Суриков В.И. Утро стрелецкой казни. 1881

После провала восстания декабристов на протяжении всего XIX века был актуален вопрос о пути России, ответ на который пытались найти различные группировки – и славянофилов и западников. В этом контексте привлекала внимание история Россия до реформ Петра I и во время его правления, когда старый уклад жизни разрушался, а новый с трудом внедрялся.

«Утро стрелецкой казни» В.И. Сурикова появилось на IX-й передвижной выставке, открытой 1 марта 1881 года – в день убийства царя Александра II народовольцами. Такое совпадение знаменательно. В своей картине на тему кровавой расправы с мятежными стрелецкими полками, выступившими на стороне царевны Софьи, родной сестры Петра I, Суриков задается тем же вопросом о пути России.

Стрельцы были казнены у стен Новодевичьего монастыря, в котором была заточена Софья, вступившая в единоборство за власть со своим братом. В этой борьбе выразилось противостояние старой Руси, отстаивавшей свой независимый от стран Европы путь, и новой России, которую Петр Великий повернул в сторону Запада. Реформы Петра, проводившиеся в жизнь решительно и жестко, основной народной массе были не ясны.

Противостояние старой и новой России в картине «Утро стрелецкой казни» – главная тема. Суриков не стремится к абсолютной точности фактов – казнь происходит на Красной площади, у собора Василия Блаженного, под стенами Кремля, в самом сердце России. Кричащая, плачущая и озлобленная народная толпа, окружившая повозки с приговоренными на казнь, противопоставлена стройным рядам петровских войск во главе с царем верхом на коне. Словно на нейтральной полосе изображены иностранные послы, в задумчивости наблюдающие за происходящим. Приговоренные на казнь держат в руках свечи – символ отпевания, а стрелец, которого уже ведут к виселице, уронил свечу на землю. Суриков добивается почти физически осязаемого ощущения гула и движения возбужденной толпы, размещая фигуры по диагонали – снизу вверх, постоянно разрывая ритм разнообразными ракурсами и разнонаправленным движением отдельных фигур, выделенных в толпе.

Фигуры стрельцов занимают в ней центральное место и расположены по волнообразной линии. Суриков концентрирует в каждом герое какое-то одно чувство: озлобленность рыжебородого стрельца, без тени раскаяния встретившегося глазами с Петром; опустошенность в обмякшем, безвольном теле ведомого на виселицу; скорбный уход в себя чернобородого стрельца, осознающего безысходность борьбы и близость смерти; последний поклон народной толпе стоящего стрельца… Так художник раскрывает всю силу и неоднозначность переживаний героев.

Суриков изображает не просто некую историческую картину прошлого, он обладает «историческим зрением» и заставляет размышлять не только по поводу конкретного факта, но и по поводу самого хода истории. Прав ли был Петр Великий, тянувший страну к прогрессу жесткими и кровавыми методами – вопрос, который тогда определял споры о пути России.