Григорьев С.И. Теоретические основы изучения жизненных сил национальных общностей


ГРИГОРЬЕВ Святослав Иванович - доктор социологических наук, профессор, декан социологического факультета Алтайского госуниверситета, г. Барнаул.


<...>
Проблема жизненных сил человека и общества в последней трети XX в. стала, безусловно, одной из приоритетных, вызывающих не только повышенный интерес ученых, практиков, но и растущую тревогу общественности. Эти тревоги и озабоченность, интерес прежде всего, конечно, стимулировались все большим осознанием угроз, рисков, обусловливаемых нарастанием глобальной проблематики, главным образом той, что связана с экологией, сохранением естественных основ бытия человека. Немало поводов для беспокойства давали и дают результаты осуществления социального прогресса, ускорение темпов социокультурного развития, коммуникативная, в том числе - информационная революция. Они вызвали явное обострение проблем сохранения, социальной защиты духовно-культурных, нравственных основ жизни людей, формирования новых смысложизненных ориентации.
Данная проблематика актуализировалась и в связи со сменой доминирующих типов общественного развития, цивилизационным сломом, который переживает человечество в последние десятилетия. В России она осложнена еще и революционной ломкой уклада общественной жизни 1990-х гг.
Еще одна группа обстоятельств, актуализирующих данную группу проблем, связана с катастрофическим положением малых народов Севера и Востока, оказавшихся (в условиях разрушения плановой экономики и директивного управления) предоставленными стихии "дикого рынка". Развал коллективных хозяйств уничтожил почти полностью социальную инфраструктуру регионов проживания малых народов и механизм ее централизованной поддержки. Серьезно обострились проблемы их медицинского и культурно-образовательного обслуживания.
Осложнение социально-экономического положения в России, политическая нестабильность последних лет масштабно обострены проблемой эмиграции, прежде всего квалифицированных работников из числа национальных меньшинств, имеющих за пределами России национально-государственные образования (немцев, евреев, армян, украинцев и др.). Это заметно ослабляет интеллектуальный потенциал страны, возможности его воспроизводства прежде всего потому, что за рубеж в этом потоке эмиграции уезжает значительное число русских, представителей других коренных народов России.
В огромных масштабах обострилась проблема сохранения жизненных сил русских на всем пространстве СНГ, в ближнем зарубежье, где они оказались в роли притесняемого, дискриминируемого, гонимого национального меньшинства, составляя нередко от трети до половины жителей бывших союзных республик СССР. При этом абсолютное большинство из них не имеет возможности без крупных потерь переселиться в Россию, обустроить здесь семью, продолжить профессиональную деятельность. Очевидно, что стихийный распад СССР, его последствия ударили прежде всего по русскому народу, который оказался в разделенном состоянии, утратил лидирующее положение не только в новых государствах СНГ, но и в самой России, где доминирующее положение заняли в большинстве сфер общественной жизни страны представители активно действующих национальных меньшинств, которые, как правило, имеют за пределами России свои государственные образования.
Ситуация усугубляется духовным кризисом русского населения, составляющего в России более 85%. Оно переживает не только комплекс вины за неудавшийся социалистический эксперимент, духовную апатию в условиях беспредела преступности и насаждения западных ценностей радикально-либерального толка, но и кризис национального самосознания, государственно-патриотических ценностей, нравственных и социальных идеалов.
Трансформация всего уклада общественной жизни, массовая алкоголизация, криминализация быта, сферы государственного управления, падение уровня жизни ниже прожиточного минимума привели к распространению заболеваемости, повышению показателей смертности, сокращению средней продолжительности жизни представителей всех коренных народов России. Обозначилось относительное снижение уровня образования коренного населения страны, что связано прежде всего с массовостью платного обучения и бедностью подавляющего большинства, ростом нищеты.
Обостряет проблему национально-государственной безопасности и сокращение численности, ослабление роли как национально-культурной общности ее государство-образующего этноса - русских, других коренных народов страны. Все это ставит в число первоочередных, наиболее острых задачу исследования и сохранения (восстановления) жизненных сил национальных общностей - основы национально-государственного и культурного развития России.
Целый ряд аспектов формирования и реализации жизненных сил различных национальных общностей (заболеваемость, обеспеченность жильем, уровень образования, смертность и др.) традиционно достаточно активно изучались весь советский период истории России в XX в. При всей идеологической и политической ангажированности этих разработок, статистики они дали немало интересного и полезного материала для характеристики жизненных сил различных национально-этнических групп, проживавших и проживающих в нашей стране.
<...>
Разрабатываемая нами социологическая концепция жизненных сил человека, обобщение отечественного и зарубежного исследовательского опыта позволяют сформулировать достаточно развитые теоретико-методологические основания анализа состояния и механизма воспроизводства, реализации жизненного потенциала этнонациональных групп, специфики их положения и роли в обществе и государстве, социальной защищенности, доминирования или подчинения. Это позволит не только объемно видеть отдельные, частные показатели развитости жизненных сил национально-этнических групп, но и определить пути расчета их интегральных, комплексных показателей.
В теоретико-методологическом ключе анализа данного круга проблем прежде всего принципиально важно определить ключевое, базовое понятие, на основе системообразующего потенциала которого может быть выявлена и сформулирована группа категорий, позволяющих создать адекватную реальности картину жизненных сил национально-этнической общности. Таким понятием, как нам представляется, выступает понятие "жизненные силы человека", которое определяется в наиболее общем плане как его способность воспроизводить и совершенствовать свою жизнь в определенных условиях, в конкретно-историческом и социокультурном пространстве. Именно эта способность, ее показатели, величина и должны нас интересовать, в конечном итоге, при рассмотрении и определении основных характеристик жизненных сил человека как представителя национально-этнической общности, субъекта межнациональных отношений.
Прежде, чем мы рассмотрим составляющие жизненных сил человека во всем их многообразии, подчеркнем фундаментальное значение роли национальной дифференциации, национально-культурного разнообразия для развития человечества. Небезупречный вывод марксистской социальной философии и социологии, опиравшихся на вульгарный экономизм и технократизм, о постепенном стирании национально-этнических различий и формировании единой социалистической нации привел социальные науки в XX в. к тупиковой ситуации, противоречащей не только естественному закону сохранения природного и социокультурного разнообразия как основы жизнестойкости живой материи, но и реалиям повседневной, актуальной жизни общества.
Современный социальный опыт, развитие социальных наук со всей очевидностью свидетельствуют, во-первых, о действии двух встречных глобальных тенденций общественного развития: с одной стороны, очевидного усиления роли стандартизации, универсализации общественной и личной жизни человека, формирования так называемого "универсального образа жизни", роста взаимозависимости населения Земли в условиях повышения значимости глобальных проблем, коммуникационной революции второй половины текущего столетия, а с другой - явного возрастания роли, значения национально-культурной дифференциации, национальной идентичности, ее государственной, общественной защищенности, содержательности диалога национальных культур, "говорящих" каждая своим языком, несущим и защищающим свои ценности, интересы, ищущим на этой основе то общее, что объединяет нас в человечество, цивилизацию, создает общечеловеческие ценности. Национально-культурное разнообразие есть тот неиссякаемый источник обогащения мировой культуры человечества, без которого она просто немыслима, неизбежно деградирует, погибнет. Именно этим прежде всего были и остаются люди интересными друг другу. Именно противоречивое сочетание различных национальных культур, их социальных сил двигало и двигает общественный прогресс, развивает человечество.
С этой точки зрения сохранение наций, этносов, их жизненных сил, исторической перспективы при всей важности универсалистских тенденций, возникновения мирового правительства (или правительств) имеет фундаментальное значение в глобальном плане. Не менее значимо оно и в контексте анализа судеб различных стран и народов, составляющих их национальных групп, образа жизни, типичных форм воспроизводства жизненных сил представителей этих групп. Важность данной проблематики, ее стратегический характер были особо подчеркнуты на XIV Всемирном социологическом конгрессе в Монреале. Ей так или иначе были посвящены многие выступления участников конгресса, в особенности тех, кто рассматривал вопросы межкультурной коммуникации, современной социокультурной динамики.
В традиционном социологическом осмыслении данной проблематики, в том числе в марксистской социологии, доминировавшей у нас до недавнего времени, главным углом зрения на жизненные силы различных национально-этнических общностей был взгляд, требовавший характеристики их социально-классовой структуры и ее влияния на политическую власть. При этом основой социально-классовой дифференциации обычно рассматривались отношения собственности на средства производства, владение ими, пользование и распоряжение.
Развитость жизненных сил той или иной национальной группы в этой логике анализа в главном сводилась к владению собственностью, средствами производства. В капиталистическом варианте общественного развития как наиболее сильные характеризовались и характеризуются те национальные группы, среди которых к собственникам средств производства можно отнести наибольшее количество их представителей, владение ими наиболее крупной собственностью, финансовым капиталом и др.
В социалистическом варианте общественного развития, где господствует общественная собственность на средства производства, в качестве важнейшего показателя жизненных сил национальной группы по логике данного подхода к проблеме выступает ее близость к общественной собственности, возможность, механизм ее использования для решения жизненных проблем, удовлетворения "потребностей поддержания жизнеобеспечения" и "потребностей деятельного существования" (К. Маркс) людей. В условиях директивного управления и слабости народного контроля эти механизмы по преимуществу оказывались связанными с властными политическими отношениями, с близостью представителей национальных групп к власти, включенностью в нее.
По понятным идеологическим и политическим причинам реальная картина владения собственностью, средствами производства и в частно-капиталистическом и общественно-социалистическом вариантах никогда не раскрывалась и не раскрывается. Это фактически - ключевой вопрос политики межнациональных отношений в любой их интерпретации, независимо от парадигмы научного языка рассмотрения данной проблемы. Одновременно это и ключевой вопрос анализа жизненных сил национально-этнических общностей.
Другое дело, что акцентирование отношений собственности, социальных механизмов взаимодействия людей по поводу владения ею имеет в виду различные явления, по-разному оценивает сочетание духовно-культурных и материально-производственных отношений, их взаимодействие с отношениями социальными, повседневно-бытовыми. Различные системы показателей развитости жизненных сил национальных групп фиксируют в разных странах органы статистики, имея вместе с тем ряд общих показателей (уровень образования, смертности, рождаемости, продолжительность жизни, производство на душу населения некоторых продуктов питания и пр.). Соответственно разными системами показателей пользуются экономисты, политологи, медики, экологи, культурологи, демографы, социологи, психологи, специалисты в области социальной работы, теории рисков, чрезвычайных ситуаций.
Разработка частных проблем жизнеобеспечения, специальной проблематики жизне-осуществления современного человека, различных аспектов глобалистики, теории и методологии анализа человека и общества, основ их социокультурного, в том числе национально-этнического развития в современном мире со всей очевидностью показала сегодня явную ограниченность трактовки жизненных сил человека вообще и их национально-культурной составляющей, в частности, только в аспекте отношений собствен ности на средства производства, по крайней мере - в традиционной характеристике последних как производственно-экономической базы материальной жизни человека.
<...>
В современной России развитие структурно-функционалистской интерпретации марксистской социологии (М. Бобров) привело к возникновению достаточно строгой характеристики первичных неперенесенных социальных отношений [14, 15] владения, пользования, распоряжения и распределения, присвоения, потребления как базовых отношений собственности на имеющиеся в обществе (государстве) средства труда. Эти отношения рассматриваются как основа действия структурно-функциональных законов материальной жизни общества, анализ которой дает возможность сформулировать весьма стройные представления об основах гомологии как интегральной системе социального знания, науки о человеке.
Уязвимыми сторонами таких построений стали, во-первых, трудности согласования в принятой системе базовых категорий, исходных теоретических предпосылок законов материальной и духовной жизни общества и человека. Во-вторых, все более явно ограниченной представляется характеристика первичных неперенесенных социальных отношений только в контексте взаимозависимости субъектов социальной жизни по поводу средств труда. И то и другое существенно затрудняет характеристику жизненных сил человека, в том числе национальных общностей, на базе социальных отношений. Из сферы анализа в такой ситуации по преимуществу исчезает все то, что не входит непосредственно в систему трудовой деятельности.
Разработка этого, а также ряда других направлений подтолкнула нас к выводу о том, что первичные социальные отношения следует рассматривать не только в контексте взаимозависимости людей по поводу средств труда, но по поводу средств человеческой жизнедеятельности, средств к жизни, а, возможно, и жизненного пространства бытия социальных субъектов в целом.
В понимаемых таким образом социальных отношениях национально-этнические общности и их отдельные представители, формируя свои жизненные силы, реализуя, воспроизводя их в системе первичных социальных отношений, взаимозависят, взаимодействуют с вполне определенным жизненным пространством, средой обитания, средствами к жизни. Эти отношения в виде владения, пользования, распоряжения и распределения, присвоения, потребления этих средств развертываются, закрепляются во всех основных сферах общественной жизни людей.
Такие отношения как фундамент и важнейшая система показателей жизненных сил человека, во-первых, детерминируются системой распределения в обществе различных видов социально-профессиональной деятельности, родом занятий представителей основных национально-этнических общностей, во-вторых, уровнем их образования и квалификации, в-третьих, местом в социально-иерархической системе управления обществом, в-четвертых, имущественным положением, в-пятых, социально-территориальным и поселенческим распределением, в-шестых, социально-демографической дифференциацией, в-седьмых, дифференциацией по уровню здоровья и т.д.
Основательность и широта, массовость включения представителей различных национальных групп в эти социальные отношения в главном определяет их жизненные силы, возможности воспроизводить и совершенствовать свою жизнь, осуществлять индивидуальную и социальную субъектность. При этом осуществляется взаимовлияние, взаимодействие и жизненных сил, и жизненного пространства бытия как отдельных представителей национальных групп, так и национально-этнических общностей. Они воздействуют друг на друга своими количеством, качеством и мерой.
Этот общий теоретический подход к проблеме на основе социологической теории жизненных сил человека требует дополнений. Такие дополнения обусловлены по крайней мере следующими обстоятельствами. 1. Очевидно то, что в обществе, как правило, существуют специальные элементы и структуры, поддерживающие влияние, жизненные силы разных национальных групп (национально-культурные центры, землячества, кассы взаимопомощи, фирмы и пр.). 2. В том или ином обществе у каждой национальной группы имеется свой общекультурный, правовой, социально-экономический, бытовой и политический контекст жизни, система исторически конкретного взаимодействия с другими национально-этническими общностями, государственными, общественными и деловыми кругами. Наиболее общую правовую основу взаимодействия различных национальных групп, воспроизводства их жизненных сил составляет Конституция страны, гражданские кодексы, система законов и подзаконных актов, регулирующих межнациональные отношения.
На конституционном уровне обычно фиксируется, во-первых, государствообразующая роль или статус той или иной нации (наций), если в стране имеются национальные группы, численность которых составляет 60% и более. Во-вторых, закрепляются права коренных народов данного государства. В-третьих, определяются гарантии прав, их спектр для национальных меньшинств, имеющих за пределами данной страны национально-государственные образования. Специфика конституционного закрепления этих трех групп норм обусловливается, с одной стороны, нормами международного права, защищающими права человека, народа и государства, а с другой - особенностями национального состава населения и спецификой конкретно-исторической ситуации в каждой стране, характером господствующих здесь межнациональных отношений, представительством различных национальных групп в социальных структурах, элементах общественного организма, обеспечивающих его жизнестойкость, контроль за социальными процессами, решением ключевых проблем развития социума, удовлетворения основных групп жизненных потребностей населения.
Сказанное позволяет определить в анализе жизненных сил национальных общностей каждого государства (это возможно и в системе международных отношений) основные группы показателей, величина которых может служить мерой их развитости. Стратегически в этой связи оказываются наиболее существенными те группы показателей, которые отражают степень влияния той или иной национальной группы на принятие решений и механизм их выполнения в ключевых секторах основных сфер общественной жизни.
<...>
Нельзя не отметить и того, что на характеристики жизненных сил национальных общностей существенно влияет их распределение по социально-территориальным и поселенческим группам. Это связано, главным образом, с различной развитостью и экологическими условиями жизни в разных регионах и поселениях, неодинаковыми возможностями удовлетворения здесь жизненных потребностей людьми.
Констатируем принципиальное значение представительства национальных групп в различных имущественных слоях, классах. Величина (доля) этого представительства в наиболее обеспеченных слоях свидетельствует о сильных позициях в обществе данной национально-этнической группы. Напротив, лидерство национальной группы среди наиболее бедных слоев свидетельствует о слабости позиций, жизненного потенциала этой группы.
В заключение подчеркнем особую роль для характеристики жизненных сил той или иной национально-этнической группы и ее представителей их приверженности культуре своего народа, национальной идее, историческому оптимизму, правоте, традиционным формам деятельности, значимости государства, его жизнедеятельности. Вера народа в свои силы, самоуважение, просвещенный национализм, ориентированность на прогрессивные социальные идеалы, представления о справедливости и смысле жизни - мощный фактор и характерный показатель сил данной национальной общности. Тем более, что лишь на этой основе возможно корректное отношение к другим нациям и этническим группам.
Подводя итог рассмотрению поставленной проблемы, отметим, что оценка жизненных сил того или иного народа, национальной группы, их влияния на поведение этносов требует учета конкретно-исторической ситуации, законов, логики национально-государственного развития каждого из них. Так, в бывшем СССР нарастание сепаратистских настроений и действий в 1970-1980-е гг. было связано отнюдь не с ослаблением жизненных сил народов союзных республик, но с их ростом, опирающимся на создание современных хозяйства, науки, культуры, национальной интеллигенции. Эти настроения и действия оказались сильнее понимания того, что Россия дотировала бюджеты большинства республик, помогая кадрами, ресурсами, щадящей налоговой политикой. В стране не был выработан новый механизм межнациональных отношений, учитывающий возросший уровень жизненных сил народов, составляющих советское общество. Не была понята новая логика их поведения в меняющихся условиях, при изменившемся экономическом, культурном и политическом потенциале. Явно недооцененными оказались внутренние и внешние факторы, "работавшие" на разрушение советского общества и государства.
<...>