М. Мусоргский. «Песни и пляски смерти»,

цикл песен  для голоса и фортепиано на стихи А.Голенищева-Кутузова, 1875-1877.

 

Тема смерти – одна из вечных тем искусства. Она волнует не только художников, но и всех людей вообще. Никто не знает, кто это – черное привидение с косой, или скелет с черепом в руках, а может, это женщина необычайной красоты… Те, кто ее видел и побывал в ее объятьях – уже не могут этого рассказать. А даже если и кто-то рассказывает, например мистики и ясновидящие, то им мало кто верит, ибо проверить это невозможно.

 

В современном кинематографе Смерть рисуется в основном в виде убийцы с оружием в руках. Или же это стихийное бедствие, уносящее тысячи жизней одновременно. Но это всего лишь зрелищная массовая картинка, вызывающая ужас у зрителя. Кинофильмы показывают скорее страх смерти, лишающий человека рассудка, а не саму Смерть. Целью Мусоргского было показать истинное лицо Смерти в разных жизненных ситуациях, постичь ее философский смысл. Это, скорее, внутренние переживания человека перед смертью и размышления о смысле самой Жизни.

 

Почему цикл называется не только «песни», но и «пляски» смерти? Произведения написаны для голоса и фортепиано, и никто под них не собирается плясать. Только  одна из песен написана в жанре народного танца («Трепак»). Другие жанры цикла - это марш («Полководец»), песня («Серенада») и колыбельная песня как жанр («Колыбельная»).

Здесь «пляска» смерти рассматривается шире: как последняя игра, как кружение, как обман. Смерть никогда не показывает своего истинного лица, поэтому ее никто и не знает. Она всегда в чьем-нибудь обличии. Главная ее цель – обмануть, закружить голову и усыпить жизненную силу. Иногда, в тяжелые минуты жизни кажется, что смерть – это наилучший выход из положения. И стоит только допустить эту мысль, как тут же смерть и является.

 

В «колыбельной»,  она говорит матери, качающей больного младенца: «Ну, да со мною он скоро уймется, баюшки-баю». В «Серенаде»: «Жизнь к наслажденью зовет – смерть под окошком поет». Да, говорит смерть, иди ко мне, это то, чего ты хочешь, это наслаждение, это освобождение. В «Трепаке» - «вьюга и плачет и стонет (…)  В темноте мужика смерть обнимает, ласкает, с пьяненьким пляшет вдвоем трепака…» Это не вьюга пляшет в лесу. Это пляшет душа мужичка, замученная горем, тоской и нуждой.

В «Полководце» тоже обман. «В битву идите смелей!», - призывает смерть, вы будете победителями, героями. Но побеждает только лишь она сама, объезжая дозором в образе полководца-победителя на белом коне поле битвы.

 

Цикл задумывался автором гораздо шире, и хотя в нем всего 4 песни, он выглядит вполне законченным и дает достаточно полное воплощение образа.  Поначалу  работа шла довольно интенсивно. 17 февраля 1875 года был закончен «Трепак», 14 апреля – «Колыбельная», 11 мая  - «Серенада». Мусоргский намеревался издать эти три пьесы в первом выпуске цикла по заглавием «Она» и приступить к следующим задумкам.  Но лишь через два года была написана заключительная пьеса – «Полководец» - 5 июня 1877.

В работе над текстами песен Мусоргский и Голенищев-Кутузов тесно соприкасались. Идея принадлежала композитору, а поэт воплощал ее словами. В процессе сочинения музыки Мусоргский тщательно корректировал и перерабатывал тексты, добиваясь образной конкретности слова, драматической насыщенности сюжетного развития. Кроме этих четырех  В.Стасов предлагал еще другие темы: Схимник (смерть сурового монаха-фанатика в его келье при дальних ударах колокола), Изгнанник (смерть политического изгнанника, возвращающегося на родину), Смерть молодой женщины, (умирающей среди воспоминаний о любви). Мусоргский, хотя и был чрезвычайно ими доволен, не успел их выполнить, только играл отрывки оттуда Стасову и другим коллегам. К сожалению, эти эскизы не сохранились. В противовес салонным романсам о любви для прекрасных барышень этот цикл обнажает суровую правду действительности, и элемент фантастики в сюжетном развертывании сцен психологически обостряет ощущение страшной и трагической реальности.

 

 

«Колыбельная» - неутешное горе матери, поникшей над умирающим младенцем. Смерть явилась в облике сердобольной няни, чтобы угомонить, убаюкать ребенка. Сон и явь слились в этом призраке, с которым обезумевшая мать ведет диалог отчаянья. Мольбы, укоры, стоны, проклятья срываются с ее уст. Но в ответ ей слышится только невозмутимо спокойный напев, с леденящим сердце рефреном «баюшки-баю», который повторяется 4 раза, подавляя порывы матери и замыкает сцену интонацией застывшего ужаса.

 

«Серенада» - смерть в облике «неведомого рыцаря» поет ночную серенаду под окошком обреченной девушки. Певучая мелодия, окутанная темным колоритом обреченности, таит в себе отраженный облик красоты и горя той, что в тишине весенней ночи внимает обольщающей песне «неведомого рыцаря». Зловещий смысл обнажается в кульминации, где возглас смерти: «Ты моя!» застилает всю песенную лирику серенады.

 

«Трепак» - в ночном лесу заблудился мужик, «горем, тоской и нуждою томимый». Вьюга смерть кружит его по снежным сугробам и пляшет с ним трепака. Простонародный плясовой мотив, возникающий, словно наваждение ночной вьюги, вырастает в трагическую бурную кульминацию. Музыкальная драматургия претворена в свободной форме вариаций.  Ураганным вихрем проносится трепак, повергая мужика в снежную постель, навевая последний сон. И чудится замерзающему мужику теплое цветущее лето...

 

«Полководец» - панорама ожесточенной битвы – поле действия этой драмы человеческих масс. В музыке, изображающей кипенье боя, выделяется суровая тема, напоминающая боевой клич царя Саула «В битву идите смелей!». А когда на поле брани опускается ночь и слышатся только вопли и молитвы, - является смерть в образе полководца-победителя на белом коне. В основе темы смерти – мелодия польской революционной песни «С дымом пожаров». Это символизирует не только тему борьбы в бою, но и тему борьбы за жизнь.

Инна АСТАХОВА