Серов Валентин Александрович

(1865–1911)

       Творчество выдающегося русского художника Валентина Александровича Серова, «продолжателя реалистических традиций» и «пролагателя новых путей в искусстве» занимает особое ме¬сто в русской живописи рубежа XIX и XX сто¬летий, своеобразно связывая один период ее истории с другим.
       Он родился в 1865 году в семье зна¬менитого русского композитора и музыкального критика Александра Николаевича Серова. Его мать, Валентина Семеновна была тоже композитором и пианисткой, крупной общественной деятельницей, отдавшей немало сил пропаганде музы¬кальной культуры в народе. Рано потерявший отца, Серов проявлял художественные способности с детских лет. Он рано начал рисовать и учиться рисунку и живописи – сначала в Мюнхене, где получил у художника К. Кёппинга первые навыки рисования (1873–1874), потом в Париже, где девятилетним мальчиком брал частные уроки у И.Е.Репина (1874–1875). В 1877 он учился в Киевской рисовальной школе Н.И.Мурашко и снова у Репина в Москве (1878–1880). Репин не заставлял юного художника осваивать учебные приемы. Серов просто жил рядом с учителем, и они вместе работали. Перед ними не¬редко оказывалась одна и та же модель. В 1880 году Репин, задумавший написать картину «Запорожцы, сочиняющие письмо ту¬рецкому султану», отправился в Запорожье для сбора материала и взял с собой своего ученика. Серов рисовал там вместе с учителем сцены запорожской жизни, типы казаков.
       Вскоре совместная работа окончилась – Репин решил «отправить» молодого Серова в Петербургскую академию художеств к П.П.Чистяко¬ву, который, по мнению многих современников, был единственным академическим педагогом, способным научить художественной грамоте. Чистяков был умным систематиком, толкова¬телем и учителем законов формы в живописи и рисунке. Он сумел дать Серову ту шко¬лу требовательного, строгого и любовного отно¬шения к вопросам профессионального мастер¬ства, к вопросам формы и художественного совершенства, которые станут основой основ искусства Серова. В свою очередь и «Чистяков повторял часто, что он еще не встречал в другом человеке такой меры всестороннего художественного постижения в искусстве, какая отпущена была природой Серову. И рисунок, и колорит, и светотень, и характерность, и чувство цельности своей задачи, и композиция – все было у Серова, и было в превосходной степени» (Из воспоминаний Репина).
       В 1880 – 1885 годах Серов учится в Академии художеств и в частной мастерской П.П.Чистякова (1880–1884). В 1883 – 1884 годах он занимался еще акварелью в специально снятой мастерской, которую снималвместе со товарищами по Академии В.Д.Дервизом и М.А.Врубелем. В 1885 за этюд с натуры он был награжден малой серебряной медалью, но в том же году покинул Академию, не завершив курса.
       Большое влияние на Серова оказали живопись старых масте¬ров, виденная им в музеях Рос¬сии и Западной Европы, дружба с М.А.Врубелем, а позже с К.А.Коровиным и творческая атмосфера Абрамцевского кружка (1870-е – 1890-е), организованного С.И.Мамонтовым. С Саввой Ивановичем и Елизаветой Григорьевной Мамонтовыми Серов познакомился еще в 1875 году и с девятилетнего возраста подолгу жил в их семье в Москве и Абрамцеве. Он «всю свою жизнь был для нас как родной», писал один из сыновей Мамонтова. Недаром первую свою значительную самостоятельную работу, портрет дочери Мамонтовых Верочки («Девочка с персиками», 1887), написанную в столовой Абрамцевского дома, Серов подарил Елизавете Григорьевне, которую называл своей второй матерью. Этот портрет стал одним из лучших произведений раннего периода творчества художника и одним из шедевров русского искусства конца XIX века.
       В это лето 1887 года, накануне приезда в Абрамцево, Серов побывал со своими друзьями И.С.Остроуховым М.А. и Ю.А. Мамонтовыми в Италии, которая произвела на него огромное впечатление и навела на размышления о собственном творчестве. В одном из писем из Венеции, делясь своими впечатлениями от живописи старых мастеров, он писал своей невесте О.Ф.Трубниковой – «… в нынешнем веке пишут все тяжелое, ничего отрадного. Я хочу, хочу отрадного и буду писать только отрадное». Это желание «отрадного», непосредственности и искренности в искусстве в полной мере воплотилось в портрете двенадцатилетней Верушки. Во время работы над портретом Серов, по его словам, испытал такое же восторженное настроение, как в Венеции. Позже он вспоминал: «Все, чего я добивался, – это свежести, той особенной свежести, которую всегда чувствуешь в натуре и не видишь в картинах. Писал я больше месяца и измучил ее бедную, до смерти, уж очень хотелось сохранить свежесть живописи при полной законченности, – вот как у старых мастеров. Думал о Репине, о Чистякове, о стариках – поездка в Италию очень тогда сказалась, – но больше всего думал об этой свежести. Раньше о ней не приходилось так упорно думать…». По его словам, он работал «запоем», словно в угаре, когда льющийся из окон свет, воздух, радость, молодость прекрасны сами по себе и являются конечной целью творчества. В 1888 за этот портрет художник получил первую премию на конкурсе МОЛХа и это было первым общественным признанием таланта Серова и новизны его творчества.
       С 1886 на протяжении многих лет художник работал летом близ Твери в Домотканове, имении своего друга В.Д.Дервиза, женившегося на двоюродной сестре Серова. Здесь им было создано множество первоклассных произведений – «Девушка, освещенная солнцем» (Портрет М.Я.Симонович), «Заросший пруд. Домотканово» (обе – 1888), «Летом. Портрет О.Ф.Серовой». «Октябрь. Домотканово» (обе – 1895) и многие другие.
       В картине «Девушка, освещенная солнцем» Серов запечатлел свою двоюродную сестру Марию, ставшую впоследствии скульптором, человека душевно ему близкого. В портрете была продолжена линия «Девочки с персиками», моделью для которой послужила девочка, с которой художника также связывали теплые дружеские отношения. Между обоими произведениями существует логическая связь, хотя теперь это портрет на воздухе и использованы различные технические приемы. Если в «Девочке с персиками» художник уравновешивает движение с помощью различных композиционных приемов, то в «Девушке, освещен¬ной солнцем» модель пребывает в состоянии полного покоя, что позволяет наиболее явственно передать ощущение растворенности человека в солнце, в воздухе, в окру¬жающей среде.
       В портретах обнаруживаются все призна¬ки влечения к импрессионизму, когда каждая поверхность предмета воспринимает отсветы соседних вещей, вбирая солнечные лучи. Все строится на сложных пере¬ходах – оттенки нежного розового цвета кофточки в «Девочке с персиками» или синего цвета юбки в картине «Девушка, освещенная солн¬цем», «откликаются» в разных частях холста, тяготея к единству, к жи¬вописной общности всего произведения. Говоря о серовском импрессионизме, как и о русском импрессионизме в целом, стоит отметить, что при всех задачах технического плана, в нем сохраняется подчеркнутый интерес художника к внутренней жизни модели, к ее естественности и цельности. Потому Серовым и в том, и в другом портретах были достигнуты такая поэтическая сила и красота образов, такая искренность и непосредственность их выражения, которые в последующем творчестве, наполненном многими открытиями и удачами, уже никогда не повторялись.
       С начала 1890-х годов портрет, ставший основным жанром в творчестве Серова, приобрёл новые черты – психологически заострённую ха¬рактеристику человека и актив¬но выявленное в нем артистическое начало Излюбленными моделями Серова становятся артисты, художники, писате¬ли, такие как оперные артисты А. Мазини (за портрет которого Серов в 1890 году получил еще одну первую премию МОЛХа) и Ф. Таманьо, его друзей художников К.А.Коро¬вина, И.И.Левитана, И.С.Остроухова, писателя К.С.Лескова, композитора Н.А.Римс¬кого-Корсакова. Отказавшись от многокрасочной живопи¬си второй половины 1880 годов, Серов предпочитает теперь одну доминирую¬щую гамму черно-серых, голубых или ко¬ричневых тонов, пользуется бо¬лее свободным, широким маз¬ком.
       С 1896 Серов сблизился с А.Н.Бенуа, с 1897 – с С.П.Дягилевым, организаторами художественного объединения «Мир искусства». Для «Русских сезонов» С.П.Дягилева в Париже и Лондоне он выполнил афиши (1909) и занавес к балету «Шехерезада» (1911). С 1900 художник принимал участие в выставочном комитете и редактировании журнала «Мир искусства».
       В 1890-х – начале 1900-х годов Серов часто обращался к пейзажно-жанровым композициям на крестьянские темы. Небольшие карти¬ны, выдержанные в тёп¬лой серо-коричневой гамме, ли¬шены повествовательных элементов – скромный пейзажный мотив пе¬редаёт настроение тихой и гру¬стной сосредоточенности – «Ок¬тябрь. Домотканово» (1895). Согреты чувством особенной, трогательной нежности к крестьянству, его быту, думам и чувствам картины «В деревне. Баба с лошадью» (1898), «Баба в телеге» (1899), «Полосканье белья» (1901).
       С 1900-х годов в творчестве Серова отмечается сближение со стили¬стикой модерна. В это время он создаёт серию портретных образов, в которых раскрывает общественную зна¬чимость художественной, личности. На пути к новой живописной системе оказывается портрет писателя Максима Горького, пластическая выразительность которого основана на контрасте темного силуэта фигуры со светлым, пространственным, прони¬занным световыми бликами фоном. В этом же ряду находится монументальный портрет знаменитой русской трагической ак¬трисы М.Н. Ермоловой (1905). В портрете, исполненном величавой строгости и простоты, художник выразил самую суть индивидуальности великой актрисы и вместе с тем создал некую формулу «героичес¬кого артистизма». Близок ему графический портрет Ф.И.Шаляпина (1905), в котором творческая сущ¬ность актера раскрывается во всей широте и мощи.
       Одновременно Серов писал интимно-задушевные, камерные портреты, преимущественно де¬тей и женщин, в которых стремился раскрыть их душевную непосред¬ственность и чистоту – «Дети. Саша и Юра Серовы», «Мика Морозов», графический портрет «Дети С.С. Боткина», акварельный «Портрет С.М.Лукомской».
       К началу XX века большую роль в творчестве Серова приобре¬тает графика. В 1899 – 1900 годах художник выполняет серию литограф¬ских портретов деятелей искусства того време¬ни, вышедшую отдельным изданием. Среди произведений серии вы¬деляются портреты композитора А.К.Глазунова и музыкального критика А.П.Нурока (оба – 1899). Рисунок Серова постепенно ста¬новится все более изысканным и экономным в использовании из¬образительных средств, что особенно сказалось в поздний период – портреты В.И.Качалова, К.С.Станиславского, Т.П. Карсавиной.
       В годы революции 1905 – 1907 Серов создал ряд сатирических рисунков, посвященных традициям русской революции. Будучи действительным членом Петербургской академии художеств (с 1903), в 1905 году он вышел из нее в знак протеста против расстрела демонстрантов 9 января.
       Занимался Серов и иллюстрацией – для юбилейных изданий М.Ю.Лермонтова (1891) и А.С.Пушкина (1899), для книги Н.И.Кутепова «Царская охота»; рисовал для журналов «Жупел» и «Жало» (1905). На протяжении долгого времени он работал над рисунками для басен И.А.Крылова (1896–1911), открывав¬ших для художника широкое поле для применения его страсти и знаний «по звериной части».
       Получив широкую известность, Серов вынуж¬ден был много работать над за¬казными, как правило, парадны¬ми портретами, отличавшимися между тем мастерским, как в композиционном, так и в живописном отношении, исполнением. Так портрет великого князя Павла Александровича сразу создал Серову славу и мировое имя сначала на Мюнхенском Сецессионе, а в 1900 за этот портрет художник получил Гран-при на Всемирной выставке в Париже. В других заказных портретах – С.М. Боткиной, кн. З.Н.Юсуповой, Ф.Ф.Юсупова, он все более последователь¬но использовал линейно-ритмическое построение композиции и декоративные цветовые сочетания.
       Острую, иногда гиперболизировано-гротескную и социаль¬но окрашенную психологическую ха¬рактеристику модели даёт Серов в отдельных портретах (портреты М.А.Морозова, В.О.Гиршмана). М.В.Нестеров говорил о портрете М.А.Морозова, что «это целая характеристика, плюс живопись почти старых мастеров – умная, простая, энергичная». Как нельзя более отвечали задаче создания портрета «большого стиля», поставленной перед собой художником, портреты Г.Л.Гиршман и кн.О.К. Орловой.
       Среди живописных работ 1900-х годов выделяется портрет Иды Рубинштейн. В нем острота характеристики достигает чрезвычайной силы. Она выражена посредством плоскостной композиции с острыми линиями контура как бы распластанной на холсте фигуры и колорита с тремя локально-изолированными цветами – синим, зеленым и коричневым. «Монументальность есть в каждом ее движении – просто оживший архаический барельеф», говорил Серов, увидев Иду Рубинштейн на сцене. Это свое впечатление он и воплотил в портрете, выразив ощущение внутренней незащищенности модели при ее внешней экстравагантности, соединив в единое целое условное и реальное, хрупкость и монументальность.
       Большое место в искусстве Серова 1900-х годов заняла историческая живопись. В картинах «Выезд императора Петра II и цесаревны Елизаветы Петровны на охоту», «Выезд Екатерины II на соколиную охоту», «Петр I на псовой охоте» для художника был важен стиль эпохи, что сближало произведения Серова с мирискуснической кон¬цепцией исторического жанра. Он был в первую очередь увлечен не значительностью события истории, но богатством оттенков в характе¬ристике героев и обстановки. Подлинной глубины в постижении исторического содержания эпохи Серов достигает в картинах, посвященных жизни Петра I – «Пётр I», «Петр в Монплезире», «Петр на работах».
       В картинах на мифологические сюжеты – «Одиссей и Навзикая», «Похищение Европы» Серов, «своеобразно стилизуя искусство греческой архаики, дал собственную свободную от классицистической нормативности интерпретацию античности».
       В 1911 Серов выполнил эскизы росписей особняка В.В. и Е.П.Носовых в Москве. Тема росписей, оставшихся в эскизах, была тоже мифологическая – Диана, превращающая Актеона в оленя. В эскизах сказалось характерное для последнего года исканий художника стремление к упрощенности линий и форм.
       В 1897–1909 Серов преподавал в Московском училище живописи ваяния и зодчества. Через его мастерскую в Училище прошли такие различные худож¬ники, как К.С.Петров-Водкин, Н.П.Ульянов, П.В.Кузнецов, М.С.Сарьян, И.И.Машков, М.Ф.Ларионов, К.Ф.Юон. Каждый из его учеников мог вос¬пользоваться его опытом и тем пониманием высокого пред¬назначения художника, которым пронизано все серовское творчество.
       В ноябре 1911 года Серов «вел» одновременно три портрета кн.П.И. Щербатовой, Н.П.Ломановой и Г.Л.Гиршман (в овале). Утром 22 ноября он должен был отправиться на первый сеанс к кн. Щербатовой. Внезапно ему стало плохо с сердцем, и в 9 часов утра он умер. Погребение состоялось на кладбище Донского монастыря.
       «Сегодня умер большой художник. Но сегодня умер и большой, благороднейшей души человек, который своей работой и своей жизнью возвышал и звание художника, и достоинство человека», – писал в «Русских ведомостях» ближайший друг Серова К.А.Коровин.