ДРЕВНИЙ РИМ, государство древних римлян в VIII в. до н.э. – V в. н.э.

Римская история делится на три основных периода – царский (середина VIII до н.э. – 510 до н.э.), республиканский (510–30 до н.э.) и императорский (30 до н.э. – 476 н.э.).

Ранняя римская история. Царский период. С середины II тыс. до н.э. в нижнем течении Тибра в северном Лации (Средняя Италия) расселились латино-сикульскими племена, ветвь италиков, пришедших на Апеннинский п-ов из придунайских областей в начале II тыс. до н.э. Латины обосновались на холмах Палатин и Велия, соседние холмы заняли сабины. В результате синойкизма (объединения) нескольких латинских и сабинских поселков в середине VIII в. до н.э. (традиция датирует это событие 754–753 до н.э.) на Капитолийском холме была выстроена общая для всех крепость – Рим. Предание приписывает это деяние Ромулу, царевичу из города Альба-Лонга. Первоначально римская городская община (народ) состояла из трех триб (племен) – рамнов, тициев и луцеров, делившихся на тридцать курий (союзов мужчин-воинов), а те – на сто родов (gentes). Римский род был отцовским с правом взаимного наследования; он мог принять в свой состав чужаков, имел свой религиозный культ, общее место поселения и погребения; его члены носили одно родовое имя, которое восходило к мифическому или реальному предку, и были обязаны оказывать друг другу помощь. Род состоял из больших (три поколения) отцовских семей (familia). Земля находилась в собственности рода – лесами и пастбищами родичи пользовались сообща, а пашня делилась между семьями. Управляли Римом комиции (народные собрания мужчин-воинов), сенат (совет глав семей) и царь. Участники комиций собирались по куриям (куриатные комиции). Царь совмещал функции военного предводителя, жреца и судьи; он избирался комициями по рекомендации сената.

Члены римских родов являлись квиритами – полноправными гражданами (патрициями). Особую категорию составляли клиенты – люди, зависимые от отдельных квиритов и находящиеся под их покровительством. Возможно, клиентами становились обедневшие квириты, вынужденные искать защиты у своих родичей или у членов других родов.

Из легендарного списка семи царей первым достоверным был Нума Помпилий, вторым – Анк Марций, после которого престол перешел к этрусской династии (Тарквиний Древний, Сервий Туллий, Тарквиний Гордый). При них римляне покорили ряд соседних латинских городов и переселили их жителей в Рим; имела место и добровольная иммиграция. Первоначально переселенцев включали в трибы и курии; позже доступ туда был закрыт. В результате образовалась группа неполноправных граждан – плебеями (plebes); они не входили ни в сенат, ни в комиции (т.е. лишены права голоса) и не могли служить в войске; государство предоставляло им лишь небольшой надел, но они не имели права на получение части «общественного поля» (фонда земель, захваченных римлянами у соседей).

Демографический рост провоцировал территориальную экспансию; усиление в результате постоянных войн власти царя как предводителя войска вызывало противодействие сената, в значительной степени контролировавшего комиции. Цари пытались ослабить родовую организацию, основу могущества глав патрицианских семей, и опереться на плебеев, включив их в политическую и военную организацию (это позволяло также укрепить армию). В середине VI в. до н.э. Сервий Туллий ввел новое административное деление Рима и округи: он учредил вместо трех родовых триб двадцать одну территориальную, смешав тем самым патрициев с плебеями. Сервий разделил все мужское население Рима (и патрициев, и плебеев) на шесть разрядов по имущественному признаку; каждый разряд был обязан выставлять определенное число вооруженных отрядов – сотен (центурий). Отныне народное собрание для решения главных политических вопросов собиралось уже не по куриям, а по центуриям (центуриатные комиции); в ведении куриатных комиций остались в основном религиозные дела.

Рост власти царей в VI в. до н.э. выразился в исчезновении принципа их выборности и принятии ими новой царской атрибутики, заимствованной у этрусков (золотая корона, скипетр, трон, особая одежда, служители-ликторы). Раннеримская монархия попыталась встать над обществом и его традиционными институтами; абсолютистские тенденции особенно усилились при Тарквинии Гордом. Однако родовой аристократии удалось в 510 до н.э. изгнать Тарквиния и установить республиканский строй.

Республиканский Рим. Борьба плебеев и патрициев (495–287 до н.э.). Свержение монархии не привело к кардинальным изменениям в государственном устройстве Рима. Место пожизненного царя заняли два избираемых центуриатными комициями на один год из числа патрициев претора («впереди идущие»); с середины V в. их стали называть консулами («совещающимися»). Они созывали и руководили заседаниями сената и народного собрания, контролировали выполнение принятых этими органами решений, распределяли граждан по центуриям, следили за сбором податей, осуществляли судебную власть, во время войны командовали войсками. Правомочными были только их совместные решения. По истечении срока полномочий они отчитывались перед сенатом и могли быть подвергнуты судебному преследованию. Помощниками консулов по судебным делам были квесторы, к которым позже перешло заведование казной. Высшим государственным органом осталось народное собрание, которое утверждало законы, объявляло войну, заключало мир, избирало всех должностных лиц (магистратов). В то же время возросла роль сената: ни один закон не вступал в силу без его одобрения; он контролировал деятельность магистратов, решал внешнеполитические вопросы, осуществлял надзор над финансами и религиозной жизнью; постановления сената (сенатус-консульты) становились законами.

Основным содержанием истории раннереспубликанского Рима была борьба плебеев за равноправие с патрициями, которые в качестве полноценных граждан монополизировали право заседать в сенате, занимать высшие магистратуры и получать («оккупировать») землю из «общественного поля»; плебеи требовали также отмены долговой кабалы и ограничения долгового процента. Рост военной роли плебеев (к началу V в. до н.э. они уже составляли основную часть римской армии) позволил им оказывать эффективное давление на патрицианский сенат. В 494 до н.э. после очередного отказа сената удовлетворить их требования они удалились из Рима на Священную гору (первая сецессия), и патрициям пришлось пойти на уступки: была учреждена новая магистратура – народные трибуны, избиравшиеся исключительно из плебеев (первоначально два) и обладавшие священной неприкосновенностью; они имели право вмешиваться в деятельность остальных магистратов (интерцессия), налагать запрет на любые их решения (вето) и привлекать их к судебной ответственности. В 486 до н.э. консул Спурий Кассий предложил раздать половину захваченной у герников земли и часть расхищенного патрициями «общественного поля» плебеям и союзным латинским общинам; сенаторы не допустили принятия этого закона; Кассий был обвинен в государственной измене и казнен. В 473 до н.э. народного трибуна Гнея Генуция убили накануне назначенного им суда над обеими консулами. В 471 до н.э. плебеям удалось добиться принятия закона об избрании народных трибунов трибутными комициями (собраниями плебеев по трибам): таким образом патриции лишились возможности влиять на выборы через своих вольноотпущенников. В 457 до н.э. число народных трибунов возросло до десяти. В 456 до н.э. народный трибун Луций Ицилий провел закон о предоставлении плебеям и переселенцам права застройки и возделывания земли на Авентинском холме. В 452 до н.э. плебеи вынудили сенат создать комиссию из десяти членов (децемвиров) с консульской властью для записи законов, прежде всего ради фиксации (т.е. ограничения) полномочий патрицианских магистратов; деятельность консулов и народных трибунов на время работы комиссии была приостановлена. В 451–450 до н.э. децемвиры составили законы, которые были выгравированы на медных досках и выставлены на Форуме (законы Двенадцати таблиц): они защищали частную собственность; утверждали суровое долговое право (должника могли продать в рабство и даже казнить), установив при этом предел ростовщического процента (8,33% годовых); определяли юридический статус основных социальных категорий римского общества (патрициев, плебеев, патронов, клиентов, свободных, рабов); запрещали браки плебеев с патрициями. Эти законы не удовлетворили ни плебеев, ни патрициев; злоупотребления децемвиров и их попытка продлить свои полномочия спровоцировали в 449 до н.э. вторую сецессию плебеев (на Священную гору). Децемвирам пришлось отказаться от власти; консулат и трибунат были восстановлены. В том же году консулы Луций Валерий и Марк Гораций провели закон об обязательности для всех граждан, в том числе и для патрициев, решений трибутных комиций (плебисцитов), если они получат одобрение сената. В 447 до н.э. к трибутным комициям перешло право избирать квесторов. В 445 до н.э. по инициативе народного трибуна Гая Канулея был отменен запрет на браки плебеев и патрициев. Рост влияния плебеев выразился и в учреждении должности военных трибунов с консульской властью, которую они имели право занимать. В 444, 433–432, 426–424, 422, 420–414, 408–394, 391–390 и 388–367 до н.э. военные трибуны с консульской властью (от трех до восьми) исполняли вместо консулов обязанности высших должностных лиц Республики; правда до начала IV в. до н.э. на этот пост избирались исключительно патриции, и только в 400 до н.э. его занял плебей Лициний Кальв. В 443 до н.э. консулы лишились права распределять граждан по центуриям, которое было передано новым магистратам – двум цензорам, избиравшимся из числа патрициев раз в пять лет центуриатными комициями сроком на 18 месяцев; постепенно в их ведение перешли составление списка сенаторов, контроль за сбором налогов и надзор за нравами. В 421 до н.э. плебеи получили право занимать должность квестора, хотя реализовали его лишь в 409 до н.э. После десятилетней ожесточенной борьбы с патрициями народные трибуны Лициний Столон и Секстий Латеран одержали в 367 до н.э. решающую победу: был установлен предел выделяемой из «общественного поля» земли (500 югеров = 125 га) и значительно облегчено долговое бремя; реставрировался институт консулов при условии, что один из них обязательно будет плебеем; однако сенат добился передачи судебной власти от консулов преторам, избираемым из патрициев. Первым консулом-плебеем стал Лициний Столон (366 до н.э.), первым диктатором-плебеем – Марций Рутул (356 до н.э.). С 354 до н.э. плебеи получили возможность влиять на состав сената: теперь он комлектовался из бывших высших магистратов, часть которых уже не принадлежала к патрициям; только они обладали правом вносить предложения и участвовать в их обсуждении. В 350 до н.э. был избран первый цензор из плебеев. В 339 до н.э. закон Публилия закрепил одно из цензорских мест за плебейским сословием. В 337 до н.э. плебеям стала доступна и должность претора. Активизация во второй половине IV в. до н.э. политики выведения колоний малоземельных граждан в разные области Италии позволила частично снять остроту аграрного вопроса. В 326 до н.э. народный трибун Петелий провел закон об упразднении долговой кабалы для римских граждан – отныне они отвечали за долг лишь своим имуществом, но не своим телом. В 312 до н.э. цензор Аппий Клавдий разрешил гражданам, не имевшим земельной собственности (торговцам и ремесленникам), приписываться не только к городским, но и к сельским трибам, что усилило их влияние в комициях; он также попытался включить в число сенаторов некоторых сыновей вольноотпущенников. В 300 до н.э. по закону братьев Огульниев плебеи получили доступ в жреческие коллегии понтификов и авгуров, состав которых ради этого увеличили вдвое. Таким образом, все магистратуры оказались открытыми для плебеев. Их борьба с патрициями завершилась в 287 до н.э., когда после их очередной сецессии (на Яникульский холм) диктатор Квинт Гортензий провел закон, согласно которому решения трибутных комиций получали законную силу и без санкции сената.

Победа плебеев привела к изменению социальной структуры римского общества: добившись политического равноправия, они перестали быть сословием, отличным от сословия патрициев; знатные плебейские роды составили вместе со старыми патрицианскими родами новую элиту – нобилитет. Это способствовало ослаблению внутриполитической борьбы в Риме и консолидации римского общества, что позволило ему мобилизовать все свои силы для проведения активной внешнеполитической экспансии.

Завоевание Римом Италии. При Республике территориальная экспансия римлян активизировалась. На первом этапе (завоевание Лация) их основными противниками на севере были этруски, на северо-востоке – сабины, на востоке – эквы и на юго-востоке – вольски.

В 509–506 до н.э. Рим отразил наступление этрусков, выступивших в поддержку свергнутого Тарквиния Гордого, а в 499–493 до н.э. одержал верх над Арицийской федерацией латинских городов (Первая Латинская война), заключив с ней союз на условиях невмешательства во внутренние дела друг друга, взаимной военной помощи и равенства при разделе добычи; в 486 до н.э. к этому союзу присоединились герники. Это позволило римлянам начать серию войн с сабинами, вольсками, эквами и могущественным южноэтрусским городом Вейи, которые длились целое столетие. После многократных побед над соседями и захвата в 396 до н.э. Вей Рим установил гегемонию в Лации.

Укрепление внешнеполитических позиций римлян в Средней Италии было прервано нашествием галлов, которые в 390 до н.э. разгромили римскую армию у реки Аллия, захватили и сожгли Рим; римляне укрылись в Капитолии. Согласно легенде, гуси, посвященные богине Юноне, разбудив своим криком его защитников, сорвали ночную попытку врагов тайно проникнуть в крепость. Хотя галлы вскоре покинули город, влияние римлян в Лации значительно ослабло; союз с латинами фактически распался; в 388 до н.э. от Рима отложились герники; против него возобновили войну вольски, этруски и эквы. Однако римлянам удалось отразить натиск соседних племен. После нового галльского вторжения в Лаций в 360 до н.э. возродился римско-латинский союз (358 до н.э.); в 354 до н.э. был заключен договор о дружбе с могущественной Самнитской федерацией. К середине IV в. до н.э. Рим установил полный контроль над Лацием и Южной Этрурией и начал экспансию в других районах Италии.

В 343 до н.э. жители кампанского города Капуи, понеся поражение от самнитов, перешли в римское подданство, что вызвало Первую Самнитскую войну (343–341 до н.э.), закончившуюся победой римлян и подчинением Западной Кампании.

Рост могущества Рима привел к обострению его отношений с латинами; отказ римского сената закрепить за ними одно консульское место и половину мест в сенате спровоцировал Вторую Латинскую войну (340–338 до н.э.), в итоге которой Латинский союз был распущен, часть земель латинов конфискована, с каждой общиной заключен отдельный договор. Жители ряда латинских городов получили римское гражданство; остальные были уравнены с римлянами только в имущественных (право приобретать собственность и вести торговлю в Риме, право вступать в брак с римлянами), но не в политических правах (граждане без права голоса), которые они, однако, могли обрести при переселении в Рим.

В ходе Второй (327–304 до н.э.) и Третьей (298–290 до н.э.) Самнитских войн римляне при поддержке луканов и апулов разгромили Самнитскую федерацию и нанесли поражение ее союзникам – этрускам и галлам. Самниты были вынуждены вступить в неравноправный союз с Римом и уступить ему часть своей территории. В 290 до н.э. римляне подчинили сабинов, предоставив им гражданство без права голоса; они заняли также ряд районов Пицена и Апулии. В результате войны 285–283 до н.э. с луканами, этрусками и галлами Рим укрепил свое влияние в Лукании и Этрурии, установил контроль над Пиценом и Умбрией и овладел Сенонской Галлией, превратившись в гегемона всей Средней Италии.

Проникновение Рима в Южную Италию (захват Фурий) привело в 280 до н.э. к войне с Тарентом, самым могущественным из государств Великой Греции (колонизованное греками южноиталийское побережье), и его союзником эпирским царем Пирром. В 286–285 до н.э. римляне победили Пирра, что позволило им к 270 до н.э. подчинить Луканию, Бруттий и всю Великую Грецию. В 269 до н.э. был окончательно покорен Самний. Завоевание Римом Италии вплоть до границ с Галлией завершилось в 265 до н.э. взятием Вольсиний в Южной Этрурии. Общины Южной и Средней Италии вошли в Италийский союз во главе с Римом.

Превращение Рима в мировую державу (264–30 до н.э.). Начавшаяся экспансия Рима за пределы Италии сделала неизбежным его столкновение с Карфагеном, ведущей державой Западного Средиземноморья. Вмешательство римлян в сицилийские дела в 265–264 до н.э. вызвало Первую Пуническую войну (264–241 до н.э.). В первый ее период (264–255 до н.э.) успех первоначально сопутствовал римлянам: они овладели большей частью Сицилии и, построив флот, лишили карфагенян господства на море; однако в ходе Африканской экспедиции 256–255 до н.э. их армия была разгромлена, а флот уничтожен бурей. На втором этапе (255–241 до н.э.) театром военных действий вновь стала Сицилия; война шла с переменным успехом; перелом наступил только в 241 до н.э., когда римляне разбили карфагенский флот у Эгатских островов и блокировали карфагенские крепости Лилибей и Дрепану в Западной Сицилии. Карфагену пришлось пойти на мирный договор с Римом, уступив ему свои сицилийские владения. Рим превратился в сильнейшее государство Западного Средиземноморья. См. ПУНИЧЕСКИЕ ВОЙНЫ.

В 238 до н.э. римляне захватили принадлежавшие Карфагену острова Сардинию и Корсику, сделав их в 227 до н.э. вместе с Сицилией первыми римскими провинциями. В 232 до н.э. у этрусского порта Теламон (при впадении Омброны в Тирренское море) они разгромили полчища галлов, вторгшихся в Среднюю Италию. В 229–228 до н.э. в коалиции с Ахейским и Этолийским союзами Рим одержал победу над иллирийцами (Первая Иллирийская война), нападавшими на торговые суда в Адриатическом море, и захватил часть Иллирийского побережья (совр. Албания); иллирийские племена обязались платить дань римлянам. В 225–224 до н.э. римские войска оккупировали Циспаданскую Галлию (страну галлов к югу от реки Падус – совр. По), а в 223–220 до н.э. – Транспаданскую Галлию (страну галлов к северу от Падуса), установив контроль над Северной Италией. В 219 до н.э. римляне выиграли Вторую Иллирийскую войну, закрепив свое владычество на Адриатике.

Воспользовавшись борьбой Рима с галлами и иллирийцами, Карфаген подчинил средиземноморское побережье Иберийского (Пиренейского) п-ва вплоть до реки Ибер (совр. Эбро). Осада карфагенским полководцем Ганнибалом союзного римлянам иберийского города Сагунт в 219 до н.э. привела ко Второй Пунической войне (218–201 до н.э.). На первом ее этапе (218–215 до н.э.) Ганнибал, вторгшись в Италию, одержал ряд блестящих побед и поставил Рим на грань катастрофы. Во второй период войны (215–211 до н.э.) военные действия распространились на Сицилию и Иберию (совр. Испания); ни одна из сторон не смогла добиться решительного перевеса: поражения римлян в Италии и Иберии были компенсированы захватом ими Сицилии (взятие Сиракуз в 211 до н.э.). На третьем этапе (211–201 до н.э.) произошел перелом в пользу римлян: они вытеснили карфагенян с Иберийского п-ва, блокировали Ганнибала на юге Италии и перенесли войну в Африку. После сокрушительного поражения при Заме в 202 до н.э. Карфаген капитулировал: по условиям мира 201 до н.э. он лишился всех своих заморских владений и утратил право иметь военный флот и вести войну без согласия Рима; римляне получили всю Сицилию и восточное побережье Иберии; в союз с ними вступило Нумидийское царство. Рим стал гегемоном Западного Средиземноморья.

Параллельно со Второй Пунической войной Рим вел в 215–205 до н.э. войну с союзником Карфагена македонским царем Филиппом V. Ему удалось привлечь на свою сторону Ахейский союз и ряд полисов Балканской Греции, что помешало македонянам осуществить вторжение в Италию. Истощенная длительными военными действиями, Македония в 205 до н.э. заключила мир с Римом, уступив ему часть своих иллирийских владений.

Разгром Карфагена позволил Риму начать широкую экспансию в разных районах Средиземноморья, в первую очередь в восточном направлении, где основным объектом его политики стали эллинистические государства – держава Селевкидов (Сирия), Птолемеевский Египет, Македония, Пергам, Родос, полисы Балканской Греции, Понтийское царство. В 200–197 до н.э. Рим в коалиции с Пергамом, Родосом, Ахейским и Этолийским союзами нанес поражение Македонии (Вторая Македонская война), которой пришлось отказаться от всех своих владений в Греции, военного флота и права на самостоятельную внешнюю политику. В 196 до н.э. римляне провозгласили «свободу» Эллады. С этого времени Рим приобрел значительный политический вес на Балканах и начал вмешиваться во внутренние дела греческих государств (Фессалия, Спарта). В 192–188 до н.э. римляне в коалиции с Пергамом, Родосом и Ахейским союзом одержали победу над сирийским царем Антиохом III и поддерживавшим его Этолийским союзом (Сирийская война); держава Селевкидов потеряла свои малоазийские владения, которые были разделены между Пергамом и Родосом; Этолийский союз утратил политическое и военное значение. Таким образом, к началу 180-х Рим смог подорвать позиции двух самых могущественных государств эллинистического мира – Македонии и Сирии – и стать влиятельной силой в Восточном Средиземноморье.

В 179 до н.э. римлянам удалось подавить вспыхнувшее в 197 до н.э. восстание прибрежных иберийских племен, поддержанных кельтиберами и лузитанами, и подчинить себе центральные области Иберийского п-ва, образовав на покоренных территориях две провинции – Ближнюю и Дальнюю Испании.

В 171–168 до н.э. римляне разгромили коалицию Македонии, Эпира, Иллирии и Этолийского союза (Третья Македонская война) и уничтожили Македонское царство, создав на его месте четыре самостоятельных округа, плативших им дань; Иллирия также была разделена на три зависимых от Рима округа; Этолийский союз прекратил свое существование. Рим превратился в гегемона Восточного Средиземноморья.

После Третьей Македонской войны Рим перестал нуждаться в поддержке своих бывших союзников – Пергама, Родоса и Ахейского союза – и стал добиваться их ослабления. Римляне отняли у Родоса его владения в Малой Азии и нанесли удар по его торговому могуществу, объявив соседний Делос свободным портом. Они также способствовали отпадению от Пергамского царства Галатии и Пафлагонии и вступили в союз с враждебными ему Вифинией и Гераклеей Понтийской.

С середины II в. до н.э. характер внешней политики Рима меняется: если прежде он утверждал свое влияние, поддерживая одни государства против других, не стремясь, как правило, к установлению прямого контроля над территориями вне Италии, то теперь он переходит к политики аннексий. После подавления восстания Андриска в 149–148 до н.э. Македония была превращена в римскую провинцию, в состав которой вошли также Эпир, острова Ионического моря и иллирийское побережье. В 148 до н.э. Рим вступил в войну с Ахейским союзом и в 146 до н.э. нанес ему поражение; Союз был распущен, а греческие полисы, за исключением Афин и Спарты, попали в зависимость от римских наместников провинции Македония. Воспользовавшись конфликтом Карфагена с нумидийским царем Масиниссой Рим начал в 149 до н.э. Третью Пуническую войну, завершившуюся разрушением в 146 до н.э. Карфагена и созданием на его территории провинции Африка. В 139 до н.э. после долгой и изнурительной войны с лузитанами (154–139 до н.э.) римляне захватили юго-западную часть Иберийского п-ва, а в 133 до н.э. в результате Нумантинской войны (138–133 до н.э.) овладели землями в междуречье Дурия (совр. Дуэро) и Тага (совр. Тахо). После подавления восстания Аристоника (132–129 до н.э.) Пергамское царство, завещанное Риму царем Атталом III, было превращено в римскую провинцию Азия. В 125 до н.э. римляне разгромили союз кельтских племен во главе с арвернами и заняли средиземноморское побережье между Альпами и Пиренеями, образовав здесь в 121 до н.э. провинцию Нарбоннская Галлия. В 123–122 до н.э. они окончательно покорили Балеарские острова. В итоге тяжелой войны с нумидийским царем Югуртой в 111–105 до н.э. (Югуртинская война) в зависимости от Рима оказалось и Нумидийское царство.

Экспансия Рима на севере была приостановлена вторжением германских племен кимвров и тевтонов, которые нанесли несколько поражений римским войскам. Однако консулу Гаю Марию, реорганизовавшему римскую армию, удалось разбить в 102 до н.э. тевтонов при Аквах Секстиевых, а в 101 до н.э. кимвров при Верцеллах и устранить германскую угрозу.

В I в. до н.э. римляне продолжили политику аннексий соседних стран. В 96 до н.э. правитель Кирены Птолемей завещал римскому народу свое царство, ставшее провинцией в 74 до н.э. В 90-х до н.э. Рим подчинил часть юго-восточного побережья Малой Азии (Киликия). В результате трех войн (89–85, 83–82 и 74–63 до н.э.) с энергичным и агрессивным понтийским царем Митридатом VI и войны с его союзником армянским царем Тиграном II римляне захватили ряд малоазийских областей (Вифиния, Понт) и Кипр; свою зависимость от Рима признали Армения (66 до н.э.) и Боспорское царство (63 до н.э.). В 67–66 до н.э. римляне овладели Критом, гнездом средиземноморских пиратов, в 64 до н.э. ликвидировали державу Селевкидов и образовали на территории Сирии и Палестины провинцию Сирия; в 63 до н.э. подчинили Иудею. В итоге системе эллинистических государств был нанесен смертельный удар; сохранившие свою номинальную независимость Египет, Каппадокия, Коммагена, Галатия и Боспор уже не представляли реальной политической силы; римляне достигли Евфрата и вошли в непосредственное соприкосновение с Парфянским царством, отныне главным их соперником на Востоке. В 53 до н.э. парфяне, уничтожив армию Марка Лициния Красса, остановили дальнейшей агрессии римлян в Месопотамии.

Со второй половины 60-х до н.э. римляне возобновили агрессию на западе и северо-западе. В 63 до н.э. они завершили покорение Пиренейского п-ва, присоединив к Римскому государству его северо-западную часть – страну галлеков (Галлекия), а в 58–51 до н.э. овладели всей территорией Галлии вплоть до Рейна (провинции Лугдунская Галлия, Белгика и Аквитания); военные экспедиции в Германию (56–55 до н.э.) и в Британию (в 56 и 54 до н.э.), однако, не привели к покорению этих земель.

Новый этап римской внешнеполитической экспансии связан с гражданскими войнами в Риме в 49–30 до н.э. В период борьбы с Помпеем Юлий Цезарь в 47 до н.э. отразил попытку боспорского царя Фарнака II (63–47 до н.э.) отвоевать Понт, а в 47–46 до н.э. разгромил союзника помпеянцев нумидийского царя Юбу Старшего и присоединил его царство к Римскому государству в качестве провинции Новая Африка. Во время войны с Марком Антонием Гай Октавий (Октавиан) в 30 до н.э. захватил Египет – последнее крупное эллинистическое государство.

Таким образом, в результате завоеваний III–I вв. до н.э. Рим превратился в мировую державу, а Средиземное море – во внутреннее римское озеро.

Социальное и политическое развитие III–I вв. до н.э. Римское общество в начале III в. до н.э. состояло из полноправный и неполноправных граждан; полноправные делились на нобилей, всадников и плебс. Нобили – служилая знать: роды (и патрицианские, и плебейские), имевшие среди своих предков консулов; из них рекрутировалась основная масса магистратов и сенаторов. Всадники – члены восемнадцати всаднических центурий; к ним относились прежде всего богатые плебеи, не занимавшие высших должностей и не включенные в сенатский список. Остальные граждане составляли плебс. В категорию неполноправных входили вольноотпущенники, не обладавшие правом вступать в брак с квиритами и избираться на государственные должности (они могли голосовать лишь по четырем городским трибам), и латинские союзники, полностью отстраненные от участия в выборах.

В эпоху Пунических и Македонских войн (264–168 до н.э) внутренние противоречия римского общества отошли на второй план. В III в. до н.э. народное собрание сохраняло важную роль в политической жизни; именно влиянием плебса и всадничества объяснялась особая агрессивность римской внешней политики, ибо сенат сдержанно относился к заморским завоеваниям. После Первой Пунической войны была проведена реформа центуриатных комиций: первый класс (самые состоятельные граждане) лишился своего исключительного положения; все классы теперь выставляли равное число центурий и обладали равным числом голосов в народном собрании. В 232 до н.э. трибун Гай Фламиний добился раздела среди малоимущих граждан земель Северного Пицена («Галльского поля»). В 218 до н.э по предложению трибуна Клавдия сенаторским фамилиям было запрещено иметь корабли с водоизмещением более трехсот амфор; тем самым нобилей отстранили от морской торговли, которая перешла преимущественно в руки всадников.

Со Второй Пунической войны, напротив, усиливаются позиции сената и нобилитета, которое постепенно превращается в замкнутое сословие; во II в. до н.э. лишь редким представителям других социальных групп удается пробиться на высшие государственные должности, особенно после закона Виллия 180 до н.э, установившего возрастной ценз для занятия магистратур и строгую последовательность их прохождения от низших к высшим. Нобилитет устанавливает полный контроль за выборами, прежде всего с помощью вольноотпущенников и практики подкупа. Народное собрание утрачивает политическую самостоятельность. В то же время ухудшается правовое положение союзников, углубляется неравенство между римлянами, латинами и италиками; в провинциях настоящим бедствием становятся произвол наместников и злоупотребления всадников, берущих налоги на откуп. Уклонение значительного числа граждан от военной службы и система набора по жребию приводит к падению боеспособности и дисциплины в армии.

Во второй трети II в. до н.э. ситуация усугубляется кризисом мелкого землевладения, которое вытесняется крупными рабовладельческими хозяйствами (виллами). Если в 194–177 до н.э. государство осуществляло массовую раздачу государственных земель, то после завершения основных военных кампаний на Востоке оно отказывается от этой практики (последняя раздача – 157 до н.э.). Это приводит к сокращению числа полноправных граждан (с 328 тыс. в 159 до н.э. до 319 тыс. в 121 до н.э.). Аграрный вопрос выходит на авансцену политической борьбы двух основные группировок – оптиматов и популяров. Оптиматы защищали политические привилегии нобилитета и противились земельной реформе; популяры выступали за ограничение роли сената, возвращение государству земель, находившихся в пользовании у знати, и их передел в пользу неимущих. В 133 до н.э. трибун Тиберий Гракх провел законы о земельном максимуме (1000 югеров), о конфискации излишков, о создании общественного земельного фонда и выделении из него каждому нуждающемуся участка в 30 югеров в наследственное пользование за умеренную арендную плату государству без права продажи. Несмотря на убийство Гракха и трехсот его сторонников оптиматами, образованная по решению народного собрания аграрная комиссия в 132–129 до н.э. наделила землей не менее 75 тыс. римлян, которые были внесены в списки граждан; обладая судебными функциями, она неизменно разрешала земельные споры не в пользу крупных собственников. В 129 до н.э. ее деятельность была приостановлена, однако популяры добились принятия закона о тайном голосовании в комициях и о праве народного трибуна быть избранным на следующий срок. В 123–122 до н.э. трибун Гай Гракх, брат Тиберия Гракха, провел ряд законов в пользу плебса и всадников: о возобновлении деятельности аграрной комиссии, о выведении колоний в Африку, о продаже зерна римлянам по низким ценам, о создании всаднических судов для расследования злоупотреблений наместников провинций, о сдаче всадникам на откуп налогов в провинции Азия, об установлении возрастного ценза для службы в армии (от семнадцати до сорока шести лет), об обеспечении воинов бесплатным вооружением, об отмене права сената назначать специальные судебные комиссии. Гай Гракх приобрел огромное политическое влияние в Риме, но в 122 до н.э. оптиматам удалось ослабить его позиции, провалив законопроект о предоставлении римского гражданства союзникам и выдвинув ряд популистских предложений. В 121 до н.э. он был убит, а популяры подверглись репрессиям, тем не менее сенат не осмелился аннулировать его реформы; правда на дальнейшую раздачу казенных земель был наложен запрет (разрешалась только ее аренда), а уже выделенные участки были переданы в частную собственность их владельцев, что способствовало мобилизации земли в руках немногих.

Деградация сенатского олигархического режима особенно явно проявилась во время Югуртинской войны 111–105 до н.э., когда нумидийскому царю Югурте удавалось легко подкупать магистратов, сенаторов и воевавших против него полководцев. Падение влияния оптиматов позволило выходцу из плебса Гаю Марию, отличившемуся в войне с нумидийцами, стать в 107 до н.э. консулом. Он провел военную реформу, заложив основы профессиональной армии (вербовка граждан независимо от ценза; их экипировка за счет государства; ежегодное жалование; отмена сословного принципа при продвижении по службе и пр.); армия начала превращаться в автономный социальный институт, а солдаты – в особую социальную группу, связанную в большей степени со своим полководцем, чем с гражданскими властями. В конце 100-х Марий, чей авторитет чрезвычайно возрос в результате побед над Югуртой в 107–105 до н.э. и германцами в 102–101 до н.э., вступил в союз с лидерами популяров Апулеем Сатурнином и Сервилием Главцием. В 100 до н.э. они одержали победу на выборах (Марий стал консулом, Сатурнин – трибуном, а Главций – претором) и провели законы о пятикратном снижении цен на продаваемый гражданам хлеб, о выведении в провинции колоний для ветеранов Мария и о предоставлении гражданских прав союзникам. Однако конфликт Мария с Сатурнином и Главцием и разочарование в их политике всадников привели к поражению популяров на следующих выборах и отмене всех принятых в 100 до н.э. законов.

Неравноправие в армии, прекращение практики предоставления римского гражданства, ограничение права переселяться в Рим, произвол со стороны римских чиновников и даже простых римских граждан вызвали в 91–88 до н.э. восстание италиков (см. СОЮЗНИЧЕСКАЯ ВОЙНА); в результате римляне были вынуждены предоставить римское гражданство почти всем италийским общинам, хотя они приписали их не ко всем тридцати пяти, а только к восьми трибам. Тем самым был сделан важный шаг на пути превращения Рима из города-государства в общеиталийскую державу.

В 88 до н.э. трибун Сульпиций Руф провел ряд антисенатских законов – о распределении новых граждан и вольноотпущенников по всем тридцати пяти трибам, об исключении из сената крупных должников и о смещении с поста командующего восточной армией ставленника оптиматов Луция Корнелия Суллы. Однако Сулла двинул войска на Рим, взял его, подверг репрессиям популяров, отменил законы Сульпиция Руфа и провел политическую реформу (ограничение законодательной инициативы народных трибунов; восстановление неравенства центурий при голосовании в пользу первого класса). После отбытия Суллы на Восток весной 87 до н.э. популяры во главе с Корнелием Цинной и Гаем Марием при поддержке италиков захватили Рим и жестоко расправились с оптиматами; после смерти Мария в январе 86 до н.э. власть узурпировал Цинне; в 84 до н.э. он был убит солдатами. Весной 83 до н.э. Сулла, одержав победу над Митридатом VI, высадился в Калабрии и разгромил армию популяров; в 82 он занял Рим и установил контроль над всей Италией; его полководцы подавили сопротивление популяров на Сицилии, в Африке (82 до н.э.) и Иберии (81 до н.э.).

В 82 до н.э. Сулла стал диктатором на неопределенное время с неограниченными полномочиями и развернул террор против своих политических противников; были составлены особые списки (проскрипции) лиц, объявленных вне закона (4700 чел.); на их основании было убито около пятидесяти сенаторов и тысячи шестисот всадников. Конфискованные земли и остатки «общественного поля» Сулла раздал своим воинам (ок. 120 тыс.), что способствовало укреплению мелкого землевладения в Италию; он упразднил хлебные раздачи; заменил откупы в провинции Азия сбором налогов; уничтожил всаднические суды; повысил роль сената, передав ему исключительное право законодательной инициативы и ликвидировав институт цензоров; ограничил судебные и финансовые функции народного собрания; закрепил возрастной ценз для занятия должностей и строгую последовательность их прохождения; ввел практику назначения высших магистратов по истечении срока их полномочий наместниками провинций; реформировал местное управление, сделав муниципальные органы частью общегосударственного механизма. В то же время Сулла признал равноправие новых граждан и широко раздавал гражданские права. В 81 до н.э. он восстановил нормальное функционирование республиканских институтов и систему выборов, а в 79 до н.э. отказался от неограниченной власти.

После смерти Суллы в 78 до н.э. установленный им порядок стал рушиться. В оппозиции к оптиматам (лидеры – Гней Помпей и Марк Красс) объединились всадники, плебс, вольноотпущенники и италики; контроль над Испанией оказался в руках популяра Квинта Сертория. Но разгром Помпеем в 78 до н.э. антисулланского мятежа в Этрурии привел к укреплению власти сенатской олигархии. В 74 до н.э. в Италии разразилось восстание рабов под предводительством Спартака; в 71 до н.э. оно было подавлено Крассом. После убийства Сертория в 72 до н.э. Помпей отнял у популяров Испанию. Рост влияния Помпея вызвал опасения у сената, который отказался в 71 до н.э. назначить его командующим на Востоке. Помпей пошел на соглашение с Крассом и популярами; в 70 до н.э. они нанесли оптиматам поражение на выборах. Ставшие консулами Помпей и Красс добились отмены сулланских законов: были восстановлены права народных трибунов и должность цензоров, в суды введены представители всадничества и плебса, разрешены откупы в провинции Азия. В 69 до н.э. из сената были исключены сторонники Суллы. В 67 до н.э. Помпей получил чрезвычайные полномочия на три года для борьбы с пиратством, а в 66 до н.э. неограниченную пятилетнюю власть на Востоке для борьбы с Митридатом; в его отсутствие среди популяров выдвинулся Юлий Цезарь, завоевавший авторитет у плебса благодаря устройству пышных зрелищ. Провал в 63 до н.э. мятежа близкого к популярам Катилины, выдвинувшего лозунг полной отмены долгов, отпугнул от них многих сторонников, особенно всадников; влияние оптиматов вновь усилилось. В 62 до н.э. сенат отверг просьбу Помпея, успешно завершившего свою восточную кампанию, о сохранении за ним командования армией и наделении его солдат землей. Вернувшись в Италию, Помпей заключил в 60 до н.э. союз с Крассом и Цезарем (первый триумвират). Триумвиры добились избрания консулом Цезаря, который в 59 до н.э. провел закон о предоставлении наделов ветеранам Помпея и малоимущим гражданам; была также ограничена власть наместников в провинциях; вождей оптиматов – Цицерона и Катона Младшего – вынудили уехать из Рима. В 58 до н.э., по истечении срока консульских полномочий, Цезарь получил в управление Цизальпинскую Галлию и Иллирию (позже и Трансальпинскую Галлию) с правом набора армии. Связанный с ним трибун 58 до н.э. Публий Клодий, крайний популяр, достиг огромного влияния в народном собрании; он ввел бесплатные раздачи хлеба, ограничил право цензоров менять состав сената и создал вооруженные отряды из рабов и вольноотпущенников. Помпей, вступивший в конфликт с Клодием, сблизился с оптиматами и добился возвращения в Рим Цицерона; трибун 57 до н.э. Анний Милон, сторонник сената, организовал в противовес Клодию свои отряды. Но попытка Цицерона отменить аграрный закон 59 до н.э. вновь сплотила триумвиров, которые весной 56 до н.э. заключили новое соглашение в Луке. Сенат капитулировал и был полностью отстранен от принятия политических решений; народное собрание продлило полномочия Цезаря в Галлии еще на пять лет и избрало консулами Помпея и Красса. После гибели Красса в Парфянском походе 53 до н.э. и убийства Клодия в 52 до н.э. контроль над Римом сосредоточился в руках Помпея; его отношения с Цезарем ухудшились, и он снова перешел на сторону сената, который предоставил ему фактически диктаторскую власть; ради союза с Помпеем оптиматы пожертвовали Милоном: он был осужден, а его отряды распущены. В 50 до н.э. между Цезарем и Помпеем произошел открытый разрыв. Отвергнув требование сената о сложении полномочий, Цезарь в январе 49 до н.э. начал гражданскую войну: он вторгся в Италию и захватил Рим; Помпей отступил в Грецию. В январе 48 до н.э. Цезарь высадился в Эпире и в июне 48 до н.э. при Фарсале (Фессалия) нанес сокрушительное поражение Помпею, который бежал в Александрию, где был казнен по приказу египетского царя Птолемея XIV. Прибыв в Египет, Цезарь подавил антиримское восстание в Александрии и возвел на египетский престол Клеопатру VII. В 47 до н.э он установил контроль над Малой Азией, а в 46 до н.э. овладел Африкой, одержав при Тапсе победу над помпеянцами и их союзником нумидийским царем Юбой. Гражданская война завершилась в 45 до н.э. разгромом сыновей Помпея при Мунде и подчинением Испании.

Цезарь фактически установил монархический режим. В 48 до н.э. он стал диктатором на неопределенное время, в 46 до н.э. – диктатором на десять лет, в 44 до н.э. – пожизненным диктатором. В 48 до н.э. его избрали пожизненным трибуном. В качестве великого понтифика (еще с 63 до н.э.) Цезарь обладал верховной религиозной властью. Он получил цензорские полномочия (как префект нравов), постоянный проконсульский империй (неограниченную власть над провинциями), высшую судебную юрисдикцию и функции главнокомандующего. Титул императора (знак высшей военной власти) составил часть его имени.

Старые политические институты сохранились, но утратили какое-либо значение. Одобрение народного собрания превратилось в формальность, а выборы – в фикцию, поскольку Цезарь имел право рекомендовать кандидатов на должности. Сенат трансформировался в государственный совет, предварительно обсуждавший законы; его состав увеличился в полтора раза за счет сторонников Цезаря, в том числе сыновей вольноотпущенников и уроженцев Испании и Галлии. Прежние магистраты стали чиновниками городского управления Рима. Наместники провинций, чьи обязанности были сведены к административному надзору и командованию местными воинскими контингентами, оказались в прямом подчинении у диктатора.

Получив от народного собрания полномочия для «устроения» государства, Цезарь осуществил ряд важных реформ. Он отменил откупы прямых налогов и упорядочил их сбор, возложив ответственность за него на общины; ограничил произвол местных властей; вывел многочисленные колонии (особенно ветеранов) в провинции; сократил число получателей хлебных раздач более чем в два раза. Предоставив римское гражданство жителям Цизальпинской Галлии и многим городам Испании, Африки и Нарбоннской Галлии и введя в оборот единую золотую монету, он положил начало процессу унификации Римского государства.

Авторитаризм Цезаря питал сенатскую оппозицию. 15 марта 44 до н.э. заговорщики во главе с Кассием Лонгином и Юнием Брутом убили диктатора. Однако им не удалось реставрировать республику. Октавиан, официальный наследник Цезаря, и лидеры цезарианцев Марк Антоний и Марк Эмилий Лепид в октябре 43 до н.э. образовали второй триумвират, разделив между собой западные провинции; захватив Рим, они добились от народного собрания чрезвычайных полномочий и развернули террор против политических противников, в ходе которого погибло около трехсот сенаторов и двух тысяч всадников; республиканцы укрепились в Сицилии (Секст Помпей) и в восточных провинциях (Брут и Кассий). Осенью 42 до н.э. Октавиан и Антоний разгромили республиканскую армию при Филиппах (Македония); Брут и Кассиий покончили с собой. Покорив Восток, триумвиры в 40 до н.э. произвели передел всех провинций: Октавиан получил Запад и Иллирию, Антоний – Восток, Лепид – Африку. После уничтожения в 36 до н.э. последнего очага республиканского сопротивления (победа Октавиана над Секстом Помпеем) противоречия между триумвирами обострились. В 36 до н.э. Лепид попытался отнять у Октавиана Сицилию, но потерпел неудачу; Октавиан отстранил его от власти и включил Африку в состав своих владений. В 32 до н.э. вспыхнул открытый конфликт Октавиана с Марком Антонием и его супругой (с 37 до н.э.) египетской царицей Клеопатрой. В сентябре 31 до н.э. Октавиан разгромил флот Антония у мыса Акций (Западная Греция), а летом 30 до н.э. вторгся в Египет; Антоний и Клеопатра покончили с собой. Октавиан стал единоличным правителем Римского государства. Началась эпоха Империи.

Культура. Для мировосприятия римлянина раннего периода были характерны ощущение себя как свободного гражданина, сознательно выбирающего и совершающего свои поступки; чувство коллективизма, принадлежности к гражданской общине, приоритета государственных интересов над личными; консерватизм, следование нравам и обычаям предков (аскетические идеалы бережливости, трудолюбия, патриотизма); стремление к общинной замкнутости и обособленности от внешнего мира. От греков римляне отличались большей трезвостью и практичностью. Во II–I вв. до н.э. происходит отход от коллективизма, усиливается индивидуализм, личность противопоставляет себя государству, переосмысляются и даже критикуются традиционные идеалы, общество становится более открытым внешним влияниям. Все эти черты отразились в римском искусстве и литературе.

Градостроительство и архитектура республиканской эпохи проходят в своем развитии три этапа. На первом (V в. до н.э.) город застраивается хаотично; преобладают примитивные жилища из сырца и дерева; монументальное строительство ограничивается возведением храмов (прямоугольный храм Юпитера Капитолийского, круглый храм Весты).

На втором этапе (IV–III вв. до н.э.) город начинает благоустраиваться (мощеные улицы, канализация, водопроводы). Основным типом сооружений становятся инженерные военные и гражданские постройки – оборонительные стены (стена Сервия IV в. до н.э.), дороги (Аппиева дорога 312 до н.э.), грандиозные акведуки, подающие воду на десятки километров (акведук Аппия Клавдия 311 до н.э.), сточные каналы (клоака Максима). Ощущается сильное этрусское влияние (тип храма, арка, свод).

На третьем этапе (II–I вв. до н.э.) появляются элементы городского планирования: деление на кварталы, оформление центра города (Форума), устройство парковых зон на окраинах. Используется новый строительный материал – водоупорный и прочный римский бетон (из щебня, вулканического песка и известкового раствора), который делает возможным сооружение сводчатых перекрытий в больших помещениях. Римские архитекторы творчески перерабатывают греческие архитектурные формы. Они создают новый вид ордера – композитный, соединяющий черты ионийского, дорийского и особенно коринфского стилей, а также ордерную аркаду – совокупность арок, опирающихся на колонны. На основе синтеза этрусских образцов и греческого периптера возникает особый тип храма – псевдопериптер с высоким основанием (подиумом), фасадом в виде глубокого портика и глухими стенами, расчлененными полуколоннами. Под греческим влиянием начинается строительство театров; но если греческий театр вырубался в скале и был частью окружающего ландшафта, то римский амфитеатр представляет собой самостоятельное сооружение с замкнутым внутренним пространством, в котором зрительские ряды располагаются эллипсом вокруг сцены или арены (Большой театр в Помпеях, театр на Марсовом поле в Риме). Для строительства жилых домов римляне заимствуют греческую перистильную конструкцию (окруженный колоннадой внутренний дворик, к которому примыкают жилые помещения), но, в отличие от греков, стараются расположить комнаты в строгой симметрии (Дом Пансы и Дом Фавна в Помпеях); излюбленным местом отдыха римской знати становятся загородные поместья (виллы), свободно организованные и тесно связанные с ландшафтом; их неотъемлемой частью являются сад, фонтаны, беседки, гроты, статуи и большой водоем. Собственно римская (италийская) архитектурная традиция представлена базиликами (прямоугольные здания с несколькими нефами), предназначенными для торговли и отправления правосудия (Порциева базилика, Эмилиева базилика); монументальными гробницами (гробница Цецилии Метеллы); триумфальными арками на дорогах и площадях с одним или тремя пролетами; термами (комплексы банных и спортивных помещений).

Римская монументальная скульптура не получила такого развития, как греческая; она не ориентировалась на изображение физически и духовно совершенного человека; ее героем был римский государственный муж, облаченный в тогу. В пластическом искусстве доминировал скульптурный портрет, исторически связанный с обычаем снимать с умершего восковую маску и хранить ее вместе с фигурками домашних богов. В отличие от греков, римские мастера стремились передать индивидуальные, а не идеально-обобщенные черты своих моделей; их произведениям была свойственна большая прозаичность. Постепенно от детальной фиксации внешнего облика они переходили к раскрытию внутреннего характера персонажей («Брут», «Цицерон», «Помпей»).

В живописи (стенной) господствовали два стиля: первый помпейский (инкрустационный), когда художник имитировал кладку стены из цветного мрамора (Дом Фавна в Помпеях), и второй помпейский (архитектурный), когда он своим рисунком (колонны, карнизы, портики, беседки) создавал иллюзию расширения пространства помещения (Вилла мистерий в Помпеях); важную роль здесь играло и изображение ландшафта, лишенное той замкнутости и ограниченности, которые были свойственны древнегреческим пейзажам.

История римской литературы V–I вв. до н.э. распадается на два периода. До середины III в. до н.э. безусловно доминировала устная народная словесность: заговоры и заклинания, трудовые и бытовые (свадебные, застольные, погребальные) песни, религиозные гимны (гимн Арвальских братьев), фесценнины (песни шуточного и пародийного характера), сатуры (импровизированные сценки, прообраз народной драмы), ателланы (сатирические фарсы с постоянными персонажами-масками: дурак-обжора, дурак-хвастун, старик-скряга, псевдоученый-шарлатан).

Рождение письменной литературы связано с возникновением латинского алфавита, ведущего свое происхождение либо от этрусского, либо от западногреческого; он насчитывал двадцать один знак. Самыми ранними памятниками латинской письменности были анналы понтификов (погодные записи основных событий), пророчества государственного и частного характера, международные договоры, похоронные речи или надписи в домах усопших, родословные списки, юридические документы. Первый дошедший до нас текст – законы Двенадцати таблиц 451–450 до н.э.; первый известный нам писатель – Аппий Клавдий (конец IV – начало III вв. до н.э.), автор нескольких юридических трактатов и сборника поэтических сентенций.

С середины III в. до н.э. римская литература стала испытывать сильное влияние греческой. Большую роль в культурной эллинизации сыграл в первой половине II в. до н.э. кружок Сципионов; однако она столкнулась и с сильным противодействием защитников старины (группа Катона Старшего); особое неприятие вызвала греческая философия.

Рождение основных жанров римской литературы было связано с подражанием греческим и эллинистическим образцам. Произведения первого римского драматурга Ливия Андроника (ок. 280–207 до н.э.) представляли собой переделку греческих трагедий V в. до н.э., как и большинство сочинений его последователей Гнея Невия (ок. 270–201 до н.э.) и Квинта Энния (239–169 до н.э.). В то же время Гнею Невию принадлежит заслуга создания римской национальной драмы – претексты (Ромул, Кластидия); его дело продолжили Энний (Похищение сабинянок) и Акций (170 – ок. 85 до н.э.), полностью отказавшийся от мифологических сюжетов (Брут).

Андроник и Невий считаются также первыми римскими комедиографами, создавшими жанр паллеаты (латинская комедия на греческий сюжет); Невий брал материал из староаттических комедий, но дополнял его римскими реалиями. Расцвет паллеаты связан с творчеством Плавта (середина III в. – 184 до н.э.) и Теренция (ок. 195–159 до н.э.), ориентировавшихся уже на новоаттическую комедию, особенно на Менандра; они активно разрабатывали бытовую тематику (конфликты отцов и детей, влюбленных и сводников, должников и ростовщиков, проблемы воспитания и отношения к женщине). Во второй половине II в. до н.э. родилась римская национальная комедия (тогата); у ее истоков стоял Афраний; в первой половине I в. до н.э. в этом жанре творили Титиний и Атта; они изображали жизнь низов и высмеивали падение нравов. В конце II в. до н.э. литературную форму получила и ателлана (Помпоний, Новий); теперь ее стали играть после исполнения трагедии для развлечения зрителей; нередко она пародировала мифологические сюжеты; особое значение в ней приобрела маска старого богатого скряги, жаждущего должностей. Тогда же благодаря Луцилию (180–102 до н.э.) сатура превратилась в особый литературный жанр – сатирический диалог.

Под влиянием Гомера во второй половине III вв. до н.э. появляются первые римские эпические поэмы, повествующие об истории Рима от его основания до конца III в. до н.э., – Пуническая война Невия и Анналы Энния. В I в. до н.э. Лукреций Кар (95–55 до н.э.) создает философскую поэму О природе вещей, в которой излагает и развивает атомистическую концепцию Эпикура.

В начале I в. до н.э. возникла римская лирическая поэзия, на которую большое воздействие оказала александрийская поэтическая школа. Римские поэты-неотерики (Валерий Катон, Лициний Кальв, Валерий Катулл) стремились проникнуть в интимные переживания человека и исповедовали культ формы; их излюбленными жанрами были мифологический эпиллий (небольшая поэма), элегия и эпиграмма. Самый выдающийся поэт-неотерик Катулл (87 – ок. 54 до н.э.) внес вклад и в развитие римской гражданской лирики (эпиграммы против Цезаря и Помпея); благодаря ему римская эпиграмма оформилась как жанр.

Первые прозаические произведения на латинском языке принадлежат Катону Старшему (234–149 до н.э.), родоначальнику римской историографии (Истоки) и римской агрономической науки (О сельском хозяйстве). Подлинный расцвет латинской прозы относится к I в. до н.э. Лучшими образцами исторической прозы являются сочинения Юлия Цезаря – Записки о Галльской войне и Записки о гражданской войне – и Саллюстия Криспа (86 – ок. 35 до н.э.) Заговор Катилины, Югуртинская война и История. Научная проза I в. до н.э. представлена Теренцием Варроном (116–27 до н.э.), автором энциклопедии Человеческие и божественные древности, историко-филологических сочинений О латинском языке, О грамматике, О комедиях Плавта и трактата О сельском хозяйстве, и Витрувием (вторая половина I в. до н.э.), создателем трактата Об архитектуре.

I в. до н.э. является золотым веком римской ораторской прозы, развивавшейся в рамках двух направлений – азианского (цветистый слог, изобилие афоризмов, метрическая организация периодов) и аттического (сжатый и простой язык); к первому принадлежал Гортензий Гортал, ко второму – Юлий Цезарь, Лициний Кальв и Марк Юний Брут. Своего пика она достигла в судебных и политических речах Цицерона, который оригинально сочетал азианскую и аттическую манеры; Цицерон также внес значительный вклад в разработку теории римского красноречия (Об ораторе, Брут, Оратор).

Императорский Рим. Принципат Августа. Став единоличным правителем, Октавиан, учитывая неприятие широкими слоями населения открыто монархической формы правления, постарался облечь свою власть в традиционные одежды. Основой его полномочий были трибунат и высшая военная власть – империй (с 29 до н.э. он носил постоянный титул императора). В 29 до н.э. он получил почетное прозвище «Август» («Возвеличенный») и был провозглашен принцепсом (первым лицом) сената; отсюда название новой политической системы – принципат. В том же году ему была предоставлена проконсульская власть в пограничных (императорских) провинциях (Галлия, Испания, Сирия) – он назначал их правителей (легатов и прокураторов), ему подчинялись расквартированные в них войска, собираемые там налоги шли в его личную казну (фиск). В 24 до н.э. сенат освободил Августа от любых ограничений, накладываемых законом, в 13 до н.э. его решения были приравнены к сенатским постановлениям. В 12 до н.э. он стал великим понтификом, а во 2 до н.э. удостоился звания «отца отечества».

Формально в Римском государстве существовала диархия принцепса и сената, который сохранял значительные права, распоряжался внутренними (сенатскими) провинциями и государственной казной (эрарием). Однако диархия только маскировала монархический режим. Получив в 29 до н.э. цензорские полномочия, Август изгнал из сената республиканцев и сторонников Антония и сократил его состав. Существенно ограничило реальную власть сената создание неформального консультативного совета при принцепсе и института невыборных (назначаемых им) магистратов с собственным штатом – префекта Рима, префекта анноны (занимавшегося снабжением столицы), префекта претория (командующий гвардией). Принцепс фактически контролировал и деятельность наместников сенатских провинций. Что касается народного собрания, то Август сохранил его, сделав послушным орудием своей власти; используя право рекомендации кандидатов, он определял исход выборов.

В своей социальной политике Август лавировал между сенатской аристократией и всадничеством, которое он стремился превратить в служилое сословие, активно привлекая его к управлению, прежде всего в провинциях. Он поддерживал средних и мелких землевладельцев, число которых увеличилось за счет 500 тыс. ветеранов, получивших землю в колониях за пределами Италии; земельные наделы были закреплены в частную собственность их владельцев. Масштабное государственное строительство обеспечивало работой значительную часть городского населения. В отношении люмпенов (ок. 200 тыс.) Август проводил политику «хлеба и зрелищ», выделяя на нее крупные средства. В отличие от Цезаря, он практически отказался от предоставления римского гражданства провинциалам, но в то же время ограничил практику откупов, частично передав их местным коммерсантам, начал вводить новую систему сбора налога через прокураторов, боролся с коррупцией и злоупотреблениями наместников провинций.

Август осуществил военную реформу, завершив длившийся целое столетие процесс создания римской профессиональной армии: отныне солдаты служили 20–25 лет, получая регулярное жалованье и постоянно находясь в военном лагере без права заводить семью; по выходе в отставку им выдавалось денежное вознаграждение (донатива) и предоставлялся участок земли; утвердился принцип добровольного найма граждан в легионы (ударные подразделения) и провинциалов во вспомогательные соединения; были созданы гвардейские части для охраны Италии, Рима и императора; гвардейцы (преторианцы) пользовались рядом льгот (не участвовали в войнах, служили только 16 лет, получали высокое жалование). Впервые в римской истории были организованы специальные полицейские части – когорты вигилов (стражей) и городские когорты.

Правление Августа (30 до н.э. – 14 н.э.) ознаменовалось тремя крупными восстаниями в пограничных провинциях – кантабров и астуров в Северной Испании (28–19 до н.э.), племен Центральной и Южной Галлии (27 до н.э.) и иллирийцев (6–9 н.э.).

Во внешней политике Август избегал широкомасштабных войн; тем не менее ему удалось присоединить к Империи Мезию (28 до н.э.), Галатию (25 до н.э.), Норик (16 до н.э.), Рецию (15 до н.э.), Паннонию (14–9 до н.э.), Иудею (6 н.э.); в зависимость от Рима попало Фракийское царство. В то же время попытка подчинить германские племена (походы 12 до н.э. – 5 н.э.) и организовать между Эльбой и Рейном провинцию Германия завершилась полной неудачей: после поражения в 9 н.э. в Тевтобургском лесу римляне отступили за Рейн. На Востоке Август в целом поддерживал систему буферных вассальных царств и боролся с парфянами за контроль над Арменией; в 20 до н.э. армянский престол занял его ставленник Тигран III, однако с 6 н.э. Армения попала в орбиту парфянского влияния. Римляне вмешивались даже в династические конфликты в самой Парфии, но не добились особых успехов. При Августе впервые объектом римской агрессии стали Южная Аравия (неудачный поход египетского префекта Элия Галла в 25 до н.э.) и Эфиопия (победоносная кампания Гая Петрония в 22 до н.э.).

Римская империя при преемниках Августа: династия Юлиев-Клавдиев (14–68). При ближайших преемниках Августа – Тиберии, Калигуле, Клавдии I и Нероне происходит усиление монархических тенденций.

Тиберий (14–37) прекратил деятельность народного собрания, передав часть его функций (выборы магистратов и высшую судебную юрисдикцию) сенату, роль которого, однако, также продолжала снижаться (особенно в 27–37). Принцепс получил право самостоятельно издавать законы, наложил руку на доходы от сенатских провинций и сосредоточил все преторианские войска в Риме, чем обеспечил силовую опору своей власти. Он активно использовал старый закон об оскорблении величия римского народа, который превратился в средство жестокого подавления любой оппозиции. В целях экономии государственных средств были сокращены денежные раздачи и число зрелищ. Тиберий продолжил борьбу с злоупотреблениями провинциальных наместников, полностью ликвидировал откупную систему и перешел к прямому сбору налогов.

Его внучатый племянник Калигула (37–41) предпринял попытку установить неограниченную монархию; он ввел пышный придворный церемониал и требовал от подданных называть его «господином» и «богом»; повсюду насаждался императорский культ. Им проводилась политика открытого унижения сената и террора против аристократии и всадничества; сфера применения закона об оскорблении величия была значительно расширена. Опорой Калигулы являлись преторианцы и армия, а также городской плебс, для привлечения симпатий которого он тратил огромные средства на раздачи, зрелища и строительство. Истощенная казна пополнялась за счет конфискаций имущества осужденных. Режим Калигулы вызвал всеобщее недовольство, и в январе 41 он был убит в результате заговора преторианской верхушки.

После его гибели сенат попытался восстановить республиканский строй или хотя бы отстранить от власти династию Юлиев-Клавдиев, однако преторианцы возвели на престол Клавдия I (41–54), дядю Калигулы, который продолжил антисенатский курс своих предшественников. При нем значительно возросла роль совета принцепса и произошло укрепление его личного аппарата: были созданы три ведомства (финансовое, по рассмотрению жалоб и по подготовке императорских указов), непосредственно подчиненные принцепсу; их возглавили императорские вольноотпущенники; полномочия прокураторов, проводников воли принцепса в провинциях, были существенно расширены. Клавдий возобновил политику Цезаря по предоставлению римского гражданства провинциалам, что способствовало романизации окраин и уравнению их в правах с Италией; в сенат он ввел выходцев из галльской аристократии. Лояльность плебса обеспечивалась щедрыми хлебными раздачами и зрелищами.

После смерти Клавдия, отравленного своей четвертой женой Агриппиной Младшей, императором стал его пасынок Нерон (54–68). В первые годы правления он стремился избегать конфликтов с сенатом; в то же время ему удалось установить контроль над эрарием. С 62 принцепс перешел к политике репрессий против высших слоев общества; массовые конфискации ослабили экономическое могущество аристократии и сделали Нерона крупнейшим землевладельцем Империи. Заигрывая с плебсом, он выделял огромные средства на организацию празднеств, хлебные раздачи и масштабное строительство (особенно после пожара Рима в 64), что побуждало его увеличивать налоги. Широкое недовольство столичной знати и жителей провинций проявилось в мятежах и заговорах (движение британских племен в 59–61, заговор Кальпурния Пизона в 65, восстание в Иудее в 66–70).

В 68 против Нерона выступил наместник Лугдунской Галлии Юлий Виндекс, которого поддержали местные племена и войска, расквартированные на Пиренейском п-ве и Северной Африке. После гибели Виндекса испанские легионы провозгласили императором легата Тарраконской Испании Сульпиция Гальбу и двинулись на Рим. Мятеж преторианцев в столице привел к свержению Нерона, который покончил с собой. С его смертью прекратилась династия Юлиев-Клавдиев.

Во внешней политике Юлии-Клавдии отказались от сохранения системы зависимых царств, превратив большинство из них в римские провинции – Каппадокию (17), Коммагену (17), Мавританию (40–45), Фракию (46) и Понт (64). В 43 была завоевана южная Британия. С переменным успехом продолжалась борьба с Парфией за Армению: в 17 Тиберию удалось возвести своего кандидата на армянский престол и дипломатическим путем урегулировать отношения с парфянами; при Клавдии и Нероне римско-парфянские отношения обострились; после нескольких военных кампаний в 63 был заключен мирный договор, по которому Рим признал армянским царем Тиридата, брата парфянского царя Вологаза I; это значительно ослабило римское влияние в Армении.

Римская империя при Флавиях (69–96). После кратковременных правлений Гальбы (июнь 68 – январь 69), Отона (январь-апрель 69) и Вителлия (апрель-декабрь 69) престол захватил выходец из средних италийских слоев Веспасиан (69–79), основавший династию Флавиев. Он укрепил свою власть, подавив мятеж германского племени батавов (70) и восстание иудеев (71), сменил состав и сократил численность преторианской гвардии, провел чистку сената, включив в него представителей италийской муниципальной верхушки и ряд знатных провинциалов. Внешне Веспасиан соблюдал республиканские традиции и стремился не обострять отношений с сенаторами. Его социальной опорой были средние и мелкие землевладельцы и провинциальная аристократия: Он наделил землей своих ветеранов и провел общеимперский земельный кадастр, вернув в казну значительную часть расхищенных крупными собственниками государственных земель; широко раздавал римское гражданство, причем уже не отдельным лицам, а целым городам и муниципиям, особенно в западных областях Империи. Он упорядочил финансы благодаря режиму строгой экономии (ограничение денежных и хлебных раздач воинам и плебсу) и увеличению налогов; это позволило ему осуществить крупные строительные проекты (Форум Веспасиана, храм Мира, Колизей).

Преемники Веспасиана, его сыновья Тит (79–81) и Домициан (81–96), продолжили политику благоприятствования провинциям. В то же время они возобновили практику щедрых раздач и организации зрелищ, что привело в середине 80-х к оскудению казны; ради ее пополнения Домициан развязал террор против имущих слоев, который сопровождался массовыми конфискациями; репрессии особенно усилились после восстания в 89 Антония Сатурнина, легата Верхней Германии. Внутриполитический курс стал приобретать открыто абсолютистский характер: по примеру Калигулы Домициан требовал именовать себя «господином» и «богом» и ввел ритуал церемониального поклонения; для подавления оппозиции сената он проводил периодические его чистки, используя полномочия пожизненного цензора (с 85). В обстановке всеобщего недовольства ближайшее окружение принцепса составило заговор, и он был убит в сентябре 96. Династия Флавиев сошла с исторической сцены.

Во внешней политике Флавии в целом завершили процесс ликвидации вассальных буферных государств на границе с Парфией, окончательно включив в состав Империи Коммагену и Малую Армению (к западу от Евфрата). Они продолжили завоевание Британии, подчинив большую часть острова, кроме северной его области – Каледонии. Для укрепления северной границы Веспасиан захватил район между истоками Рейна и Дуная (Декуматские поля) и создал провинции Верхняя и Нижняя Германии, а Домициан совершил в 83 успешный поход против германского племени хаттов и вступил в тяжелую войну с даками, завершившуюся в 89 компромиссным миром: за ежегодную субсидию дакийский царь Децибал обязался не вторгаться на территорию Империи и защищать римские границы от других варварских племен (сарматов и роксоланов).

Династия Антонинов (96–192): золотой век Римской империи. После убийства Домициана престол занял ставленник сената Марк Кокцей Нерва (96–98), основатель династии Антонинов, который попытался консолидировать разные слои римского общества. С этой целью он продолжил аграрную политику Флавиев по поддержке мелких землевладельцев (массовая скупка земли и ее распределение среди нуждающихся), создал алиментарный фонд для поддержки сирот и детей малоимущих граждан и провозгласил своим наследником и соправителем популярного в военных кругах наместника Верхней Германии Марка Ульпия Траяна (97).

Приход к власти Траяна (98–117), выходца из провинции, был закономерным в условиях падения политической роли столичного плебса и преторианцев и роста значения армии и провинциальной аристократии. При нем монархическая система получила свое теоретическое обоснование: Дион Христостом (ок. 40–120) и Плиний Младший (61/62 – ок. 113) разработали концепцию принцепса как первого и лучшего из граждан, для которого власть есть общественное служение и который руководствуется исключительно законами и благом государства. Сохраняя внешнее согласие с сенатом (дал клятву не казнить и не ссылать сенаторов), Траян держал его под жестким контролем и расширял за счет провинциалов (их число достигло 1/3). Он превратил совет принцепса в постоянно действующий орган управления и усилил роль префекта претория, фактически сделав его своим заместителем по гражданским делам. При Траяне государство окончательно отказалось от отношения к провинциям лишь как к источнику доходов и начало заботиться о них наравне с Италией (оказывало помощь в случае неурожая, стихийных бедствий, вникало в дела провинциальной администрации и т.д.). Одновременно он пытался приостановить экономический упадок Италии, где основным типом хозяйственной организации стала латифундия (крупное поместье с малопродуктивным зерноводством и экстенсивным скотоводством): он учредил систему кредитов под низкий процент для поддержки мелких и средних землевладельцев, значительно увеличил бюджет алиментарного фонда.

Внешнеполитический курс Траяна отличался агрессивностью. В ходе двух военных кампаний (101–103 и 105–107) он разгромил Дакийское царство и образовал на его территории провинцию Дакия. В 106 вассальное Набатейское царство было превращено в провинцию Аравия. В 113 Траян начал войну с Парфией, оккупировав Великую Армению (к востоку от Евфрата), а в 115–116 захватил всю Месопотамию; на занятых землях были созданы провинции Армения, Ассирия и Месопотамия. Однако восстания иудеев в Палестине, Египте и Киренаике и мощное антиримское движение в завоеванных областях вынудили его отступить за Евфрат. Хотя смерть Траяна в 117 и остановила продвижение римлян на Восток, именно при нем Империя достигла предельного расширения своей территории: она простиралась от Атлантического океана на западе до Евфрата на востоке, от Шотландских гор на севере до Сахары на юге.

Преемники Траяна отказались от политики завоеваний и взяли курс на оборону и укрепление внешних границ. Адриан (117–138) создал общеимперскую линию оборонительных комплексов – лимесов, включавших в себя небольшую крепость, военный лагерь и систему сторожевых башен на расстоянии нескольких километров друг от друга, соединенных каменной стеной (или земляным валом с деревянным палисадом) и с внешней стороны защищенных рвом. В 117 был заключен договор с Парфией, по которому римляне отказались от областей, захваченных Траяном в Месопотамии; Великая Армения вновь стала зависимым от Рима царством. Это обеспечило 45-летний период мира на Востоке. Он был нарушен только при Марке Аврелии (161–180), когда парфяне попытались восстановить контроль над Великой Арменией; в результате войны 162–166 римляне закрепили за собой Северную Месопотамию и сохранили в сфере своего влияния Армению. Марк Аврелий также отразил в 167–175 и 177–180 вторжения в придунайские провинции Паннонию, Норик и Рецию германцев (маркоманов и квадов) и их союзников сарматов (Первая и Вторая Маркоманские войны); его наследник Коммод (180–192) заключил с варварами мир на условиях восстановления status quo.

Во внутренней политике Адриан, Антонин Пий (138–161) и Марк Аврелий, сохраняя нормальные отношения с сенатом, продолжали траяновский курс на включение его в систему императорской администрации и на укрепление бюрократического аппарата. При Адриане совет принцепса стал официальным высшим государственным органом, куда входили советники императора, ведущие правоведы и руководители центральных ведомств, число которых увеличилось вдвое (новые – по делам императорского имущества, императорского суда и императорской почты); во главе их были поставлены уже не вольноотпущенники, а всадники; расширились законотворческие полномочия принцепса; структура провинциального управления была реорганизована по образцу столичной (совет при наместнике; канцелярия в составе нескольких департаментов); налоговое бремя облегчено, особенно в восточных областях. При Марке Аврелии римско-италийская знать окончательно утратила свои господствующие позиции в сенате: число провинциалов в нем достигло 50 %, в первую очередь за счет выходцев с Востока и из Африки; это позволило принцепсу без риска доверить ему часть своих судебных полномочий.

На социальную политику Антонинов большое влияние оказали новые для Рима II в. экономические реалии: отказ многих крупных землевладельцев от ведения хозяйства (с использованием рабского труда), распространение практики сдачи земли арендаторам (колонам) и предоставления рабам некоторой хозяйственной самостоятельности. Адриан законодательно регламентировал взаимоотношения колонов и собственников; Антонин Пий признал за рабами определенный юридический статус (раб получил право жаловаться на жестокого господина, иметь семью и заниматься торговлей; убийство раба приравнивалось к убийству свободного); Коммод предпринял жесткие меры в защиту колонов от произвола крупных землевладельцев и впервые в римской истории начал расселять на запущенных территориях военнопленных варваров, превращая их в государственных арендаторов, уплачивающих в казну фиксированный налог. Все Антонины поддерживали существование алиментарного фонда, который при Марке Аврелии стал бюрократическим ведомством с собственным штатом, возглавляемым сенатором в ранге префекта.

Правление Антонинов – эпоха относительной стабилизации – тем не менее не избежало крупных внутриполитических (прежде всего этно-религиозных) потрясений: мятежи иудеев при Траяне и Адриане, волнения в Греции, Египте и Мавритании при Антонине Пии, восстания в Британии и в Египте и мятеж наместника Сирии Авидия Кассия при Марке Аврелии. Кризисные тенденции усилились при Коммоде, который попытался возродить абсолютистский курс Калигулы, Нерона и Домициана: ущемление высших слоев, террор против сенатской оппозиции, заигрывание с армией (повышение жалованья солдатам) и столичным плебсом (щедрые раздачи и грандиозные зрелища), требование божественных почестей и провозглашение себя новым Геркулесом (Гераклом). Истощение казны, массовые конфискации, увеличение налогов, неспособность государства обеспечить бесперебойное снабжение Италии продовольствием и справиться с многочисленными разбоями в провинциях лишили Коммода какой-либо поддержки в обществе. В ночь на 1 января 193 он был убит в результате заговора своих приближенных. С его гибелью окончилась эпоха Антонинов.

Римская империя при Северах (193–235). В результате ожесточенной гражданской войны 193–197, разразившейся после убийства Коммода, престол захватил Септимий Север (193–211), основавший династию Северов. Его воцарение ознаменовало политическую победу армейской верхушки и провинциальной знати над римско-италийской аристократией. Септимий Север провел ряд важных реформ по укреплению императорской власти, государственного аппарата и армии, создав режим бюрократизированного принципата. Он отнял у сената право издавать законы и избирать магистратов, превратив в чисто декоративный орган, и еще более провинциализировал его, включив в него значительное число военных, а также выходцев из южных и восточных регионов. Решения совета принцепса получили силу сенатских постановлений. Эрарий стал римской городской казной, а фиск – общегосударственной. Был сделан решающий шаг по унификации бюрократической системы: практически исчезла грань между магистратурами, унаследованными от Республики, и должностями, введенными при Империи; внутри чиновничества установилась строгая иерархия по военному образцу. Чтобы усилить армию, Септимий Север повысил жалованье солдатам, разрешил им во время службы приобретать землю и вступать в брак (теперь они жили в поселках рядом с лагерем и периодически являлись на сборы), уравнял легионеров в правах с преторианцами, отказался от принципа комплектования преторианской гвардии исключительно из жителей Италии (отныне ее набирали из всех легионов); в результате значительно расширился приток в армию провинциалов и варваров. По отношению к провинциям принцепс проводил политику еще большего благоприятствования, чем Антонины: он освободил многие города от налогов, щедро раздавал римское гражданство и покончил с привилегированным положением Италии, присвоив ей статус провинции. Его сын и наследник Каракалла (211–217) в 212 предоставил римское гражданство всем свободным жителям Империи. Так завершился процесс превращения италийского государства, окруженного зависимыми территориями, в единую средиземноморскую державу.

После убийства Каракаллы в 217 и кратковременного правления Макрина (217–218), сына вольноотпущенника (первый случай в римской истории), престол перешел к Гелиогабалу (218–222), представителю младшей ветви Северов. Новый император попытался установить теократический режим по восточному образцу: будучи верховным жрецом сирийского бога Солнца, он объявил этот культ общегосударственным. Бесконечные оргии и террор против знати быстро сделали Гелиогабала одиозной фигурой. В 222 он погиб в результате заговора, и трон занял его двоюродный брат Александр Север (222–235). В отличие от своих предшественников, Александр проводил просенатский курс: представители сенатской аристократии заняли при нем ведущие позиции в совете принцепса, возглавили центральную и провинциальную администрацию. Снижение в целях экономии солдатского жалованья и сокращение командных должностей вызвали резкое недовольство в армии, а порча монеты (уменьшение содержания серебра за счет меди) привела к инфляции и ухудшению экономического положения широких слоев населения. В 235 император был убит легионерами во время военной кампании против германцев.

Главным во внешней политике Северов оставался восточный вопрос. Во время войны 195–198 Септимию Северу удалось отразить парфянское нашествие, захватить всю Месопотамию и превратить ее в римскую провинцию. В 215 Каракалла совершил успешный поход в Парфию. Вскоре после свержения в 226 династии Аршакидов и возникновения Новоперсидского царства его основатель Ардашир Сасанид вторгся в восточные провинции Империи, но в 231–232 римляне вытеснили его за Евфрат. Второй по важности задачей была защита рейнско-дунайской границы от вновь усилившегося в начале III в. натиска германских и сарматских племен. В 212–214 Каракалла вел борьбу с хаттами и алеманами на Рейне и с карпами и языгами на Среднем Дунае. В 234–235 с переменным успехом с алеманами сражался Александр Север. Еще одним театром военных действий стала римская Британия, куда в 208 вторглись пикты, населявшие Каледонию: к 211 римляне вытеснили их за вал Адриана, однако смерть императора помешала им овладеть северной частью острова.

Кризис Империи: эпоха солдатских императоров (235–284). III в. стал временем глубокого социально-экономического и политического кризиса. Демографический спад, вызванный частыми эпидемиями и непрерывными войнами, привел к запустению целых районов и сокращению пахотных площадей; экстенсивные отрасли сельского хозяйства (зерноводство и скотоводство) вытеснили интенсивные формы (виноградорство, оливководство); еще более возросла роль колоната и латифундиального землевладения, слабо связанного с рынком и использованием рабского труда; значение же муниципального землевладения резко снизилось. Пришли в упадок ремесло и торговля, нарушилось денежное обращение, усилилась инфляция. Наступил период деградации города и городской жизни.

Политический кризис выразился в череде государственных переворотов, кратковременных правлениях (40 за 49 лет), отсутствии династической преемственности, региональном сепаратизме. Ведущей политической силой стала армия, вышедшая из-под контроля гражданских властей; подавляющее большинство принцепсов в 235–284 было выдвинуто легионами («солдатские императоры»).

С прекращением династии Северов трон захватил Максимин Фракиец (235–238), фракийский пастух, дослужившийся до командира легиона. В 235 он нанес поражение алеманам, в 236–237 – сарматам и дакам. В ответ на развязанный им террор против имущих слоев римско-италийская и провинциальная знать организовала в 238 антиправительственные мятежи в Риме и Африке. После гибели Максимина и четырех сенатских ставленников (Гордиана I, Гордиана II, Пупиена и Бальбина) преторианцы провозгласили императором 13-летнего Гордиана III (238–244), сына Гордиана II. В 244 во время похода против персов он был убит префектом претория Филиппом Арабом. Взойдя на престол, Филипп (244–249) попытался стабилизировать внутриполитическую ситуацию, лавируя между сенатом и армией. В 245–247 он успешно сражался с готами на Дунае, заключил мир с персами, закрепив за Империей Малую Армению и Северную Месопотамию, и одержал верх над несколькими претендентами на верховную власть. В 249 Филипп пал под Вероной в битве с сенатором Децием, который был провозглашен императором дунайскими легионами (249–251). Деций, выходец из знатной иллирийской семьи, сделал попытку обуздать своеволие армии, установить жесткий контроль над государственным аппаратом и возродить авторитет древней римской религии как основы государственного единства; он боролся с новыми культами, широко распространившимися в Империи, – иранским культом Митры, сирийским культом Солнца и, особенно, христианством, против которого в 250 было организовано первое систематическое гонение. В 251 Деций погиб в сражении при Абритте (Нижняя Мезия) с вторгшимися на Балканы готами. В результате гражданской войны 251–253 власть оказалась в руках сенатора Валериана из знатного италийского рода (253–260), который сделал соправителем своего сына Галлиена (253–268), передав ему западные провинции вместе с Италией. Новые императоры продолжили внутреннюю политику Деция, в том числе и его антихристианский курс (гонение 257–260), однако их основное внимание было направлено на отражение внешней опасности – нашествия франков и алеманов на Галлию, готов на Балканы, мавританских племен на Северную Африку, персов на Сирию и Палестину. В 255 от Империи отпала Дакия, в 259 – Декуматские поля и Реция. В 260 Валериан попал в плен к персидскому царю Шапуру I (241–272) и умер в заключении (по другой версии, казнен). Началось единоличное царствование Галлиена (260–268), при котором политический кризис достиг своей кульминации: государство фактически распалось на несколько самостоятельных областей. Значительную часть восточных провинций контролировал правитель Пальмиры Оденат, сумевший в 262 разгромить персов и вытеснить их за пределы Империи; в 265 Галлиен был вынужден провозгласить его своим соправителем. В Галлии еще в 259 власть захватил Постум, создавший Галльскую империю, в состав которой в 260 вошли Испания и Британия. Главной внешнеполитической проблемой для Галлиена стали готы, периодически вторгавшиеся на Балканский п-в; их флот несколько раз прорывался через Боспор и Геллеспонт и опустошал побережье Эгейского моря; в 263 они разгромили Эфес, в 267 – Афины, Коринф и Спарту. Пытаясь переломить ситуацию, император провел в 262–263 реформу армии, реорганизовав преторианскую гвардию и усилив роль кавалерии, в которую включил конные отряды варваров; он также прекратил преследования христиан. После убийства Одената в 267 положение на Востоке еще более ухудшилось: его вдова и наследница Зенобия подчинила себе Египет и большинство азиатских провинций. В 268 Галлиен нанес несколько поражений Постуму, вскоре погибшему от рук своих собственных солдат, и отразил новое нашествие готов на Балканы и в Малую Азию. В том же году он был убит заговорщиками.

Галлиена сменил иллириец Клавдий II (268–270), при котором Империя начала выходить из кризиса. В 269 он разгромил готов при Наиссе (совр. Ниш); часть пленных он зачислил в римскую армию, а остальных расселил в дунайских провинциях. Однако Галльская империя и царство Зенобии сохранили независимость. После смерти Клавдия (он умер от чумы) и краткого правления его брата Квинтилла (всего 17 дней) власть захватил еще один выходец из Иллирии – Аврелиан (270–275), который восстановил внутреннее единство Империи и отразил внешних врагов: в 270 он победил вторгшихся в Северную Италию алеманов и ютунгов; в 271, осознав невозможность удержать Дакию, отвел римские войска за Дунай; в 272–273 разгромил государство Зенобии и вернул под власть Рима восточные провинции; в 274 ликвидировал Галльскую империю. Внутренняя политика Аврелиана имела абсолютистскую направленность: он официально именовал себя «господином» и «богом» и носил царскую диадему, не считался с сенатом и развязал террор против аристократии. В целях стабилизации он осуществил денежную реформу, вернув в оборот полноценную монету, и придал общегосударственный характер ближневосточному культу непобедимого Солнца (274). В 275 Аврелиан был убит легионерами во время похода против персов.

После недолгого правления сенатора Тацита (275–276) и его брата Флориана (276) власть перешла к Пробу (276–282), продолжившему курс Аврелиана. Проб изгнал из Галлии вторгнувшихся в нее алеманов и франков, успешно боролся с вандалами на Дунае и персами на Востоке. По примеру Клавдия II он активно расселял пленных варваров в пограничных районах Империи, порой целыми племенами. Им был также предпринят ряд мер для возрождения экономики провинций. В 282 Проб погиб во время солдатского бунта.

Его сменил Кар (282–283), выходец из Галлии, поддержанный легионами в Норике и Реции. Он победил сарматов и германцев на Дунае; затем разбил персов и захватил их столицу Ктесифон; во время персидского похода умер от удара молнии. Ему наследовали его сыновья Карин (283–285) и Нумериан (283–284). В сентябре 284 Нумериан был убит в результате заговора, и его армия провозгласила императором Диоклетиана. В начале 285 Карин во время сражения с Диоклетианом на р. Марг (совр. Морава) погиб от рук собственных воинов, и Диоклетиан стал единовластным правителем Римской империи.

Установление системы домината: реформы Диоклетиана и Константина. Став императором, Диоклетиан (284–305) столкнулся с серьезными внутри- и внешнеполитическими проблемами: усилилось давление германцев и сарматов на рейнско-дунайскую, а персов – на восточную границу; в Галлии полыхало восстание багаудов («мятежников»), начавшееся еще в 283; волнениями была охвачена Мавритания; власть в Британии и северо-западной Галлии узурпировал флотоводец Караузий (287–293); население страдало от инфляции и дезорганизации рынка. В этих условиях Диоклетиан пошел по пути дальнейшего укрепления императорской власти. Он окончательно порвал с прежней псевдореспубликанской политической традицией, основанной Августом (принципат), и установил систему домината (от dominus – «господин»): император перестал быть лучшим гражданином и первым из сенаторов, чьи чрезвычайные полномочия основывались на его особом авторитете; отныне он превратился в абсолютного монарха, обожествленного (Диоклетиан считался сыном Юпитера) и возвышающегося над законами. Первой исторической формой домината стала тетрархия (правление четырех): в 286 Диоклетиан сделал своим соправителем Максимина, передав под его управление западные провинции; себе он оставил Восток и Балканский п-ов; в 293 оба императора (августа) назначили двух младших соправителей-наследников (цезарей) – Галерия и Констанция Хлора; первый получил Балканский п-ов без Фракии, второй – Галлию и Британию. Срок полномочий августов ограничивался двадцатью годами; по его истечении их место занимали цезари, в свою очередь избиравшие двух младших соправителей.

Основой режима домината являлся разветвленный центральный и местный бюрократический аппарат, развитию которого способствовала реформа провинциального управления: было упразднено деление на сенатские и императорские провинции; произошло разукрупнение провинций; новые небольшие провинции (100 + округ Рима), как правило, не совпадали с границами исторических областей, что облегчало борьбу с сепаратизмом и более эффективный финансовый и политический контроль над местным населением; несколько провинций образовывали диоцез (всего двенадцать); расквартированные в провинциях воинские соединения были выведены из подчинения гражданской администрации.

Другой важной составляющей режима домината являлась армия, численность которой при Диоклетиане значительно увеличилась; главной опорой императора стали не стационарные легионы, вечный источник политической напряженности, а новосозданные мобильные войска, размещенные в городах. Добровольный набор дополнился принудительным рекрутированием: землевладельцы были обязаны поставлять то или иное количество солдат в зависимости от размеров их владений. Значительно усилился и процесс варваризации армии.

Финансовая политика тетрархов также была направлена на укрепление государственного единства. В 286 началась чеканка полновесной золотой (ауреус) и новой медной монеты, и денежное обращение временно нормализовалось; однако из-за несоответствия реальной и номинальной стоимости ауреуса он быстро исчез из обращения, и практика порчи монеты возобновилась. В 289–290 была введена новая налоговая система, общая для всех областей Империи (в том числе и для Италии): она основывалась на периодической поголовной переписи населения, унифицированных принципах налогообложения (подушный в городах, поземельный в сельской округе) и налоговой ответственности – земельных собственников за колонов и посаженных на землю рабов, куриалов (членов городских советов) за горожан; это способствовало прикреплению крестьян к земле, а ремесленников к их профессиональным организациям (коллегиям). В 301 были законодательно установлены фиксированные цены и фиксированные ставки заработной платы; за их нарушение предусматривались суровые наказания вплоть до смертной казни (на рынках даже дежурили специальные палачи); но даже это не смогло остановить спекуляцию, и вскоре закон был отменен.

В религиозной сфере возобладал резко антихристианский курс: к началу IV в. христианство распространилось в армии и городских слоях и составило серьезную конкуренцию императорскому культу; независимая церковная организация во главе с епископами, контролировавшая значительную часть населения, представляла потенциальную угрозу для всевластия государственной бюрократии. В 303 было запрещено отправление христианского культа, и начались гонения на его приверженцев; молитвенные дома и богослужебные книги уничтожались, церковное имущество конфисковывалось.

Тетрархам удалось добиться некоторой внутри- и внешнеполитической стабилизации. В 285–286 было разгромлено восстание багаудов, в 296 восстановлен контроль над Египтом и Британией, в 297–298 подавлены волнения в Мавритании и Африке; был положен предел вторжениям германских (алеманы, франки, бургунды) и сарматских (карпы, языги) племен; в 298–299 римляне вытеснили персов из восточных провинций, овладели Арменией и совершили успешный поход в Месопотамию. Но после отречения Диоклетиана и Максимиана от престола в 305 в Империи разразилась гражданская война между их наследниками, завершившаяся победой Константина Великого (306–337), сына Констанция Хлора: в 306 он установил власть над Галлией и Британией, в 312 – над Италией, Африкой и Испанией, в 314–316 – над Балканским п-вом (без Фракии), а в 324 – над всей Империей.

При Константине завершилось формирование режима домината. Вместо тетрархии возникла стройная вертикальная система управления: к созданной Диоклетианом административно-территориальной структуре был добавлен новый элемент – четыре префектуры (Галлия, Италия, Иллирия и Восток), объединяющие несколько диоцезов; во главе каждой префектуры стоял префект претория, подчинявшийся непосредственно императору; ему в свою очередь подчинялись правители диоцезов (викарии), а тем – наместники провинций (президы). Гражданская власть окончательно отделилась от военной: командование армией осуществляли четыре военных магистра, не подконтрольные префектам претория. Вместо совета принцепса возник императорский совет (консисторий). Была введена строгая иерархия чинов и титулов, особое значение приобрели придворные должности. В 330 Константин основал на Босфоре новую столицу – Константинополь, ставшую одновременно императорской резиденцией, административным центром и главной ставкой.

В военной сфере было проведено разукрупнение легионов, что позволило усилить контроль над армией; из мобильных войск выделились дворцовые части (доместики), заменившие преторианскую гвардию; доступ в них был открыт варварам; военная профессия постепенно стала превращаться в наследственную.

Константин осуществил успешную денежную реформу: он выпустил новую золотую монету (солид), ставшую основной денежной единицей в Средиземноморье; из серебра чеканилась только мелкая разменная монета. Император продолжил политику прикрепления подданных к определенному месту жительства и сфере деятельности: куриалам он запретил переселяться из одного города в другой (указы 316 и 325), ремесленникам – менять профессию (эдикт 317), колонам – оставлять свои наделы (закон 332); их обязанности стали не только пожизненными, но и наследственными.

Константин отказался от антихристианского курса своих предшественников; более того, он сделал христианскую церковь одной из главных опор режима домината. По Медиоланскому эдикту 313 христианство было уравнено в правах с остальными культами. Император освободил духовенство от всех государственных повинностей, предоставил церковным общинам права юридических лиц (получать вклады, наследовать имущество, покупать и освобождать рабов), поощрял строительство храмов и миссионерскую деятельность церкви; он также закрыл часть языческих святилищ и упразднил некоторые жреческие должности. Константин активно вмешивался во внутренние дела христианской церкви, стремясь обеспечить ее институциональное и догматическое единство: при возникновении серьезных богословских и дисциплинарных разногласий он созывал съезды епископов (соборы), неизменно поддерживая позицию большинства (Римский 313 и Арльский 314 соборы против донатистов, Первый вселенский Никейский собор 325 против ариан, Тирский собор 335 против ортодокса Афанасия Александрийского). См. ХРИСТИАНСТВО.

В то же время Константин оставался язычником и лишь перед самой смертью принял крещение; он не отказался от сана великого понтифика и покровительствовал некоторым нехристианским культам (культу непобедимого Солнца, культу Аполлона-Гелиоса). В 330 Константинополь был посвящен языческой богине Тюхе (Судьба), а сам император обоготворен как Гелиос.

Константин успешно воевал с франками на Рейне и с готами на Дунае. Он продолжил практику расселения варваров на опустевших территориях: сарматов – в придунайских провинциях и в Северной Италии, вандалов – в Паннонии.

Империя при преемниках Константина (337–395). Перед своей кончиной в 337 Константин разделил Империю между тремя сыновьями: Константин II Младший (337–340) получил Британию, Галлию, Испанию и западную часть римской Африки, Констанций II (337–361) – восточные провинции, Констант (337–350) – Иллирию, Италию и остальную Африку. В 340 Константин II попытался отнять у Константа Италию, но был разбит при Аквилее и погиб; его владения перешли к Константу. В 350 Констант был убит в результате заговора военачальника Магненция, варвара по происхождению, который захватил власть на Западе. В 352 Констанций II победил Магненция (покончившего с собой в 353) и стал единоличным правителем Империи.

При Констанции II теократические тенденции усилились. Будучи христианином, он постоянно вмешивался во внутрицерковную борьбу, поддерживая умеренных ариан против ортодоксов, и ужесточил политику по отношению к язычеству. При нем значительно возросли налоги, которые тяжким бременем ложились на куриалов.

В 360 галльские легионы провозгласили императором цезаря Юлиана (360–363), который после смерти Констанция II в 361 стал единоличным правителем Империи. Стремясь приостановить упадок городов и муниципального землевладения, Юлиан снизил налоги, сократил расходы на двор и государственный аппарат, расширил права курий. Перейдя в язычество (отсюда его прозвище «Отступник»), он предпринял попытку возродить традиционные культы: разрушенные языческие храмы восстанавливались и им возвращалось конфискованное имущество. Проводя политику религиозной терпимости, император в то же время запретил христианам преподавать в школах и служить в армии.

Юлиан Отступник погиб в 363 во время похода против персов, и армия избрала его преемником начальника императорских телохранителей христианина Иовиана (363–364), который отменил все антихристианские указы своего предшественника. После его смерти в 364 императором был провозглашен полководец Валентиниан I (364–375), который разделил власть со своим братом Валентом II (364–378), отдав ему восточные провинции. Подавив в 366 восстание Прокопия, выступившего под лозунгом продолжения политика Юлиана и апеллировавшего к социальным низам, императоры издали ряд законов о защите «слабых» от «сильных», учредили должность дефенсора (защитника) плебса и развернули борьбу с коррупцией. Одновременно они проводили курс на ограничение прав куриалов и совершенно не считались с сенатом. Оба брата исповедовали христианство, но если Валентиниан I избегал вмешиваться в церковные дела, то Валент II преследовал ортодоксов и всеми мерами насаждал арианство. После смерти Валентиниана I в 375 власть над западными провинциями перешла к его сыновьям Грациану (375–383) и малолетнему Валентиниану II (385–392). Грациан нормализовал отношения с сенатом и окончательно порвал все связи с язычеством, отказавшись от сана великого понтифика.

Внешняя политика преемников Константина Великого сводилась к обороне границ Империи. На рейнском направлении римляне одержали ряд побед над франками, алеманами и саксами (Констант в 341–342, Юлиан в 357, Валентиниан I в 366); в 368 Валентиниан I вторгся в правобережную Германию и дошел до истоков Дуная. На дунайском направлении успех также сопутствовал римлянам: в 338 Констант разгромил сарматов, а в 367–369 Валент II победил готов. В конце 360-х – начале 370-х римляне возвели на рейнско-дунайской границе новую систему оборонительных сооружений. На восточном направлении Империя вела затяжную борьбу с державой Сасанидов: Констанций II с переменным успехом воевал с персами в 338–350 и в 359–360; после неудачного похода Юлиана Отступника в 363 его преемник Иовиан заключил позорный мир с Сасанидами, отказавшись от Армении и Месопотамии; в 370 Валент II возобновил войну с Персией, которая закончилась уже после его смерти договором о разделе Армении (387). В Британии римлянам при Константе и Валентиниане I удалось нанести несколько поражений пиктам и скоттам, периодически вторгавшимися в центральную часть острова.

В 376 Валент II разрешил вестготам и части остготов, отступавшим на юг под давлением гуннов, переправиться через Дунай и занять опустевшие земли Нижней Мезии. Злоупотребления императорских чиновников вызвали в 377 их восстание. В августе 378 готы разгромили римскую армию в битве при Адрианополе, в которой погиб Валент II, и опустошили Балканский п-ов. Грациан назначил правителем восточных провинций полководца Феодосия (379–395), которому удалось стабилизировать ситуацию. В 382 Феодосий I заключил с готами договор, ставший поворотным пунктом во взаимоотношениях римлян и варваров: им позволили поселиться в Нижней Мезии и Фракии на правах федератов (со своими законами и религией, под управлением племенных вождей). Это положило начало процессу возникновения на территории Империи автономных варварских протогосударств.

Феодосий I в целом следовал политическому курсу Грациана: в интересах сенатской аристократии он ввел должность дефенсора сената; предоставил льготы крестьянам, осваивавшим заброшенные земли; активизировал розыск беглых рабов и колонов. Он отказался от сана великого понтифика и в 391–392 перешел к политике искоренения язычества; в 394 были запрещены Олимпийские игры, а христианство объявлено единственной законной религией в Империи. Во внутрицерковной сфере Феодосий I решительно поддержал ортодоксальное направление, обеспечив его полное торжество над арианством (Второй вселенский Константинопольский собор 381).

В 383 Грациан погиб в результате мятежа Магна Максима, который подчинил своей власти западные провинции. Валентиниан II бежал в Фессалонику, но в 387 Феодосий I, свергнув узурпатора, восстановил его на престоле. В 392 Валентиниан II был убит своим военачальником франком Арбогастом, провозгласившим императором Запада ритора Евгения (392–394), который, будучи язычником, попытался возродить религиозную политику Юлиана Отступника. В 394 Феодосий I разбил Арбогаста и Евгения под Аквилеей и в последний раз восстановил единство Римской державы. В январе 395 он скончался, перед смертью разделив государство между двумя сыновьями: старшему Аркадию достался Восток, младшему Гонорию – Запад. Империя окончательно распалась на Западно-римскую и Восточно-римскую (Византийскую). См. ВИЗАНТИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ.

Культура. Новым явлением в культурной сфере, начиная с Августа, становится государственное меценатство. Римская культура утрачивает полисный (узкоэтнический) и приобретает космополитический характер. Распространяется новая система ценностей, прежде всего среди городского населения, основанная на сервилизме, презрении к труду, потребительстве, стремлении к удовольствиям и увлечении чужеземными культами. Сельский тип сознания отличается большим консерватизмом: ему свойственны уважение к труду, верность патриархальной системе отношений и почитание традиционных римских богов.

Интенсивно развивается градостроительство. Распространяется особый римский тип городской планировки: город состоит из жилых кварталов, общественных зданий, площадей (форумов) и производственных зон (на окраинах); он организуется вокруг двух пересекающихся под прямым углом центральных проспектов, делящих его на четыре части, обычно ориентированные по сторонам света; параллельно проспектам тянутся узкие улицы, разбивающие город на кварталы; вдоль мощеных с тротуарами улиц проложены водосточные каналы, закрытые сверху плитами; развитая система водоснабжения включает водопроводы, фонтаны и цистерны для сбора дождевой воды.

Архитектура остается ведущей сферой римского искусства. Большинство зданий строится из римского бетона и обожженного кирпича. В храмовой архитектуре I в. безусловно доминирует псевдопериптер (Квадратный дом в Ниме). В эпоху Адриана возникает новый тип храма – увенчанная куполом ротонда (Пантеон); в нем главное внимание обращено не на внешний облик (большая часть – глухая стена), а на внутреннее пространство, целостное и богато декорированное, которое освещается через отверстие в центре купола. При Северах появляется новая форма центрированно-купольного храма – десятигранник с куполом на высоком барабане (храм Минервы в Риме). Гражданская архитектура представлена в первую очередь триумфальными колоннами (38-метровая колонна Траяна) и арками (однопролетная арка Тита, трехпролетные арки Септимия Севера и Константина Великого), театрами (театр Марцелла и Колизей, в которых используется многоярусная аркада), грандиозными акведуками и мостами, вписанными в окружающий ландшафт (акведук в Сеговии, Гардский мост у Нима, мост через Тахо), мавзолеями (усыпальница Адриана), общественными банями (термы Каракаллы, термы Диоклетиана), базиликами (базилика Максенция). Дворцовая архитектура эволюционирует в направлении замковой, беря за образец планировку военного лагеря (дворец-крепость Диоклетиана в Сплите). При строительстве жилых зданий широко используется перистильная конструкция; новыми элементами являются застекленный перистиль и мозаичные полы. Для малоимущих возводятся «высотные» дома (инсулы), достигающие четырех-пяти этажей. Римские архитекторы I–III вв. продолжают творчески осваивать достижения разных архитектурных традиций – классической, эллинистической, этрусской: создатели Колизея соединяют многоярусную аркаду с элементами ордера (полуколоннами), ведущий зодчий эпохи Адриана Аполлодор Дамасский при строительстве Форума Траяна применяет вместо сводов и арок колоннады и балочные перекрытия; мавзолей Адриана воспроизводит модель этрусского погребального сооружения; в конструкции сплитского дворца Диоклетиана используется аркада на колоннах. В ряде случаев попытка синтезировать разные стили приводит к эклектике (храм Венеры и Ромы, вилла Адриана в Тиволи). С IV в. распространяется христианский тип храма, который многое заимствует у римской традиции (базилика, круглый храм).

В пластическом искусстве I–III вв. продолжает доминировать скульптурный портрет. При Августе под влиянием классических образцов республиканский реализм уступает место некоторой идеализации и типизации, прежде всего в парадном портрете (статуя Августа из Прима Порта, Август в образе Юпитера из Кум); мастера стремятся передать бесстрастность и самообладание модели, ограничивая динамику пластического изображения. При Флавиях наблюдается поворот к более индивидуализированной образной характеристике, повышенной динамичности и экспрессивности (бюсты Вителлия, Веспасиана, Цецилия Юкунда). При Антонинах всеобщее увлечение греческим искусством приводит к массовому копированию классических шедевров и попытке воплотить в скульптуре греческий эстетический идеал; вновь проявляется тенденция к идеализации (многочисленные статуи Антиноя). В то же время усиливается стремление к передаче психологического состояния, в первую очередь созерцательности (Сириянка, Бородатый варвар, Негр). К концу II в. в портретном искусстве нарастают черты схематизации и манерности (статуя Коммода в виде Геракла). Последний расцвет римского реалистического портрета происходит при Северах; правдивость изображения соединяется с психологической глубиной и драматизацией (бюст Каракаллы). В III в. обозначаются две тенденции: огрубление образа (лаконичная моделировка, упрощение пластического языка) и нарастание в нем внутреннего напряжения (бюсты Максимина Фракийца, Филиппа Араба, Луциллы). Постепенно одухотворенность моделей приобретает отвлеченный характер, что приводит к схематизму и условности изображения. Этот процесс достигает своей кульминации в IV в. как в портрете (бюст Максимина Дазы), так и в монументальной скульптуре, ставшей ведущим жанром пластического искусства (колоссы Константина Великого и Валентиниана I). В скульптурах того времени лицо превращается в застывшую маску, и только непропорционально большие глаза передают душевное состояние модели.

В живописи в начале I в. н.э. утверждается третий помпейский (канделябрный) стиль (небольшие мифологические картины, обрамленные легким архитектурным декором); возникают новые жанры – пейзаж, натюрморт, бытовые сцены (Дом Столетней годовщины и Дом Лукреция Фронтина в Помпеях). Во второй половине I в. он сменяется более динамичным и экспрессивным четвертым помпейским стилем (Дом Веттиев в Помпеях). Во II–III вв. стенная живопись начинает постепенно вытесняться мозаичными изображениями.

Эпоха Августа является «золотым веков» римской литературы. Центрами литературной жизни становятся кружки Мецената и Мессалы Корвина. Ведущей сферой словесности остается поэзия. Вергилий (70–19 до н.э.) вводит в нее буколический жанр (сборник пастушеских стихотворений Буколики), создает дидактическую поэму о земледелии (Георгики) и историко-мифологическую поэму о происхождении римского народа (Энеида). Гораций (65–8 до н.э.) сочиняет эподы (двустишия), сатиры, оды, торжественные гимны, сочетая в них лирические мотивы с гражданскими и отходя тем самым от принципов неотериков; он также разрабатывает теорию римского классицизма, выдвигая идеал простоты и единства (Искусство поэзии). С Тибуллом (ок. 55–19 до н.э.), Проперцием (ок. 50–15 до н.э.) и Овидием (43 до н.э. – 18 н.э.) связан расцвет элегической поэзии. Перу Овидия, помимо того, принадлежат Метаморфозы (Превращения) – гекзаметрический эпос, в котором излагаются основы греко-римской мифологии, и Фасты, описывающие элегическим размером все римские ритуалы и празднества. Крупнейшим прозаиком «золотого века» является историк Тит Ливий (59 до н.э. – 17 н.э.), автор монументальной Истории Рима от основания Города в 142 книгах (от мифических времен до 9 до н.э.).

В эпоху от Августа до Траяна («серебряный век» римской литературы) бурно развивается сатирическая поэзия; ее ведущие представители – Персий Флакк (34–62), Марциал (42–104) и Ювенал (середина I в. – после 127). В творчестве Марциала получает свое классическое оформление римская эпиграмма. Традиции эпической поэзии продолжают Лукан (39–65), создатель Фарсалии (война Помпея с Цезарем), Папиний Стаций (ок. 40–96), автор Фиваиды (поход Семерых против Фив) и Ахиллеады (Ахилл у Ликомеда на Скиросе), и Валерий Флакк (вторая половина I в.), написавший Аргонавтику. Федр (первая половина I в.) вводит в римскую литературу жанр басни. Крупнейшим драматургом эпохи является Сенека (4 до н.э. – 65 н.э.), в основном сочинявший паллиаты (Эдип, Медея и др.); современный римский сюжет разрабатывается им только в претексте Октавия; он создает новый тип героя – сильного и страстного человека, способного на преступление, становящегося игрушкой в руках неумолимой судьбы и одержимого мыслью о смерти (самоубийстве). Растет значение прозы. В середине I в. Петроний (ум. в 66) пишет сатирико-приключенческий роман Сатирикон в жанре менипповой сатиры (сочетание прозы и стихов). Историография представлена Веллеем Патеркулом (род. ок. 20 до н.э.), давшим обзор истории Рима от падения Трои до правления Тиберия, Курцием Руфом (сер. I в.), автором Истории Александра Великого, и Корнелием Тацитом (55 – ок. 120), прославившимся своими Анналами и Историей; его перу также принадлежат историко-этнографический трактат Германия, надгробная речь О жизни и нравах Юлия Агриколы и Диалог об ораторах. Ораторская проза переживает упадок (увлечение панегириками и цветистыми декламациями). Единственным крупным оратором I в. является Квинтилиан (ок. 35 – ок. 100), внесший своим сочинением Наставление оратору значительный вклад в разработку риторической теории. В эпистолярном жанре работает Плиний Младший (61/62 – ок. 113), автор сборника стилизованных писем. Научная проза представлена историко-медицинским трактатом Корнелия Цельса Искусства, географическим опусом Помпония Мелы О строении Земли, грандиозной энциклопедией Плиния Старшего Естественная история и агрономическим сочинением Колумеллы О сельском хозяйстве.

II в. отмечен резким усилением греческого литературного влияния и расцветом римской литературы на греческом языке, в первую очередь прозаической. Основные ее жанры – любовный роман (Херей и Каллироя Харитона, Эфесские рассказы Ксенофонта Эфесского, Левкиппа и Клитофон Ахилла Тация), биография (Параллельные жизнеописания Плутарха), сатира (Диалоги Лукиана Самосатского), историография (Анабасис Александра и Индика Арриана, История Рима Аппиана), научная проза (Альмагест, Руководство по географии и Четверокнижие Клавдия Птолемея, медицинские трактаты Сорана Эфесского и Галена). В латинской литературе II в. ведущие позиции также занимает проза. Светоний (ок. 70 – ок. 140) поднимает жанр историко-политической (Жизнь двенадцати цезарей) и историко-литературной биографии до уровня исторического исследования. Во второй половине II в. Апулей создает эротико-авантюрный роман Метаморфозы (или Золотой осел). Постепенно усиливается архаизирующая тенденция (Фронтон, Авл Геллий), связанная со стремлением возродить образцы старой римской (доцицероновской) словесности. В III в. латинская литература приходит в упадок; в то же время в ней зарождается христианское направление (Тертуллиан, Минуций Феликс, Киприан). Грекоязычная римская литература III в. представлена преимущественно любовным романом (Дафнис и Хлоя Лонга, Эфиопика Гелиодора); видным грекоязычным историком начала III в. является Дион Кассий (ок. 160–235). В IV в. происходит новый подъем латинской литературы – как христианской (Арнобий, Лактанций, Амвросий, Иероним, Августин), так и языческой, лучшие образцы которой – исторический труд Аммиана Марцеллина (вторая половина IV в.) Деяния (от Нервы до Валента II) и поэтические сочинения Клавдиана (род. ок. 375), прежде всего его мифологический эпос Похищение Прозерпины. Стремление образованных языческих кругов поддержать древнеримскую культурную традицию приводит к появлению разнообразных комментариев на классических римских авторов (комментарии Сервия на Вергилия и др.).

В эпоху Империи активно развивается философия. Ее ведущим направлением в I – первой половине II в. становится стоицизм (Сенека, Эпиктет, Марк Аврелий). Согласно стоикам, вселенная порождена и управляется божественным разумом; законы мироздания человек не в состоянии изменить, он может лишь жить в согласии с ними, достойно исполняя свои общественные обязанности и сохраняя бесстрастие по отношению к внешнему миру, его соблазнам и бедствиям; это позволяет человеку обрести внутреннюю свободу и счастье. В III–IV вв. доминирующее положение в римской философии занимают христианство и неоплатонизм, возникший в результате синтеза платонизма, аристотелизма, мистического неопифагорейства и восточных религиозных течений. Основатель неоплатонизма – Аммоний Сакк (175–242), главные представители – Плотин (ок. 204 – ок. 270), Порфирий (ок. 233 – ок. 300) и Прокл (412–485). По их убеждению, началом бытия является божественное единое, из которого возникает духовный, из духовного – душевный, из душевного – физический мир; цель человека – найти путь к единому, отрешившись от материального (которое есть зло) через нравственное очищение (катарсис) и освободив душу от тела через аскезу.

В имперский период высшего расцвета достигает римская юриспруденция – важнейшая составляющая римской культуры, в значительной мере определившая ее своеобразие.

Падение Западно-римской империи. В начале V в. положение Западно-римской империи осложнилось. В 401 в Италию вторглись вестготы во главе с Аларихом, а в 404 – остготы, вандалы и бургунды под предводительством Радагайса, которых с большим трудом удалось разгромить опекуну императора Гонория (410–423) вандалу Стилихону. Отвод части британских и галльских легионов для защиты Италии привел к ослаблению рейнской границы, которую зимой 406/407 прорвали вандалы, свевы и аланы, наводнившие Галлию. Не получив помощи от Рима, Галлия и Британия провозгласили императором Константина (407–411), который в 409 вытеснил варваров в Испанию; однако на левом берегу Рейна закрепились бургунды. В 408, воспользовавшись гибелью Стилихона, Аларих вновь вторгся в Италию и в 410 взял Рим. После его смерти новый вестготский вождь Атаульф ушел в южную Галлию, а затем захватил северо-восточную Испанию. В 410 Гонорий вывел легионы из Британии. В 411 он признал федератами Империи свевов, обосновавшихся в Галлекии, в 413 – бургундов, заселивших округ Могонциака (совр. Майнц), а в 418 – вестготов, уступив им Аквитанию.

В правление Валентиниана III (425–455) давление варваров на Западно-римскую империю усилилось. В течение 420-х вестготы изгнали с Пиренейского п-ва вандалов и алан, которые в 429 переправились через Гадитанский (совр. Гибралтарский) пролив и к 439 овладели всеми римскими западно-африканскими провинциям, основав первое варварское королевство на территории Империи. В конце 440-х началось завоевание Британии англами, саксами и ютами. В начале 450-х на Западно-римскую империю обрушились гунны во главе с Атиллой. В июне 451 римский полководец Аэций в союзе с вестготами, франками, бургундами и саксами нанес Атилле поражение на Каталаунских полях (к востоку от Парижа), однако уже в 452 гунны вторглись в Италию. Только смерть Атиллы в 453 и распад его племенного союза избавили Запад от гуннской угрозы.

В марте 455 Валентиниан III был свергнут сенатором Петронием Максимом. В июне 455 вандалы захватили Рим и подвергли его страшному разгрому; Петроний Максим погиб. Западно-римской империи был нанесен смертельный удар. Вандалы подчинили себе Сицилию, Сардинию и Корсику. В 457 бургунды заняли бассейн Родана (совр. Роны), создав самостоятельное Бургундское королевство. Под властью Рима к началу 460-х осталась фактически одна Италия. Престол стал игрушкой в руках варварских военачальников, которые по своей воле провозглашали и низвергали императоров. Затянувшейся агонии Западно-римской империи положил конец скир Одоакр: в 476 он сверг последнего западно-римского императора Ромула Августула, отослал знаки высшей власти византийскому императору Зенону и основал на территории Италии собственное варварское королевство.

Религия. Религия являлась важным элементом общественной и частной жизни римлян. Она возникла из синтеза латинских, сабинских и этрусских верований. В древнейший период римляне обожествляли самые разнообразные природные и хозяйственные функции (бог удобрений Стеркулин, бог Статинин, обучающий младенцев стоять, богиня смерти Либитина и др.). Объектом почитания были также обоготворенные добродетели: Справедливость, Согласие, Победа, Милосердие, Благочестие и пр. От этрусков римляне заимствовали триаду высших богов – Юпитера (бога жрецов), Марса (бога войны) и Квирина (бог мира), которую в конце VII в. до н.э. они заменили Капитолийской триадой Юпитер – Юнона (богиня брака и материнства) – Минерва (покровительница ремесел). С этого же времени появились культовые изображения богов (статуи). Постепенно Юпитер превратился в главу пантеона, состав которого увеличился за счет ряда италийских божеств. Особо почитаемыми являлись, кроме Юпитера, Юноны и Минервы, Янус (первоначально хранитель дверей жилища, позже бог всякого начала), Веста (защитница домашнего очага), Диана (богиня луны и растительности, помощница при родах), Венера (богиня садов и огородов), Меркурий (покровитель торговли), Нептун (повелитель воды), Вулкан (бог огня и кузнецов), Сатурн (бог посевов). С IV в. до н.э. начинается эллинизация римского пантеона. Римские божества отождествляются с греческими и приобретают их функции: Юпитер-Зевс, Юнона-Гера, Минерва-Афина, Диана-Артемида, Меркурий-Гермес и т.д.

В римской религии большую роль играли родовые культы. У каждой семьи были свои боги-покровители – пенаты (оберегали семью внутри дома) и лары (оберегали семью вне дома). Каждый член семьи имел своего индивидуального хранителя (гения), гений же отца почитался всеми. Поклонялись также духам предков, которые могли быть добрыми (маны) или злыми (лемуры). Центром отправления домашнего культа являлся очаг, перед которым глава семьи совершал все обряды.

Культ состоял из жертвоприношений (животных, плодов), молитв и ритуалов. Молитва была магическим способом воздействия на божество, которое должно было исполнить просьбу в ответ на жертву. Римляне особое значение придавали предсказаниям судьбы и воли богов. К наиболее распространенным относились гадания по внутренностям жертвенных животных, по полету птиц (ауспиции), по атмосферным явлениям, по движению небесных тел. Гадания относились к ведению специальных жрецов-толкователей – как римлян (коллегия авгуров), так и знаменитых этрусских гаруспиков. Кроме авгуров, в Риме существовали и другие категории жрецов, также объединенные в коллегии: понтифики во главе с великим понтификом, осуществлявшие надзор над другими коллегиями, ведавшие соблюдением общеримского религиозного календаря и руководившие обрядами, жертвоприношениями и погребальным культом; фламины (жрецы определенных богов); салии (исполнявшие обряды в честь богов войны, прежде всего Марса); Арвальские братья (молившиеся за хороший урожай); весталки (непорочные жрицы Весты); луперки (жрецы бога плодородия Фавна).

Со II в. до н.э. традиционная римская религия начинает приходить в упадок; все большую популярность приобретают разнообразные восточные культы (Исиды, Митры, Сераписа); с началом нашей эры распространяются христианство и близкие ему религиозные течения (гностицизм, манихейство). В эпоху Империи важную роль также играют культ императора и ряд других официальных культов (культ Мира Августа, культ Обожествленного Рима). В конце IV в. римская религия, вместе с другими языческими направлениями, подвергается полному запрету.

Частная жизнь. Семейное начало и семейное законодательство были развиты в Риме. Семьей управлял отец, который пользовался неограниченной властью над своими детьми: он мог изгнать их, продать и даже убить. Дети воспитывались дома либо обучались у домашнего учителя или в школах. Сыновья оставались во власти отца до его смерти; дочери – до вступления в брак.

Римлянам было свойственно уважение к женщине, особенно к матери. В отличие от гречанок, римлянки могли свободно появляться в обществе. В доме супруга-мать являлась госпожой, управлявшей домашним хозяйством, и хранительницей семейного культа. Законы защищали ее от произвола мужа; сама же она была заступницей детей перед отцом. Многие женщины имели начальное образование. В эпоху Империи они почти сравнялись в правах с мужчинами, получив возможность распоряжаться собственным имуществом и вступать в брак по собственной инициативе; это привело к появлению разводов. В эпоху домината под влиянием христианства общественная роль женщин снижается; распространяется убеждение в их неполноценности; возрождается практика заключения брака только с согласия родителей невесты; замужние женщины замыкаются в домашних заботах.

Важную роль в жизни римлян играли ритуалы, связанные с рождением, совершеннолетием, вступлением в брак и смертью. На девятый (мальчик) или на восьмой (девочка) день после рождения совершался обряд наречения: перед домашним алтарем отец поднимал с земли ребенка, тем самым признавая его своим, и давал ему имя. Как только ребенок вставал на ноги, на него надевали детскую тогу и золотую ладанку. По достижении шестнадцати лет юноша проходил церемонию переодевания (снимал детскую тогу и ладанку, посвящая их пенатам, и облачался в белую тогу и особую тунику), а затем вместе со своими ровесниками отправлялся в торжественной процессии на Капитолий для жертвоприношения. Бракосочетанию часто предшествовала помолвка: после беседы с женихом отец невесты устраивал обед; жених дарил невесте обручальное кольцо, а невеста жениху – сотканную ее руками нарядную одежду. Сам свадебный обряд открывался ритуалом похищения невесты вечером при свете факелов в присутствии родственников и знакомых; когда процессия приходила к дому жениха, невеста украшала дверь и смазывала косяки маслом, а жених переносил ее через порог; внутри дома совершался основной обряд под руководством жреца (молодые обменивались приветствиями, невеста принимала от нареченного огонь и воду, символически прикасаясь к ним; они съедали брачную лепешку); следовавший затем праздничный обед завершался раздачей орехов; женщины отводили невесту в спальню под пение гостей; утром супруга приносила жертву пенатам и вступала в обязанности хозяйки. Обряд расставания с покойным начинался с того, что гасили огонь в домашнем очаге; родственники оплакивали умершего, громко зовя его по имени; омытое и умащенное тело облекали в тогу, клали на ложе в атриуме (главном зале) и оставляли на семь дней; к наружной двери прикрепляли сосновую или кипарисовую ветвь; во время траура римляне не мылись, не стригли волосы и не брили бороду. Сами похороны проходили ночью; их участники были облачены в темные тоги. Погребальное шествие под музыку и пение направлялось на форум, где произносилась хвалебная речь об умершем, а затем следовало к месту упокоения. Тело или предавали земле или сжигали. После сожжения пепел смешивали с благовониями и помещали в урну. Церемония завершалась обращением к тени умершего, окроплением присутствующих освященной водой и произнесением слов «пора идти».

Обычный распорядок дня римлянина: утренний завтрак – дела – дневной завтрак – купание – обед. Время утреннего и дневного завтраков варьировалось, тогда как время обеда было точно установлено – около половины второго зимой и половины третьего летом. Купание длилось приблизительно час, а обед – от трех до шести-восьми часов (часто до наступления темноты); после него, как правило, отходили ко сну. Завтрак состоял из хлеба, смоченного в вине или слабом растворе уксуса, сыра, фиников, холодного мяса или ветчины. К обеду подавали несколько блюд: закуска (рыба, мягкий сыр, яйца, колбасы), собственно обед (мясо, в основном свинину, пирог), десерт (абрикосы, слива, айва, персики, апельсины, оливки); в конце обеда пили вино, обычно разбавленное и охлажденное (самым любимым было фалернское). Вилок не было, кушанья брали руками. Обед редко обходился без гостей и предполагал общение сотрапезников; они возлежали вокруг небольшого стола на покрытых тканями и подушками каменных ложах; их развлекали шуты и комедианты, иногда музыканты и поэты.

Нижней одеждой у мужчин и женщин являлась туника – рубашка наподобие греческого хитона, перепоясанная вокруг бедер; в ранний период предпочитали короткую (до колен) тунику без рукавов; позже туника стала более широкой и длинной (до ступней) с цельными или разрезными рукавами. На тунику замужние женщины надевали столу (длинную рубашку из дорогой материи с рукавами и поясом) и строфиум (корсет из тонкой кожи, поддерживающий грудь и делающий ее более полной); девушки, которым не полагалось иметь слишком полную грудь, наоборот, затягивали ее повязкой. Верхней одеждой у мужчин служила тога (плащ, полу которого перебрасывали через левое плечо, оставляя правое открытым. До начала I в. до н.э. тога была скромной; затем ее стали украшать многочисленные складки. Цвет тоги свидетельствовал о статусе ее носителя (пурпурная, расшитая золотыми пальмами, у полководцев-триумфаторов, белая с пурпурной каймой у должностных лиц и т.д.). Для защиты от непогоды надевали плащ с капюшоном (пенулу). Во время походов использовались специальные плащи – длинный (палудамент) для военачальника наподобие греческой хламиды и короткий (сагум) для рядового воина. От галлов римляне заимствовали штаны; в основном носили короткие до колен и не очень широкие. Верхней одеждой для женщин была палла – нечто среднее между плащом и широкой туникой; иногда она походила на тогу. Туника считалась домашней и рабочей одеждой, тога и палла – парадной и праздничной. В отличие от греческой римская одежда сшивалась; ее, как правило, запахивали или скрепляли пряжками; пуговицы практически не употреблялись. В ранней период носили шерстяную одежду, позже – льняную и шелковую. Мужчины ходили с непокрытой головой; в непогоду ее закрывали капюшоном или на нее надвигали тогу. Женщины накидывали на голову или закрывали лицо покрывалом; затем стали использовать повязки и круглые шапочки, иногда обтянутые золотой или серебряной сеткой. Первоначально обувь ограничивалась сандалиями (только в доме) и башмаками, закрывавшими всю ступню до лодыжки; затем распространяются цельные или разрезные со шнуровкой сапоги, полусапожки и ботинки с ремнями. У солдат были грубые башмаки (калиги). Римляне знали и перчатки, которые надевали при тяжелых работах и в холодную погоду; известны также случаи их использования во время трапезы.

До начала III в. до н.э. римляне носили длинные волосы и бороды; с 290 до н.э. благодаря прибывшим в Рим сицилийским парикмахерам в обычай вошли стрижка и бритье. Мода на бороды вернулась в императорскую эпоху (особенно при Адриане). Древнейшая женская прическа – волосы, расчесанные на пробор и завязанные узлом на затылке; под влиянием греков постепенно распространилась завивка. В конце II в. до н.э. в Риме появились парики из Азии, которые приобрели особую популярность в I в. до н.э. Римляне (особенно римлянки) заботились о красоте лица (румяна, притирания, тесто, замешанное на ослином молоке, пудра из рисовой и бобовой муки), о здоровых зубах (чистили их порошком из пемзы или жевали мастику; известны искусственные зубы и даже челюсти) и о гигиене тела (ежедневно мылись и умащались мазями); в Риме купание стало особым ритуалом. В раннюю эпоху римляне практически не носили украшений, в лучшем случае перстни; постепенно, особенно среди женщин, вошли в обиход шейные цепочки, ожерелья, браслеты, диадемы.

Зарубежная историография. Научная историография Древнего Рима восходит к создателю историко-критического метода немецкому ученому Г.Б.Нибуру (1776–1831), который применил его к анализу легендарной римской традиции; с его именем также связано начало серьезного изучения социальной эволюции римского общества. Первым исследователем римской экономики стал француз М.Дюро де Ла Маль (1777–1857), который выдвинул гипотезу о ее сугубо рабовладельческой природе. Тем не менее до середины XIX в. основное внимание ученые уделяли политической истории. Во второй половине XIX – начале XX в. наблюдается значительный историографический подъем, обязанный прежде всего расширению источниковой базы (эпиграфический материал) и использованию историко-сравнительного метода. Ведущие позиции занимает германская школа во главе с Т.Моммзеном; с нею соперничают французская (А.Валлон, Ф. де Куланж) и английская (Ч.Меривель) школы. На рубеже XIX–XX вв. возникает гиперкритическое направление (Э.Пайс), возрастает интерес к социально-экономической истории (Э. мейер, К.Бюхер, М.Вебер), борьбе классов и сословий (Р.Пельман, Г.Ферреро), окраинам римского мира – Галлии (К.Жюллиан), Северной Африке (Ж.Тутен), Британии (Р.Холмс); прогрессирует научное изучение раннего христианства (А.Гарнак). Распространяется модернизаторская трактовка римской истории (школа Э.Мейера), делаются попытки рассмотреть ее с точки зрения расовой теории (О.Зеек).

После Первой мировой войны повышается значение археологических исследований (Помпея, Остия), внедряется просопографический метод (М.Гельцер, Ф.Мюнцер). Появляются фундаментальные коллективные труды по римской истории (Кэмбриджская древняя история в Англии, Всеобщая история древности во Франции, История Рима в Италии). Ведущая роль переходит к французской (Л.Омо, Ж.Каркопино, А.Пиганьоль) и английской (Р.Скаллард, Р.Сайм, А.Дафф) школам. Продолжается активное изучение социально-экономической проблематики, прежде всего с модернизаторских позиций (М.Ростовцев, Т.Франк, Ж.Тутен).

Во второй половине XX в. влияние модернизаторского направления заметно ослабевает: все больший акцент делается на отличие римской экономики от современной (М.Финли), выдвигается тезис об ограниченной роли рабства в римском обществе (У.Уэстерман, школа И.Фойгта), критикуется постулат об абсолютном бесправии рабов (К.Хопкинс, Ж.Дюмон), изучаются непрямые формы выражения социальных противоречий (Р.Мак-Маллен). Одним из главных дискуссионных вопросов становится вопрос о причинах падения Римской империи (Ф.Альтхейм, А.Джоунс) и о характере перехода (континуитет или разрыв) от античности к средневековью (Г.Маррон, Т.Барнс, Э.Томпсон). В конце XX – начале XXI в. усиливается интерес к экологическому фактору римской истории, влиянию природной среды и ландшафта на социальные отношения, политические институты и культуру (К.Шуберт, Е.Миллиарио, Д.Баркер).

Отечественная историография. Традиция научного изучения римской истории возникла в России в первой половине XIX в. (Д.Л.Крюков, М.С.Куторга, Т.Н.Грановский, С.В.Ешевский). Объектом исследований русских ученых были в основном политическая история, социально-политические институты, общественная идеология, религиозное сознание; во второй половине XIX в. ведущие позиции заняли историко-филологическое (Ф.Ф.Соколов, И.В.Помяловский, И.В.Цветаев) и культурно-историческое направления (В.Г.Васильевский, Ф.Г.Мищенко). В конце XIX – начале XX в. возросло внимание к социально-экономическим вопросам (Р.Ю.Виппер, М.М.Хвостов, М.И.Ростовцев). После 1917 отечественная историография переориентировалась на изучение материальной культуры, социально-экономических отношений и классовой борьбы. Активно разрабатывалась концепция античной социально-экономической формации и рабовладельческого способа производства (С.И.Ковалев, В.С.Сергеев). Была выдвинута теория «революции рабов» в римском обществе (С.И.Ковалев и А. В.Мишулин). Проблематика, связанная с рабством (Е.М.Штаерман, Л.А.Ельницкий) и экономической системой (М.Е.Сергеенко, В.И.Кузищин), доминировала и в 1960–1980-х, однако постепенно повышался интерес к истории римской культуры (А.Ф.Лосев, В.В.Бычков, В.И.Уколова, Е.С.Голубцова). С конца 1980-х тематический спектр и методологическая база отечественной историографии значительно расширились. Важным направлением стало изучение истории повседневности, социо-культурных и этно-культурных процессов (Г.С.Кнабе, А.Б.Ковельман).

Иван Кривушин

ЛИТЕРАТУРА

Апулей Луций. Апология. Метаморфозы. Флориды. М., 1959
История римской литературы, тт. 1–2. М., 1959–1961
Бокщанин А.Г. Парфия и Рим, ч. 1–2. М., 1960–1966
Плутарх. Сравнительные жизнеописания, тт. 1–3. М., 1961–1964
Немировский А.И. История раннего Рима и Италии. Воронеж, 1962
Варрон Теренций. О сельском хозяйстве. М. – Л., 1964
Немировский А.И. Идеология и культура раннего Рима. Воронеж, 1964
Сергеенко М.Е. Жизнь древнего Рима. Очерки быта. М. – Л., 1964
Утченко С.Л. Кризис и падение римской республики. М., 1965
Утченко С.Л. Древний Рим. События. Люди. Идеи. М., 1969
Штаерман Е.М. Кризис античной культуры. М., 1975
Машкин Н.А. Юлий Цезарь. М., 1976
Законы XII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. М., 1977
Утченко С.Л. Политические учения древнего Рима. М., 1977
Публий Овидий Назон. Скорбные элегии. Письма с Понта. М., 1978
Гай Саллюстий Крисп. Сочинения. М., 1981
Маяк И.Л. Рим первых царей. Генезис римского полиса. М., 1983
Письма Плиния Младшего. М., 1984
Веллей Патеркул. Римская история. Воронеж, 1985
Егоров А.Б. Рим на грани эпох. Л., 1985
Культура древнего Рима, тт. 1–2. М., 1985
Луций Анней Сенека. Письма к Луцилию. Трагедии. М., 1986
Кнабе Г.С. Древний Рим – история и повседневность. М., 1986
Трухина Н.Н. Политика и политики «Золотого века» Римской республики. М., 1986
Штаерман Е.М. Социальные основы римской религии. М., 1987
Историки античности, т. 2. М., 1989
Тит Ливий. История Рима от основания Города, тт. 1–3. М., 1989–1994
Шифман И.Ш. Цезарь Август. Л., 1990
Записки Юлия Цезаря и его продолжателей, тт. 1–2. М., 1991
Властелины Рима. М., 1992
Корнелий Непот. О знаменитых иноземных полководцах. Из книги о римских историках. М., 1992
Квинт Гораций Флакк. Собрание сочинений. СПб., 1993
Корнелий Тацит. Сочинения, тт. 1–2. М., 1993
Марк Аврелий Антонин. Размышления. СПб, 1993
Моммзен Т. История Рима. СПб, 1993
Аммиан Марцеллин. История. СПб, 1994
Аппиан. Римские войны. СПб, 1994
Квинт Валерий Марциал. Эпиграммы. СПб, 1994
Полибий. Всеобщая история, т. 1. СПб, 1994
Публий Вергилий Марон. Собрание сочинений. СПб, 1994
Ювенал. Сатиры. СПб, 1994
Гиббон Э.История упадка и крушения Римской империи. М., 1994
Геродиан. История императорской власти после Марка. СПб, 1995
Санчурский Н.В. Римские древности. М., 1995
Римские историки IV века. М., 1997
Тит Макций Плавт. Комедии, тт. 1–3. М., 1997
История Древнего Рима – Под ред. В. И. Кузищина. М., 2000
Евтропий. Бревиарий от основания Города. СПб, 2001