В.А. Серов. Портрет А.Я. Симонович. 1889

В 1886 году друг Валентина Серова, Владимир Дервиз, купил в Тверской губернии имение Домотканово. Купил, отчасти отвечая духу времени, желая участвовать в работе земства и культурной работе с крестьянами, а отчасти потому, что как художника-пейзажиста его влекла деревня.

Серов обожал Домотканово и бывал в имении, начиная с 1886 года до последнего года своей жизни. Там художником было создано огромное количество произведений, среди которых и портрет его двоюродной сестры Аделаиды Яковлевны Симонович.

«Аделаида Яковлевна (Ляля, как ее все звали в семье) была хорошенькой и очаровательна своим общительным, ярким темпераментом, своей непосредственностью. Серов и раньше и позднее несколько раз писал и рисовал ее. В ее шестнадцать лет (время написания портрета под липами) она была особенно живописна» – вспоминала о своей младшей сестре Нина Яковлевна Симонович-Ефимова.

Летом 1889 года Аделаида готовилась к поступлению в один из старших классов гимназии и часто занималась за длинным столом под большими липами. Серов воспользовался ее вынужденным и без позирования сидением. Но работа шла беспокойно. Почти каждый из сеансов Серов переделывал портрет радикально: писал одно лицо сверх другого, менял позу, поворот головы. Изображение на полотне все время менялось.

По мнению Нины Яковлевны, эта сложность в работе была вызвана тем, что «Ляля ведь и не позировала, а занималась своим делом, притом самым неприятным для художника, – читала, то есть безостановочно передвигала голову слева направо по строке, и со строки на строку сверху вниз, и с левой страницы на правую. Как известно, модель может вертеться сколько угодно, если знает, к какой позе должна возвращаться время от времени. Но при чтении такого корректива нет. Но и независимо от этого Серов, очевидно, искал чего-то более глубокого и веского, чем просто схожий портрет хорошенькой девушки».

Ярко-розовая юбка, нитка малиновых кораллов на шее, черные брови над серыми глазами – от портрета веет юностью тургеневских девушек и благородной живописностью серовского веселья. Это поистине «отрадная живопись»: молодой, полный радости жизни художник пишет такую же молодую девушку и такой же радостный, светлый солнечный летний пейзаж. Молодость героини и лето природы как бы сливаются воедино в этом портрете-жанре, составляют его внутреннее, психологическое и лирическое содержание. Радость спокойного и светлого бытия, расцвет жизни, ее аромат и благоухание – вот существо картины, ее чарующая прелесть.