В.Э. БОРИСОВ-МУСАТОВ. Изумрудное ожерелье. 1903–1904

Произведения В.Э. Борисова-Мусатова отличаются глубокой продуманностью при внешней «немногословности» и кажущейся простоте композиционных решений. Тонкий и точный расчет художника во взаимодействии выразительных средств живописи не мешает созданию эмоционального поля картин.

В картине «Изумрудное ожерелье» Борисов-Мусатов разрабатывает новый тип композиции в отличие от работы «Водоем». Это мотив шествия. Художник прибегает к эффекту «входа» в картину (крайняя левая фигура, обрезанная холстом) и «выхода» из нее (крайняя правая фигура, платье которой также обрезано холстом). Тем не менее, живописцу удается удержать изображение внутри холста, не дав ему расплескаться за его границами. Фронтально развернутые фигуры, расположенные по горизонтали формата, принадлежат только этому художественному пространству.

Мотив движение здесь развивается по нарастающей: от статичных поз левых фигур, которые лишь поворотом головы обозначают его начало, через центральную фигуру, словно принимающую посыл фигур слева и отправляющую его группе из трех фигур справа, в которой движение набирает силу и концентрируется в крайней фигуре. Казалось бы, неминуем выход этого движения за границы холста. Но этого не происходит. Художник чуть запрокидывает назад голову крайней фигуры справа и останавливает движение в его кульминационном моменте.

Точно по этой же схеме разработано и эмоциональное движение – от полного покоя крайней левой фигуры до восторга крайней правой.

Более того, общему ритму подчинена и цветовая организация картины и даже фон, где движению каждой девушки соответствует движение ветки дерева над ее головой.

Изумрудное ожерелье лета здесь собрано в полном, гармоничном слиянии всех выразительных средств, подчиненных общему замыслу.

Одно из необычных качеств живописи Борисова-Мусатова – музыкальность. Это ощущение возникает потому, что художник выстраивает все выразительные средства на основе их внутренних сцеплений подобно тому, как звуки, сливаясь друг с другом, превращаются в мелодию. Зритель не столько думает о том, как это сделано, сколько слушает удивительную музыку живописи, окрашенную глубокими эмоциями, выраженными на полутонах и оттенках, как и палитра красок Борисова-Мусатова.