Адмирал П.С.Нахимов (в своей квартире в Севастополе) в гробу, покрытом простреленным ядрами флагом с корабля "Императрица Мария", на котором покойный Адмирал имел свой флаг в сражении при Синопе.
       Литография. Тимм Василий Федорович (Георг Вильгельм). С рисунка Н.Берга.


       На листе горизонтального формата закомпоновано одно изображение на серо-охристом цветном фоне, очерченное простой линейной рамкой. Изображен адмирал Нахимов, лежащий в гробу. Над его головой скрещены три свернутых знамени. Тело покрыто простреленным флагом с корабля "Императрица Мария". Гроб с телом смещен вглубь влево под небольшим углом к плоскости изображения. На первом плане слева стоит солдат из почетного караула почти спиной к зрителю. Его фигура отбрасывает длинную тень вправо и вниз от высоких подсвечников, стоящих в головах покойника. За гробом, лицом к зрителю стоит второй солдат и правее пономарь читает за аналоем Псалтырь. Правая часть занята изображением людей, пришедших проститься с покойным. Сред них преобладают люди простого звания: медсестры, раненые солдаты и несколько военных на заднем плане. Впереди, между коленопреклоненным солдатом и сестрой милосердия стоит безногий мальчик с костылем. За гробом, в углу комнаты кафельная белая печь (?). Слева от нее небольшой пейзаж в рамке, на правой стене - небольшой портрет также в рамке (предположительно адмирала Лазарева). На стене слева, у правого края изображения - занавешенный дверной проем или зеркало.
       Нахимов Павел Степанович - знаменитый адмирал (1800 - 1855). Обучался в морском кадетском корпусе; под командой Лазарева, совершил в 1821 - 25 годах кругосветное плавание; 1834 г. отличился в Наваринском сражении. С 1834 г. до конца жизни служил в Черноморском флоте. Первым и важнейшим подвигом Нахимова, сделавшим имя его популярным, была одержанная им 18 ноября 1853 г., на Синопском рейде, победа над турецкой эскадрой Османа-паши. В Севастополе Нахимов хотя и числился командиром флота и порта, но после потопления флота защищал южную часть города, с удивительной энергией руководя обороной и пользуясь величайшим нравственным влиянием на солдат, звавших его "отцом-благодетелем".
       Он знал, что останется в этом городе навсегда. У него не было выбора. В самом начале обороны Севастополя он и 16.000 его матросов, сошедших на берег с затопленных кораблей, поклялись, что не уйдут из этого города никуда. К концу осады матросов осталось всего 800.
       Его появление всегда заряжало окружающих бодростью и уверенностью. После этого, игнорируя все уговоры, он пойдет к банкету на вершину бастиона. Взяв у сигнальщика подзорную трубу, Первая прицельная пуля ударила возле самого локтя адмирала в мешок с землей. "Они сегодня довольно метко стреляют", - хладнокровно скажет Нахимов. В этот момент новая пуля ударила ему в голову, и он без единого стона упал на землю. Его перенесли на квартиру. Возле его постели собрались лучшие медики. Двое суток около дома молчаливо стояла толпа. Он изредка открывал глаза и смотрл неподвижно, без слов. Утром 12 июля его дыхание сделалось сильнее. Доктора молча собрались у его кровати, понимая, что происходит. Нахимов вытянулся и медленно вздохнул три раза. В 11 часов 7 минут до полудни 1855 года. Колокольный звон единственной в разрушенном и сожженном Севастополе церкви известил о смерти Павла Степановича Нахимова, смертельно раненного за два дня до этого на Корниловском бастионе. К скромному домику, где покоился его прах, потянулся прощальный поток защитников и жителей Севастополя. Адмирал Нахимов (это звание он получил за три месяца до смерти) лежал в углу маленькой комнаты под склоненными над ним тремя Андреевскими Флагами. Четвертым, изодранным пулями и обгоревшим в боях Флагом его флагманского корабля "Императрица Мария", было накрыто его тело. На столе лежали его ордена и среди них последний, полученный за Севастополь - орден Белого Орла... Адмирал Нахимов был погребен рядом с адмиралами-черноморцами М.П. Лазаревым, В.А. Корниловым и В.И. Истоминым. У "могилы четырех адмиралов", как назвал ее народ, был впоследствии возведен собор св. Александра, так же больше известный в народе как "Собор четырех адмиралов". Смерть Нахимова стала всеобщим горем. Прощаясь со своим отцом-адмиралом, матросы толпились вокруг гроба целые сутки днем и ночью, целуя руки покойного. Сменяя друг друга, они уходили на бастионы, вытирая слезы, и возвращались к гробу, как только их опять отпускали "Ангел-хранитель покинул Севастополь. Дни Севастополя теперь сочтены" - так после его смерти невольно думали и говорили его защитники. Севастополь продержался еще два месяца... Кто знает, может быть смертельно ранившая Нахимова штуцерная пуля - это тоже дар Провидения, тоже дар судьбы, освободивший его не только от тяжелых физических мук, но и от еще более тяжелейших душевных, связанных с затоплением флота и неизбежным падением Севастополя, которое он вряд ли смог бы пережить. Судьбой ему было предназначено уйти из жизни, как и подобает воину, - в строю и на поле боя. Уйти, ни разу не изведав в своей продолжительной и славной флотской жизни горечи поражения.