Иванов Сергей Васильевич

(1864-1910)

       Сергей Васильевич Иванов родился 16 июня 1864 года в городе Рузе, Московской губернии в обедневшей дворянской семье. Детские впечатления о пребывании на родине своих предков по отцовской и материнской линии в Воронежской и Самарской губернии надолго сохранились в его памяти и в дальнейшем нашли воплощение в творчестве.
       Способности к рисованию у него проявились очень рано, но прежде чем поступить в МУЖВЗ ему пришлось по воле родителей учиться в московском Межевой институте, где преподавалось рисование и черчение. Встреча будущего художника с П.П.Синебатовым, закончившим Академию художеств, значительно изменила его жизнь. Воспользовшись его советом, он приступил к самостоятельному копированию, а затем в 1878 году подал документы в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, которое сначала посещал как вольнослушатель. В 1882 году, окончив научный курс и фигурный класс училища, он перевелся в Петербургскую академию художеств, но в 1884 году вернулся в Москву. Отличительные качества характера Иванова – самостоятельность и решительность, сыграли не последнюю роль, когда он совершил очень смелый поступок. В 1885 году он покинул училище, даже не приступив к выпускным работам. Увлеченный жизненными темами, непоседливый, стремящийся к новым впечатлениям, его не смутило, что без конкурсной картины, он получит лишь свидетельство на звание учителя рисования. Идея совершить большое путешествие по разным губерниям России его занимала значительно больше. Художнику захотелось своими глазами увидеть, как складывалась судьба крестьян-переселенцев, огромными толпами движущихся на восток России, после проведенной П.А.Столыпиным реформы, в надежде обрести землю и лучшую жизнь. Это большое путешествие по Московской, Рязанской, Владимирской, Самарской, Оренбургской и Воронежской губернии началось весной 1885 года. Результатом его стала целая серия рисунков, этюдов и картин о жизни переселенцев, среди них наиболее удачной в живописном отношении явилась небольшой холст «Переселенка в вагоне». Картина появилась на ученической выставке 1886 и была куплена В.Д.Поленовым, который с большим вниманием и заботой относился к начинающему живописцу. Надо сказать, что и Иванов, также на протяжении всей жизни, испытывал дружескую привязанность к Поленову. В 1880-х годах он был частым гостем в его доме, участвуя среди другой молодежи в поленовских рисовальных вечерах. «Переселенка в вагоне», по свежести восприятия близкая к этюду, была написана на открытом воздухе, не без влияния Поленова – мастера пленэрной живописи. Работа поражала жизненностью сцены, ярким солнечным освещением, и умело схваченным образом старушки, сидящей в вагоне. Немного позже появились другие этюды и законченные произведения, среди них: «Переселенцы. Одинокие», «В дороге. Смерть переселенца». В них тема безысходной крестьянской жизни доведена до предельной степени социальной заостренности и звучит также мощно, как в лучших работах передвижников. Картина «В дороге. Смерть переселенца» была принята на XVII передвижную выставку, проходившую в 1889 году.
       Кроме художественных способностей Иванов обладал научным складом ума. Во время путешествий он всегда производил интересные этнографические, архитектурные, бытовые зарисовки и научные описания. Летом 1886 года в Самарской губернии он натолкнулся на могильники каменного века и серьезно ими заинтересовался. Со временем он собрал любопытную палеонтологическую коллекцию, часть которой была подарена В.Д.Поленову и размещена в усадьбе «Борок». Научные и художественные интересы побудили Иванова серьезно заняться фотографией. Множество снимков, сделанных во время путешествий, затем использовались в работе над историческими картинами. Художник был действительным членом Русского фотографического и географического горного общества.
       С.В. Иванов очень много путешествовал. Летом 1888 года по его инициативе была организована совместная с А.Е.Архиповым, С.А.Виноградовым и Е.М.Хрусловым поездка по Волге. От этой поездки сохранилось множество рисунком и этюдов. В августе этого же года Иванов едет с экспедицией на Кавказ, с целью посещения малоизвестных местностей и достижения вершин Большого и Малого Арарата. В книге участников экспедиции – Е.П.Ковалевского и Е.С.Маркова «На горах Араратских», изданной в 1889 году помещены многочисленные рисунки С.Иванова. В 1896 году он оказался в Феодосии, а потом путешествовал по Дагестану. В 1898 совершил поездку по Вятской губернии, затем проследовал в калмыцкие и киргизские степи и на озеро Баскунчак. В 1899 и 1901 его вновь тянет на Волгу. В 1894 году он оказался в Европе, посетив Париж, Вену, Венецию, Милан и Геную, но милее ему были старинные русские города – Ростов, Ярославль, Вологда, Зарайск, в которых он бывал неоднократно.
       С 1889 года художника на несколько лет захватила тема арестантов. Получив официальное разрешение на посещение острогов, Иванов почти все время проводит в тюрьмах, зарисовывая находящихся там. Об этом рассказывают многочисленные этюды с изображением суровых лиц и бритых затылков. В 1891 году в течение месяца он ежедневно посещал Саратовскую пересыльную тюрьму. Затем переехав в Аткарск, где также содержались заключенные, он поселился в доме напротив тюрьмы и пишет картины «Этап» и «Татарин на молитве». В последней изображен стоящий во весь рост мусульманин в арестантском халате и тюбетейке, который творит свой вечерний намаз.
       Даже работая над серией иллюстраций к двухтомному изданию М.Ю.Лермонтова, предпринятого П.П.Кончаловским в издательстве Кушнерева, он продолжал свою «арестантскую серию». Из пятнадцати иллюстраций, почти все, тем или иным образом, связаны с этой темой. Иллюстрируя стихотворения: «Желание», «Узник», «Сосед», он не стремился передать романтический характер поэзии Лермонтова, а трактовал их буквально и достоверно, пользуясь натурой и теми зарисовками, которые выполнялись в макарьевском остроге.
       В 1894 году, желая получить новые впечатления, а также обновить свое искусство, которое, по его мнению, зашло в тупик, С.В.Иванов с женой совершил путешествие в Европу. Художник намеревался целый год провести во Франции, живя в Париже, но впечатления полученные от этого города и состояния современного западного искусства его глубоко разочаровали. Об этой поездке он писал художнику А.А.Киселеву: «Хорошо теперь в России. Хотя я всего месяц здесь, в Париже, но начинаю тосковать – простору нет. Видел Салоны и прочие выставки, и они мне не дали того, что ожидал, здесь из 3000 вещей нашел только 100, на которых можно остановиться …поражает отсутствие жизни». В другом письме тому же адресату он с печалью констатирует: «здесь нет теперь ничего хорошего и ездить сюда учиться нет смысла». Через три месяца Ивановы возвратились в Москву.
       Однако эта поездка не прошла даром, обостренное чувство любви к родине, нахлынувшее в Европе и современная французская живопись, как бы отрицательно не воспринимал ее живописец, отразились в его творчестве. С 1895 года он приступил к историческому жанру, а его манера письма заметно раскрепостился. Увлечению историей в значительной степени также способствовало изучение «Истории государства Российского» Н.М.Карамзина.
       Первый сюжет, заинтересовавший художника, был связан с историей смутного времени. Большое полотно под названием «Смута» было написано в 1897 году, в старинном городе Зарайске. На картине в экспрессивных позах предстала разбушевавшаяся толпа, чинящая свой жестокий суд над Гришкой Отрепьевым. Работая над ним, художник стремился предельно точно воссоздать эпоху, изображая в произведении подлинные костюмы и старинное оружие: щиты, сабли, секиры, которые он предварительно зарисовал в музее Эрмитажа. На Новгородском базаре ему удалось приобрести несколько старых вещей, помогли и исторические труды, которые он тщательно изучал: «Сказание Массы и Геркмана о Смутном времени в России» и «Сказания современников о Димитрии Самозванце». Однако, несмотря на тщательное исполнение, это произведение, как и ожидал Иванов, не приняли ни на одну выставку.
       Зато следующая – «В лесу. Памяти Стефана Пермского и других просветителей инородцев», в которой он нашел удачную композиционную форму для передачи глубокой христианской идеи просветительства языческих племен была взята на Передвижную выставку 1899 года, тогда же он стал полноправным членом Товарищества передвижников.
       В эти же годы параллельно Иванов трудился над иллюстрациями к произведениям А.С.Пушкина, вышедшими в1898–1899 году в издательстве Кушнерева. Его привлекала возможность в повести «Капитанской дочки» и «Песни о вещем Олеге», которые он выбрал для иллюстрирования, отразить русскую историю. Особенно занимал художника образ Емельяна Пугачева. Для него он написал несколько портретов, в том числе и свой «Автопортрет в шапке», названный сердитым. Но лучшей все-таки стала иллюстрация изображающая князя Олега и кудесника.
       В 1901 году С.В.Иванов вызвал большое удивление, показав на выставке 36-ти свое новое творение – картину «Приезд иностранцев. ХVII век», которую П.М.Третьяков купил сразу еще до открытия выставки. Создавалось впечатление, что это полотно, также как следующее – «Царь. XVI век» было написано другим автором. Невиданная до этого композиционная свобода и использование ярких, практически локальных цветов делали картину необычной и декоративной. Огромные пушистые сугробы снега, маленькие бревенчатые дома, церквушки, написанные с большим чувством, передача ощущения морозного воздуха и патриархального уюта позволили наполнить поэзией сцену из прошлого и придать ей реальность. Очень выразительны фигуры и срезанные рамой лица старика в длиннополой шубе с большой связкой бубликов в руке и молодой особы, которую он спешит увести. Писатель и публицист Г.А.Мачтет поздравляя художника с этой картиной писал: «Как колоссальный гений Виктора Васнецова, окунувшись в высокий родной эпос, дает нам его в образах, воссоздавая представления народа, его понятия, его «красоту», уча нас понимать «народную душу», – так и вы в своей картине «Приезд гостей» воссоздаете нам наше прошлое и далекое…Я дышал той, дикой Москвой, – я не мог оторвать глаз от этого сурового варвара, уводящего глупую пугливую Федору от вражьего «глаза»».
       В 1903 Иванов побывал в деревне Свистухе Дмитровского уезда Московской губернии и сразу же пленился тихим живописным местом на берегу реки Яхромы. Здесь прожил он последние семь лет, построив по своему проекту небольшой дом и мастерскую. Здесь он написал одну из лучший своих картин «Семья». Она написана на большом холсте, что, безусловно, указывает на то значение, которое придавал художник своей работе. На ней изображена вереница людей, шествующих по пушистому снегу через все село с особой торжественностью и величием. Полотно исполнено в свободной, пастозной манере письма с применением яркой красочной палитры, в которой преобладают белые, желтые, красные и синие тона. Оно поражает оптимистическим и жизнеутверждающим настроем. Огромную роль в раскрытии эмоционального строя произведения выполнил пейзаж. Он поистине превратился в одно из главных действующих лиц. Природу, также как этюды крестьян, Иванов писал зимой на пленэре, сконструировав для этой цели специально на санях обогреваемую мастерскую.
       В 1903 году С.В.Иванов принял большое участие в создании творческого объединения «Союз русских художников». В значительной степени оно возникло благодаря его организаторским качествам и боевому, решительному характеру. Сразу же после появления «Союза», художник покинул Товарищество передвижных художественных выставок и до конца своих дней выставлялся только здесь. Страстный характер Иванова, который в буквальном смысле «бросал его на баррикады», отмечали все знавшие его. Во время революции 1905 года он не только проявил сочувствие восставшим, но, как и В.А.Серов, создал много графических и живописных произведений на эту тему, в том числе картину «Расстрел».
       Интересную характеристику С.В.Иванова, еще ученика училища, дал М.В.Нестеров в своих воспоминаниях. Он писал: «Вид у него был студента-бунтаря, оборванный, длинные ноги, вихрастая голова. Горячий пылкий человек, искренние горячие увлечения. Всегда помогал речи своим жестом, нарочито страстным. Прямой, безукоризненно честный, и привлекало в нем все…Иванов, с виду суровый, часто проявлял свой юношеский задор и энергию, заражая других. Любил быть коноводом в затеях, но если не удавалось какое-нибудь предприятие, то унывал. Иногда его товарищи за это посмеивались над ним. Бунтарская натура "адского поджигателя"… Пылкий и горячий, он иногда производил впечатление человека резкого даже деспотичного, но под этим скрывалась очень глубокая и мягкая натура». Этот прекрасный словесный портрет дополняет визуальный, исполненный в 1903 году художником И.Э.Бразом. С него устремлен взгляд человека с великой скорбью и напряжением смотрящей в этот непростой мир.
       С.В.Иванов внезапно умер от разрыва сердца 16 августа 1910 года в деревне Свистухе, где тихо жил последние годы.