В.Л. БОРОВИКОВСКИЙ. Портрет неизвестного генерала из семьи Бенкендорф. Середина 1800-х

Имя Владимира Боровиковского стоит в ряду самых крупных русских портретистов. Его отношение к своим моделям, задачи, которые он ставил перед собой в портретах, а также художественные приемы, которыми он пользовался, значительно отличают художника от его современников. Александр Бенуа писал о творчестве мастера: "Самая живопись Боровиковского, его кисть, его система накладывать краски, если и не обладали той тонкостью и эмалеватостью, которыми в лучший свой период отличался Левицкий, все же были сами по себе великолепны; где нужно, он втирал краску, - и там невозможно уловить его работу, местами щеголял размашистым и гибким письмом, а то сдерживал себя, со вниманием оттенял нежные отливы материи, с фокуснической ловкостью отчеканивал (например, в звездах и бриллиантах) каждый мазок". Произведения художника были прекрасно исполнены и свидетельствовали о таланте живописца, который получил официальное признание: в 1795 году ему присвоили звание академика, а в 1802 году - советника Императорской Академии художеств.

В творчестве Боровиковского заметны влияния новых времен и стилевых веяний, что особенно зримо проявляется в поздних работах художника, выполненных в стиле классицизма. В эти годы изменяется и живописная манера художника, его краски становятся более плотными, формы более четкими, линии упрощаются, а колорит наполняется все более контрастными сочетаниями. Однако связь с искусством предыдущей эпохи остается еще довольно заметной, во многих портретах мастера сохраняется еще пейзажный романтический фон и прозрачность лессировок с тонкой градацией оттенков. Этот двойственный характер портретной живописи Боровиковского начала 19 века, ее принадлежность двум таким различным столетиям вполне выражена в "Портрете неизвестного генерала из семьи Бенкендорф".

Портрет неизвестного генерала из семьи Бенкендорф был написан уже в начале нового XIX столетия, когда "дней Александровых прекрасное начало" явило нового героя, человека деятельного, порывистого, полного тревог и надежд. На портрете Боровиковского, возможно, изображен Иван Иванович Бенкендорф (1765-1841), который в первые годы нового царствования получил генеральский чин (1802) и орден святой Анны первой степени (1805). Эти факты из жизни генерала послужили основой для атрибуции портрета, который ранее считался портретом генерала от инфантерии Христофора Ивановича Бенкендорфа, старшего брата Иван Ивановича. Графы и дворяне Бенкендорфы относятся к прибалтийскому дворянству, один из их ранних предков был в 17 веке старшим бургомистром города Риги. Затем они получили земли в Калужской и Тамбовской губерниях, где и поселился генерал со своей супругой Елизаветой Ивановной и четырьмя детьми, когда вышел в отставку. Самым известным представителем рода стал Александр Христофорович Бенкендорф, племянник Ивана Ивановича, основатель III Отделения Собственной Его Величества Канцелярии, глава политического сыска в России во времена Николая Павловича.

В отличие от многих портретов этих лет изображение генерала из семьи Бенкендорф решено более динамично и эмоционально. Этому способствует экспрессивная композиция с резким разворотом фигуры, броский колорит с контрастным сочетанием темно-зеленого и красного, а также излюбленный прием Боровиковского - пейзажный фон с предгрозовыми небесами. С этой же целью автор избирает для своего произведения овальный формат, придающий дополнительную динамику портрету. Одет Бенкендорф в общегенеральский мундир зеленого цвета с высоким красным воротником и черным галстуком, на правом плече выделяется плетенный из золотого галуна погон, обычно украшавший мундиры генеральского состава в самом начале 19 века. Герой портрета Боровиковского с его горделивой осанкой и решительным взглядом производит впечатление человека активного с открытым характером и позитивным мировосприятием. Этот образ прочно связан со своей эпохой, именно такие героические воины противостояли неприятелю в ходе многочисленных войн начала 19 века.

Орден святой Анны первой степени

Этот орден - первый из иностранных орденов, включенных в российскую наградную систему (в 1797 году). Он был учрежден в Голштинии отцом будущего российского императора Петра III герцогом Голштейн-Готторнским Карлом Фридрихом в 1735 году в честь десятилетия его свадьбы с дочерью Петра Великого Анной Петровной (она скончалась в 1728 году). Аббревиатура орденского девиза "AIPF", помещавшаяся на оборотной стороне знака, часто расшифровывалась как "Anna Imperatori Petri Filia" ("Анна, Императора Петра Дочь").

Первоначально орден имел одну степень и его знак представлял собой золотой крест с красными эмалевыми лучами, между которыми помещался ажурный орнамент, часто украшавшийся драгоценными камнями. В центре креста имелся медальон с изображением Святой Анны. Знак носили на шее на красной ленте с желтыми полосками по краям. Звезда ордена была восьмиконечной, шестой, с девизом ордена по-латыни и красным крестом центре; ее носили на правой стороне груди. Число кавалеров ордена ограничивалось 15, ими могли стать лица в чине не ниже полковника. Гроссмейстером ордена герцог назначил своего сына Карла Петра Ульриха, внука Петра I.

В 1742 году бездетная российская императрица Елизавета Петровна, младшая сестра его матери, пригласила малолетнего герцога в Россию и объявила его своим наследником. С этого момента голштинским орденом Св. Анны начали награждать и в России. После убийства в 1762 году Петра III гроссмейстером стал его сын, цесаревич Павел Петрович.

В 1773 году мать Павла, императрица Екатерина II отказалась от прав династии Романовых на Голштейн-Готторнские владения и титулы, после чего орден Св. Анны утратил государственную принадлежность. Но при этом Екатерина продолжала награждать данным орденом своих подданных, а Павел вынужден был подписывать наградные листы, не имея возможности самому определять, кого следует сделать кавалером ордена. Чтобы все-таки суметь награждать своих сторонников, Павел тайком от матери учредил как бы младшую степень ордена в виде маленького круглого знака с красным анненским крестом. Знак имел винт на оборотной стороне для крепления к эфесу сабли или шпаги таким образом, чтобы его всегда можно было прикрыть рукой (от Екатерины и ее соглядатаев).

Лишь в 1797 году, после воцарения Павла I орден Св. Анны стал полноправным российским орденом, но уже разделенным на 3 степени.

1-я степень ордена имела вид уже знакомого нам знака носимого у правого бедра на широкой ленте тех же цветов, надеваемой через левое плечо. Звезду к ордену 1-ой степени по-прежнему носили на правой стороне груди.

Знак ордена 2-ой степени, меньшего размера, носили на шее на более узкой ленте; звезда ко 2-ой степени не полагалась.

Знак ордена 3-й степени сохранил вид и способ ношения "подпольного" павловского знака. 1-ой степени ордены могли быть удостоены лица в чине не ниже IV класса (генерал-майоры или действительные статские советники), 2-ой степени - не ниже VI класса (полковники или статские советники). Орден 3-й степени был чисто военным орденом (единственный случай в российской наградной системе, когда какая-то степень ордена предназначалась исключительно для награждения одного-единственного сословия). Им мог быть награжден любой офицер, начиная с низшего XIV класса (прапорщик, корнет или хорунжий). Награждали 3-й степенью офицера не только за конкретный подвиг, но и за участие в данном сражении, а также за ранение, поэтому большинство воевавших офицеров имели орден Св. Анны 3-й степени. Согласно статуту, знак 3-й степени никогда не снимался, в том числе и при награждении орденом Св. Анны высших степеней (снова исключение в наградной системе).

Жукова А.В.

www.radmuseumart.ru

© Саратовский государственный художественный музей имени А.Н.Радищева