Опера "Пиковая дама". Действие 2. Сцена 1. Кто пылко и страстно любя!

 

            Пастораль закончилась.

Уходят все попарно. По окончании интермедии не­которые гости встают, другие оживленно беседуют, оставшись на местах. Герман подходит к авансцене -  ремарка П. Чайковского  в партитуре.

 

ГЕРМАН (задумчиво).

«Кто пылко и страстно любя!»

Что ж? разве не люблю я? Конечно... да!         

 

            Герман замечает Лизу; она в маске. Лиза обращается к нему (в оркестре звучит искаженная мелодия любви:  в сознании Германа  наступил перелом, теперь  им  руководит не любовь к Лизе,  а неотвязная мысль о трех картах). Она передает ему ключ от потаенной двери в саду,  чтобы  он  мог проникнуть к ней в дом.  Лиза ждет его завтра, но Герман намеревается быть у нее уже сегодня.

            Финал  третьей картины очень эффектен: все ожидают появления императрицы. Звучит польский (полонез) и известное «Гром победы раздавайся». Появляются попарно  пажи, за ними придворные  дамы и фрейлины; последние низко приседают, мужчины делают глубокий придворный поклон.

взволнованный Распорядитель.  Он сообщает, что вот-вот на бал явится императрица, конечно, Екатерина.             Известие и прибытии императрицы делает возможным уточнение времени действия оперы: «не позднее 1796 года», поскольку в этом году Екатерина II умерла.  Вообще с выведением в опере императрицы у Чайковского возникли трудности - те же,  что раньше возникли у Н. А. Римского-Корсакова при постановке «Псковитянки». Дело в том, что еще Николай I в 40-е годы своим высочайшим повелением запретил выводить на оперной  сцене царствовавших особ дома Романовых (причем в драмах и трагедиях делать это разрешалось); объяснялось это тем, что не хорошо будет, если царь или царица вдруг запоют песенку. Известно письмо П. И. Чайковского директору императорских театров И. А. Всеволожскому,  в котором он,  в частности,  пишет: «Ласкаю себя надеждой, что великий князь Владимир Александрович уладит вопрос о появлении Екатерины к концу 3-й  картины».) Строго говоря, картина эта завершается лишь приготовлением к встрече императрицы: «Мужчины становятся в позу низкого придворного поклона. Дамы глубоко приседают. Появляются пажи» - такова последняя  авторская  ремарка  в  этой картине. Хор славит Екатерину и восклицает: «Виват! Виват!». Занавес медленно  опускается.

 

© Александр МАЙКАПАР