19-28 августа) был избран членом ЦК РСДРП. 27 августа на заседании ВЦИК и Исполкома ВСКД предложил предоставить А.Ф.Керенскому формирование правительства. Когда же 6 сентября Петросовет отказался поддержать это предложение и, напротив, обнародовал большевистскую резолюцию О власти (по сути – призыв к взятию власти) в знак протеста вместе со всем эсеро-меньшевистским президиумом Совета вышел из Петросовета.

После участия в работе Демократического совещания в Москве (12-15 сентября), на котором убеждал социал-демократов войти в коалицию с кадетами, уехал в Грузию. Уже без него совещание приняло внесенное им предложение именовать Предпарламент «Временным Советом Российской Республики».

Октябрьскую революцию 25-26 октября 1917 г. встретил враждебно, именовал большевиков «узурпаторами власти». Предлагал опираться на Кавказ, Сибирь и Украину, где есть «здоровые элементы, не признающие власть большевиков и способные воссоздать государственную жизнь».

В январе 1918 г., избранный в состав Учредительного собрания, выступил там с утверждением, что «революция в России одна, она началась в февральские дни», но теперь ее судьба под угрозой, поскольку «совершается… разделение России на два непримиримых лагеря», а «линия гражданской войны прошла через сердце демократии».

После разгона Учредительного собрания вернулся в Грузию, продолжал участвовать там в политической жизни, в частности пытался протестовать против Брестского мира. Несмотря на непримиримость и резкость стиля выступлений Церетели, все знавшие считали его блистательным оратором, в том числе и Ленин.

В мае 1918 г. Церетели принял участие в образовании независимой Грузинской демократической республики и был избран в исполком Национального совета Грузии. От Грузии в 1919-1920 гг. участвовал в конференциях – Парижской (Версальской) и в Сан-Ремо.

Известие о падении грузинского правительства в 1921 г. получил, находясь в Париже, после чего не стал возвращаться на родину. Представлял грузинских социал-демократов в Международном социалистическом бюро. В 1940 г. переехал из Франции в США, занялся публицистикой, написал известные воспоминания о событиях 1917 г.

Умер 21 мая 1959 г. в Нью-Йорке.

 

Сочинения: Церетели И. Воспоминания о Февральской революции, тт. 1-2, Париж, 1963.

 

Литература: Галили З. Лидеры меньшевиков в русской революции. Социальные реалии и политическая стратегия. М., 1993; Тютюкин С.В. Меньшевизм: Страницы истории. М., 2002.

 

Ирина Пушкарева

 

Энциклопедия «Кругосвет»

 

***

 

Церетели Ираклий Георгиевич (20 ноября 1881, Кутаис, – 21 мая 1959, Нью-Йорк). Из обедневшего старинного дворянского рода, сын Г. Е. Церетели – публициста, общественно-политического деятеля. Гимназистом познакомился с народническими и марксистскими идеями. В 1900 г. поступил на юридический факультет Московского университета. В 1901 г. председатель исполкома студенческих организаций Москвы, за участие в студенческом движении в числе других сослан в Восточную Сибирь, освобождён в 1903 г. Возвратившись на Кавказ, вступил в РСДРП, член Тифлисского комитета. После 2-го съезда партии (1903 г.) меньшевик, главный редактор журнала «Квали» («Борозда»). Весной 1904 г., спасаясь от ареста, уехал в Берлин, поступил в университет. Тяжело больной туберкулёзом, в 1905 г. вернулся в Кутаис. В 1907 г. избран депутатом 2-й Государственной Думы, член её аграрной комиссии, председатель социал-демократической фракции. Делегат 5-го (Лондонского) съезда РСДРП (1907 г.). В июне 1907 г., после роспуска Думы, в результате третьеиюньского переворота, осуждён на 5 лет каторги, заменённой по состоянию здоровья 6 годами тюрьмы с последующим поселением в Восточной Сибири. В начале первой мировой войны «интернационалист».

После Февральской революции 1917 г. участвовал в создании Комитета общественных организаций, Совета РД, Военной организации Иркутска. 19 марта вернулся в Петроград. Вошёл в состав исполкома Петроградского Совета. К этому времени определился как «революционный оборонец». 21-22 марта с этой позиции участвовал в выработке отношения Петроградского Совета к вопросу войны и мира. На Всероссийском совещании Советов (29 марта – 3 апреля) выступал с докладом об отношении к войне. В принятой по его предложению резолюции российские демократы призывались мобилизовать все силы страны для укрепления фронта и тыла. Считал залогом окончания войны совместные усилия социалистов в воюющих странах, для чего пытался организовать Стокгольмскую международную конференцию. 4 апреля на собрании социал-демократов (большевиков, меньшевиков, внефракционных) высказался за созыв общепартийного съезда. Выступал с резкой критикой Апрельских тезисов В. И. Ленина, их центральной идеи перехода России к социализму. Сторонник коалиции с буржуазией. 27 апреля выступал на заседании депутатов Государственной Думы всех 4 созывов: «Мы говорим народу: вот буржуи, вот ответственный орган буржуазии – Временное правительство, но мы добавляем: это представители той буржуазии, которые на общей демократической платформе условились отстаивать русскую свободу вместе с демократией...» («Революция 1917», т. 2, с. 77). 5 мая решением Петроградского Совета РСД введён во Временное правительство (министр почт и телеграфов). 7 мая на Всероссийской конференции меньшевистских и объединённых организаций говорил: «Я всегда был противником участия социалистов в буржуазном правительстве... Тем труднее мне было встать на теперешнюю мою позицию... В ходе развития революции выяснилось, что буржуазия оказалась не в состоянии выделить из своей среды власть, которая была бы достаточно сильна и смела, чтобы и расширять и укреплять дело революции внутри страны и в то же время демократизировать внешнюю политику»; рассказав о нараставшем в марте – апреле кризисе Временного правительства, Церетели продолжал: «Правительство поставило нас перед выбором: или оно уйдёт, или мы войдём в его состав, чтобы вместе делать дело революции... Власть фактически ушла, и перед нами стал выбор: или захват власти Советами, или вхождение в составленное на революционных началах Временное правительство. На первое мы пойти не могли, ибо тогда мы совершили бы ошибку, от которой некогда предостерегал ещё Энгельс, говоривший о трагизме положения пролетариата, захватившего власть в свои руки, когда нет объективных условий для осуществления пролетарской программы... После этого нам оставалось только одно – войти во Временное Революционное правительство. Совет признал эту необходимость и послал нас в состав Временного правительства» («Рабочая Газета», 1917, 9 мая). Из правоверного марксиста и прирождённого миротворца вышел замечательный специалист по междупартийной технике» (Милюков П. Н., Воспоминания государственного деятеля, Нью-Йорк, 1982, с. 374). 22 мая Временное правительство командировало М. И. Скобелева и Церетели в Кронштадт, так как его Совет РСД объявил 17 мая, что не признаёт Временное правительство; переговоры завершились соглашением.

4 июня Церетели отчитывался 1-му Всероссийскому съезду Советов РСД о деятельности правительства: отвергал возможность сепаратного мира, говорил о необходимости приведения армии в боевую готовность, чтобы она, «...если это окажется нужным, могла бы перейти в наступление» («1-й съезд Советов», т. 1, с. 60), обосновывал необходимость единения всех сил, чтобы не допустить распада государства и гражданской войны, утверждал, что «...в России нет политической партии, которая говорила бы: дайте в наши руки власть...» (там же, с. 65). На реплику В. И. Ленина «Есть!» Церетели отвечал, что власть должна быть достаточно сильной, «...чтобы противостоять тем, кто решается на эксперименты, опасные для судеб революции...» (там же, с. 66). 9 июня, возражая Л.Д. Троцкому, утверждал, что позиция большевиков «...слабый пункт нашей революции. Сейчас контрреволюция в прямой борьбе не страшна. Но она в нашу крепость революции может ворваться через эти ворота» (там же, с. 361). Избран членом ВЦИК, член Президиума ВЦИК. 11 июня на совместном заседании исполкома Петроградского Совета и Президиума съезда Советов по поводу готовившейся на 10 июня демонстрации заявил: «Большевиков надо обезоружить... Нельзя оставить в их руках пулемёты и оружие, заговоров мы не допустим» («Революция 1917», т. 3. с. 57). 28 июня вместе с М. И. Терещенко приехал в Киев (29 июня прибыл и А. Ф. Керенский) для переговоров с Центральной Радой после того, когда, кроме ранее высказанных требований культурно-национальной автономии, появились заявления о необходимости национально-территориальной автономии и создания украинской национальной армии; было достигнуто компромиссное решение. Министры-кадеты, в знак протеста против «Декларации Временного правительства к Украинской Раде» (от 2 июля), вышли из правительства. На совместных заседаниях ВЦИК Советов РСД и Исполкома Всероссийского Совета КД, собиравшихся в условиях правительственного кризиса, 3 июля Церетели говорил в докладе, что лозунг «Вся власть Советам!» гибелен для революции, а 4 июля, что если в Петрограде Совет захватит власть, то «провинция пойдёт против нас». (Ночью Н. С. Чхеидзе и Церетели предложили редакциям газет не печатать домыслы о шпионаже Ленина в пользу Германии.) В принятой 7 июля по докладу Церетели резолюции говорилось: «Резкий перелом в настроении широких масс, вызванный авантюристской попыткой вооруженного наступления против Временного правительства, поддерживаемого органами революционной демократии, попыткой, которую подготовили анархо-большевистские элементы и действующие под их флагом тёмные силы, провокаторы и черносотенцы, ставят перед страной действительную опасность контрреволюции» (там же, т. 3, с. 323).

8 июля временно по совместительству назначен министром внутренних дел. 13 июля подписал распоряжение о запрещении всех шествий и уличных собраний в Петрограде. 18 июля с В. М. Черновым добился внесения в закон о выборах в Учредительное Собрание поправки о лишении членов дома Романовых избирательных прав. 24 июля вышел из Временного правительства, чтобы сосредоточиться на работе в Совете. В августе делегат Объединительного съезда РСДРП, избран членом ЦК РСДРП(о). Выступая 19 августа на съезде с докладом «Политическое положение и задачи партии», констатировал, что «настал момент террористической политики для предупреждения гражданской войны и разложения фронта» (там же, т. 4, с. 74). 27 августа объединённое заседание ВЦИК Советов РСД и Исполкома Всероссийского Совета КД приняло предложенную Церетели резолюцию: «Предоставляя товарищу Керенскому формирование правительства, центральной задачей которого должна являться самая решительная борьба с заговором генерала Корнилова, ЦИК Советов РСД и Исполком Совета КД обещают правительству самую энергичную поддержку в этой борьбе» (там же, с. 105). После принятия 31 августа Петроградским Советом большевистской резолюции «О власти» в знак протеста вместе со всем эсеро-меньшевистским Президиумом Петроградского Совета 6 сентября Церетели сложил свои полномочия. 14 сентября на Демократическом совещании утверждал, что однородная демократическая власть не в силах решить стоящие задачи, отстаивал коалицию с кадетами, утверждал, что за Л. Г. Корниловым пошли только авантюристические элементы средней и крупной буржуазии, настаивал на подотчётности Временного правительства создаваемому Предпарламенту. 24 сентября заседание представителей революционной демократии и буржуазии приняло предложение Церетели назвать Предпарламент «Временным Советом Российской Республики». Выступал за передачу земли крестьянам, но только по решению Учредительного Собрания, созыв которого, на его взгляд, демократические силы непростительно затянули.

Октябрьскую революцию встретил враждебно. 10 ноября на заседании Собора земств и городов в докладе «О текущем моменте» говорил: «...ценой потери своей популярности мы пытались предотвратить массы от этой кровавой выучки...» (там же, т. 6, с. 117); в принятой по его предложению резолюции заявлялось о необходимости приступить «к созданию демократического центра, который должен быть противопоставлен узурпаторам власти...» (там же, с. 124). 12 ноября на Бюро ЦИК 1-го созыва, не признававшего Советскую власть, предлагал опираться на Кавказ, Сибирь и Украину, где есть «здоровые элементы, не признающие власть большевиков и способные воссоздать государственную жизнь» (там же, с. 132). 7 декабря на съезде РСДРП (объединённой) избран в ЦК.

5 января 1918 г. на заседании Учредительного Собрания говорил:» Революция в России одна, – она началась в февральские дни, она пережила тяжёлые испытания, но самые тяжёлые испытания она переживает в настоящий момент. На её плечи взваливается ноша, которая может раздавить её на долгую жизнь? совершается? разделение России на два непримиримых лагеря... линия гражданской войны прошла через сердце демократии» (Учредительное Собрание», с. 47). Несмотря на непримиримость и резкость в полемике по политическим вопросам, современники отмечали благородство Церетели и личное обаяние, что вызывало уважение к нему в широких общественных кругах. В.И. Ленин, после убийства 7 января Ф. Ф. Кокошкина и А. И. Шингарёва, через посредников посоветовал Церетели уехать в Грузию (см.: Денике Ю. П., И. Г. Церетели, «Новый журнал», 1959, № 57, с. 284). Возвратившись в Тифлис, по-прежнему пытался активно участвовать в политической жизни, боролся против заключения Брестского мирного договора. Считал, что Грузия не может противостоять в одиночку большевистской России, выступал за объединение закавказских народов: «...если будет разрушено внутреннее единство народов Закавказья, – мы будем растоптаны» («Речи», т. 2, с. 100-01). После распада Закавказской федерации Церетели видел единственную защиту малых народов в международной демократии (там же, с. 121). Член исполкома Национального Совета Грузии, который с 25 мая по его предложению стал именоваться Парламентом; 26 мая участвовал в принятии решения о провозглашении независимой Грузинской демократической республики.

В феврале 1919 г. – апреле 1920 г. член делегации Грузии на Версальской, затем Сан-Ремской конференциях. С 1921 г. в эмиграции во Франции, с 1940 г. в США. Представитель грузинской социал-демократии в Международном социалистическом бюро, член исполкома 2-го Интернационала; противник большевизма, автор работ об участниках и проблемах социал-демократического движения.

 

Сочинения: Речи, т. 1-2, П.-Тифлис, 1917-18; Воспоминания о Февральской революции, т. 1-2, Париж, 1963.

 

Литература: Потресов А.Н., Речи Церетели, в книге: А.Н. Потресов, 1869 – 1934, Париж, 1937; Николаевский Б., И.Г. Церетели. (Страницы биографии), «Соц. вестник», 1959, № 6 – 12; 1960, № 2/3; Денике Ю.П., Восп. Церетели, «Новый журнал», 1964, т. 76; Авалов 3., Независимость Грузии в международной политике. 1918 – 1921, Нью-Йорк, 1982, с. 185 – 86; Бургина А., Социал-демократическая меньшевистская литература. Библиографический указатель, Стэнфорд, 1968.

 

Н. Л. Барсукова.

 

Биографический словарь «Политические деятели России. 1917»