Первое упоминание в летописи о Москве
(По Ипатьевской летописи, 1147 г.)

За год до событий, о которых идет речь, в Киеве умер князь Всеволод Ольгович, признанный глава рода черниговских князей, Ольговичей. Киевский престол занял другой князь, внук Владимира Мономаха Изяслав Мстиславич. Брату умершего Всеволода, князю Святославу Ольговичу Новгород-Северскому, пришлось бежать из Киева; другой его брат Игорь был захвачен в плен Изяславом и впоследствии убит киевлянами. Святославу Ольговичу удалось найти могущественного союзника — им стал его троюродный брат, сын Владимира Мономаха князь Юрий Владимирович, прозванный впоследствии Долгоруким. В обмен на помощь в борьбе с Изяславом Святослав Ольгович предложил брату Юрию стольный Киев. Тот и сам помышлял о киевском престоле, и предложение Святослава пришлась ему по душе. В самом начале этой войны и появляется в первый раз на страницах летописи имя Москвы — небольшого поселения на юго-западных рубежах Ростово-Суздальского княжества, на пересечении путей, шедших во Владимир, Суздаль и Ростов из Чернигова и Рязани. Вот что рассказывается в Ипатьевской летописи:

«Въ лъто 6655. Иде Гюрги воевать Новгорочкой волости, и пришедъ взя Новый Торгь и Мьсту всю взя; а ко Святославу присла Юрьи, повелъ ему Смоленьскую волость воевати; и шедъ Святославъ и взя люди Голядь, верхъ Поротве, и тако ополонишася дружина Святославля. И приславъ Гюрги и рече: «приди ко мнъ, брате, в Москову». Святославъ же Iъха к нему съ дътятемъ своимъ Олгомъ, в малъ дружинъ, пойма съ собою Володимира Святославича; Олегь же ъха напередъ къ Гюргеви, и да ему пардусъ. И приъха по немъ отець его Святославъ, и тако любезно цъловастася, въ день пятокъ, на Похвалу святъй Богородици, и тако быша весели. На утрий же день повелъ Гюрги устроити объдь силенъ, и створи честь велику имъ, и да Святославу дары многы, съ любовию, и сынови его Олгови и Володимиру Святославичю, и муже Святославлъ учреди, и тако отпусти и…»