ВОСТОКОВЕДЕНИЕ В РОССИИ (ориенталистика) – совокупность научных дисциплин, изучающих историю, философию, религии, памятники культуры, искусства, языки, литературу, экономику и современное положение народов Азии и Северной Африки. Востоковедение подразделяется на составляющие науки: японистика, китаистика (синология), индология, тюркология, египтология, иранистика, семитология и т.д.

Востоковедение в Европе возникло как наука, обслуживающая практические цели завоевания и колонизации стран Востока, на территории которых создавались военно-административные структуры, торговые фактории, миссионерские учреждения и т.д. Для их успешного функционирования требовались знание языков, государственного устройства, религий, обычаев и т.д. Именно тогда появились первые учебные востоковедные учреждения, готовящие кадры колониальных чиновников.

Научное востоковедение в Западной Европе (в первую очередь в странах, обладавших колониями) зародилось в ХVIII веке и получило интенсивное развитие с середины ХIХ в. И хотя оно тоже стимулировалось внешнеполитическими причинами, объективные ученые-ориенталисты делали достоянием европейцев памятники древних культур Востока, разрушая миф об извечной отсталости стран Азии и Африки, ломая концепции европоцентризма, содействуя взаимообогащению цивилизаций.

Ориенталистика России также была тесно связана с внешнеполитическими интересами самодержавия на Востоке. Основатель российской индологической школы проф. И.П.Минаев писал: «У нас, на Руси, изучение вообще Востока никогда не имело и не могло иметь отвлеченного характера. Мы слишком близки к Востоку для того, чтобы интересоваться им только отвлеченно. Интересы России всегда были тесно связаны с Востоком, а поэтому востоковедение у нас не могло не находить себе практического приложения».

Российское научное востоковедение имело три основных источника формирования: а) практическое востоковедение, обслуживающее военное и дипломатическое ведомства и обеспечивающее интересы внешней торговли. Его составной частью была миссионерская деятельность православной церкви на Востоке; б) традиционные (обычно религиозные) научные школы восточных народов, вошедших в состав Российской империи, которые изучали национальные культуры и истории своих и сопредельных стран; в) западная ориенталистика, включающая в себя приглашение в Россию ученых из Западной Европы, и перевод и публикация исследований европейских ученых в России на русском языке.

Практическое востоковедение дореволюционной России. В 1720 Петр I издал указ об Определении Коллегии иностранных дел, в которой значилась «экспедиция турецких и других восточных языков». В нее были приглашены лица, знающие языки стран Ближнего Востока. Некоторые из них, например, Г.Я.Кер и В.М.Бакунин делали переводы восточных рукописей. В 1797 в составе Коллегии иностранных дел был учрежден «особый Департамент для отправления дел, касающихся азиатских народов». В 1802 царским манифестом было учреждено Министерство иностранных дел, а в нем в январе 1820 – Азиатский комитет. В 1823 при нем было образовано Учебное отделение восточных языков, готовящее специалистов для министерства. Принимали в него молодых людей, православных, имеющих хорошее образование. Срок обучения был определен в пять лет. Из стен Учебного отделения вышло много востоковедов-практиков, ряд выпускников посвятили себя научной работе. Потребность в практических ориенталистах и востоковедных исследованиях особенно возросла в середине ХIХ в. в связи с колонизаторскими войнами в Средней Азии и Закавказье. Большие успехи практического востоковедения связаны с именем руководителя Азиатского департамента, крупного дипломата и ученого, знатока Востока Е.П.Ковалевского (1811–1868). По его инициативе в азиатские страны были направлены крупные научно-дипломатические миссии, осуществившие большую исследовательскую работу. Результаты экспедиций представили серьезный научный интерес. Н.В.Ханыков возглавил миссию в Иран и Афганистан, Н.П.Игнатьев – экспедицию в Хиву и Бухару, Н.Г.Столетов – дипломатическую миссию в Бухару и Афганистан. Интересные труды по османистике оставил дипломат и востоковед П.А.Чихачев. Востоковеды-дипломаты приняли активное участие в подготовке и работе состоявшегося в Петербурге III Международного конгресса ориенталистов, а крупный чиновник востоковед МИДа Ф.Р.Остен-Сакен был его генеральным секретарем.

Свою лепту в становление практического востоковедения внесло военное ведомство России. Военные миссии и агенты доставляли в Санкт-Петербург подробные донесения о политическом положении, географии, этническом составе населения, религиях, в первую очередь, сопредельных стран Востока. В конце 17 в. офицеры русского флота во время плаваний в Индию, Китай, Юго-Восточную Азию вели дневниковые записи об увиденном, некоторые из них были опубликованы. В 1798 будущий адмирал И.Ф.Крузенштерн привез из Малакки список с рукописи на малайском языке История малайцев с древнейших времен до завоевания Малайи португальцами и передал ее в библиотеку Академии наук. Большая военно-дипломатическая миссия во главе с генералом А.П.Ермоловым посетила Иран в 1817. В результате этой экспедиции появились очерки Нравы и войска персиан, Краткое начертание Персии в военном ее отношении и другие работы. Заметный след в иранистике и афганистике оставил военный востоковед генерал И.Ф.Бларамберг. Интересные сведения об Османской империи содержались в докладе руководителя военных миссий, возглавленных полковником Ф.Ф.Бергом и посетивших в 1823 и 1825 Стамбул. Крупным индологом начала 20 в. и послереволюционной России был генерал русской армии А.Е.Снесарев. Представляют интерес исследования Китая военного востоковеда М.И.Венюкова. Военное ведомство России готовило для своих нужд кадры востоковедов. В 1824 указом Александра I было учреждено в Оренбурге Неплюевское военное училище (с 1844 кадетский корпус), которое готовило военных переводчиков для русской армии. Обучение в училище длилось шесть лет. В 1897 в Ташкенте при штабе Туркестанского военного округа были учреждены курсы по изучению хиндустани, готовящие военных переводчиков. Военное ведомство, разумеется, подходило к проблемам востоковедения утилитарно, но его интенсивная деятельность по развитию востоковедения несомненна.

Заслуги в развитии российской ориенталистики имеет русская православная церковь. Церковь основала духовные миссии в ряде стран Востока, в Африке в Аддис-Абебе (Эфиопия). Особенно сильно повлияла на развитие синологии деятельность православной миссии в Китае. Церковь была построена в Пекине в 1689, а в 1714 туда прибыл архимандрит Иларион Лежайский со свитой. С пекинской духовной миссией связана деятельность зачинателей российского китаеведения И.К.Россохина и А.Л.Леонтьева. Оба они свободно владели китайским языком и занимались переводами исторических, философских и географических текстов. Так первым трудом, переведенным Россохиным, было Сыскание географической ландкарты всего Китайского государства и подписание оные российским языком. Леонтьев сделал перевод отрывка из классического историко-философского труда И цзин, О двойственных действиях духа Инь и Янь из китайской книги «И гин» называемой. Особое место в становлении российской школы синологии принадлежит Никите Яковлевичу Бичурину (известному его современникам под монашеским именем о.Иакинфа) (1777–1853). Бичурин, принявший монашество в 22-летнем возрасте, возглавлял Пекинскую православную духовную миссию с 1808 по 1821. Он успешно овладел китайским, маньчжурским, монгольским языками и изучил историю, географию, религии и философию этих стран. Бичурин опубликовал 14 книг по проблемам Китая, Монголии, Центральной Азии, Тибета и Дальнего Востока. Его перу принадлежат такие капитальные труды как История народа монгольского с древнейших времен до 1635 г., Статистическое описание Китайской империи, Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена и др. Бичурин впервые в мировой науке обосновал тезис о самобытности китайской цивилизации как одного из компонентов мировой культуры. В 1828 Российская академия наук избрала о.Иакинфа своим членом-корреспондентом. Благодаря трудам Н.Я.Бичурина отечественные синология и монголистика вошли в ряд ведущих в европейском востоковедении.

Академическое и университетское (традиционное) востоковедение. Первым российским академиком-востоковедом был немец Готлиб Зигфрид Байер, уроженец Кёнигсберга (1694–1738). Свои услуги Российской академии наук он предложил в конце 1725. Ученый большой эрудиции, Байер имел широкий круг интересов в разных областях ориенталистики, но главным трудом его жизни был Китайский Музеум, опубликованный на латинском языке в Петербурге в 1730–1731.

Первое специальное востоковедное учреждение в системе Академии наук – Азиатский музей – был создан в 1818. Директором и смотрителем его был назначен немец академик Христиан Мартин Френ. С возникновения Азиатского музея начинается история российского академического востоковедения. В музее находились: хранилище восточных рукописей и ксилографов, восточных и западноевропейских книг по ориенталистике, коллекция восточных монет и библиотека. Азиатский музей в Санкт-Петербурге обладал одним из крупнейших в мире собраний восточных рукописей. Изучение стран Ближнего и Среднего Востока было связано с проблемами восточных окраин Российской империи. Значительное место в отечественной ориенталистике заняло кавказоведение, изучение Средней Азии и Казахстана. Известнейший востоковед академик В.В.Бартольд писал: «В деле изучения новой истории мусульманской Средней Азии… русская наука уже в первой половине ХIХ в. была впереди западноевропейской». Развитие османистики и арабистики связано в первую очередь с трудами О.И.Сенковского, иранистики – Х.Д.Френа и В.В.Григорьева, египтологии – В.Р.Розена, В.С.Голенищева, Б.В.Тураева, индологии – И.П.Минаева, а позднее С.Ф.Ольденбурга и Ф.И.Щербатского, китаистики – Н.Я.Бичурина, В.П.Васильева.

После смерти Х.Д.Френа почти сорок лет (с 1842 по 1881) Азиатский музей возглавлял академик Б.А.Дорн (1805–1881), а позднее академики В.Р.Розен, Ф.И.Видеман, В.В.Радлов и К.Г.Залеман.

Начало преподаванию востоковедных дисциплин в России положил Московский университет и связано оно с именем профессора А.В.Болдырева. Он преподавал арабистику и иранистику, с 1832 был деканом словесного отделения, а с 1833 – ректором Московского университета. Болдырев – основатель московской школы российской ориенталистики. После его изгнания из университета за демократические политические убеждения (1836) центр московского востоковедения переместился в Лазаревский институт восточных языков, основанный в конце 1827 богатыми армянскими меценатами братьями Лазаревыми. Лазаревский институт готовил своих воспитанников в первую очередь для практической деятельности в странах Ближнего и Среднего Востока. 14 лет его директором был крупный востоковед проф. В.Ф.Миллер. Среди преподавателей выделялись проф. С.И.Назарянц, академик Ф.Е.Корш, проф. (позднее академик) А.Е.Крымский, проф. Р.Р.Штакельберг и др.

Крупным центром российского востоковедения первой половины 19 в. был Казанский университет. В 1807 в нем открылась кафедра восточных языков, которую возглавлял Х.Д.Френ. Его сменил профессор Ф.И.Эрдман (Френ уехал в Петербург, где возглавил Азиатский музей). В университете сначала готовились специалисты по татарскому, турецкому и персидскому языкам, а в 1837 открылась первая в России кафедра китайского языка и китайской словесности. Организаторами кафедры и основными преподавателями были архимандрит Даниил (Сивиллов) и О.П.Войцеховский. В 1842 в Казанском университете была создана также первая в России кафедра санскрита, которую долгие годы возглавлял П.Я.Петров. В Казани впервые в Европе началось университетское преподавание монгольского языка. Первым заведующим кафедрой был видный востоковед, а позднее крупный дипломат О.М.Ковалевский. Среди профессоров университета были крупные востоковеды И.Н.Березин, А.К.Казем-Бек, Ф.И.Эрдман, В.Ф.Диттель и другие. К середине 19 в. Казанский университет был крупным востоковедным центром европейского масштаба. Однако в начале второй половины века ориенталистика из Казани переместилась в Санкт-Петербург.

В Петербурге действовавший Педагогический институт был преобразован в 1816 в Главный педагогический институт со статусом университета. В 1818 два приглашенных французских ориенталиста начали преподавать восточные языки на историко-филологическом факультете. Расширение изучения восточных языков (арабского и персидского) связано с именем О.И.Сенковского, но особенно с образованием в 1854 в Петербургском университете факультета восточных языков. Его деканом был назначен приехавший из Казани проф. А.Казем-Бек. На факультете были следующие кафедры: арабского языка; персидского; турецко-татарского; монгольского и калмыцкого; китайского; еврейского; армянского; грузинского; маньчжурского. После Казем-Бека в течение семи лет деканом факультета был проф. А.О.Мухлянский. Петербургский университет стал крупным центром российского востоковедения. Кроме Московского, Казанского и Петербургского университетов востоковедные дисциплины преподавались в Дерптском, Виленском, Киевском, Харьковском, Одесском (Новороссийском) университетах и Восточном институте во Владивостоке.

Признанием больших заслуг российской ориенталистики в мировом востоковедном сообществе было проведение в Петербурге III Международного конгресса востоковедов в 1876.

В начале 20 в. появилось, а после революции октября 1917 стало господствующим марксистско-ленинское направление в российском востоковедении. Оно имело ряд особенностей: 1. Главным объектом исследования стало современное национально-освободительное движение, рассматриваемо как интегральная часть мирового революционного процесса;

2. Объектом исследований стали, в первую очередь, классы и классовая борьба афро-азиатских обществ.

3. Востоковедение подчинялось практическим политическим задачам рабоче-крестьянского государства, руководимого партией коммунистов.

. Основные теоретические выводы в новом востоковедении делались не профессиональными учеными, а политическими деятелями, не знавшими реалий и языков народов Востока, в первую очередь В.И.Лениным и И.В.Сталиным.

Центром традиционного востоковедения оставался Петроград-Ленинград и Азиатский музей, сохранивший дореволюционную организационную структуру. При Азиатском музее в апреле 1921 была создана Коллегия востоковедов в составе академиков В.В.Бартольда, Н.Я.Марра, С.Ф.Ольденбурга, И.А.Орбели и И. Ю.Крачковского. Председателем Коллегии был утвержден Н.Я.Марр. На ее заседаниях заслушивались доклады о результатах исследований ориенталистов Азиатского музея, Ленинградского университета и других учреждений. Коллегия имела свой печатный орган «Записки Коллегии востоковедов». В Азиатском музее (а позднее в Институте востоковедения АН СССР) работали блестящие представители ленинградской школы традиционной ориенталистики В.М.Алексеев, В.В.Бартольд, А.П.Баранников, Е.А.Бертельс, Б.Я.Владимирцов, В.А.Гордлевский, И.Ю.Крачковский, С.А.Козин, П.К.Коковцов, А.Н.Кононов, Н.И.Конрад, Н.А.Невский, Н.Я.Марр, И.А.Орбели, А.Н.Самойлович, В.В.Струве, С.П.Обнорский, Ю.К.Шуцкий, Ф.И.Щербатской и другие. После революции абсолютное большинство российских ориенталистов не эмигрировало за границу. Директором Азиатского музея с 1916 по 1930 был академик С.Ф.Ольденбург.

В 1921 в Ленинграде создан Институт яфетических языков, в 1932 он переименован в Институт языка и мышления. Институт оказал большое влияние на развитие языкознания, в том числе на востоковедную лингвистику. Его основателем и директором был крупный ориенталист академик Н.Я.Марр.

В 1930 организация востоковедных исследований в СССР претерпела серьезные изменения. На базе Азиатского музея, Коллегии востоковедов, Института буддийской культуры и Тюркологического института в Ленинграде был создан Институт востоковедения АН СССР. Его директором был назначен академик С.Ф.Ольденбург (с 1934 – академик А.Н.Самойлович, с 1938 академик А.П.Баранников, с 1940 академик В.В.Струве). Тематика исследований больших изменений не претерпела и оставалась в русле традиционной ориенталистики. Успехи востоковедения были несомненны и значительны. В институте к началу Отечественной войны работало и училось в аспирантуре около 100 человек. Серьезный урон понесли востоковеды в годы сталинских репрессий, особенно много пострадало ленинградцев (среди погибших – академик А.Н.Самойлович, доктора Н.А.Невский, А.И.Востриков, Ю.К.Шуцкий и др.

В годы Отечественной войны Институт востоковедения эвакуирован в Ташкент. Многие ученые ушли на фронт, часть осталась в Ленинграде. В боях и в блокаде погибло 37 сотрудников института. В Ташкенте ленинградские ученые занимались не только продолжением своих исследователей, но и совместно с узбекскими коллегами готовили труды по истории и культуре Средней Азии. Группа ленинградцев была эвакуирована в санаторий Боровое на севере Казахстана. Некоторые сотрудники остались в Москве, где в конце 1943 образовали Московскую группу Института востоковедения. Ее председателем был утвержден академик И.Ю.Крачковский, а после реэвакуации последнего в Ленинград – чл.-корр. (с 1958 академик) Н.И.Конрад.

Военные востоковеды в годы Отечественной войны принимали участие в боевых действиях против милитаристской Японии и выполняли задания командирования при вводе советских войск в Иран. Они готовили материалы с описаниями будущих театров военных действий, выпускали справочники и краткие словари, занимались пропагандой среди войск противника и населения, а также переводческой работой. Отдел спецпропаганды при Главном политическом управлении Красной Армии возглавлял известный иранист полковник И.С.Брагинский.

Востоковеды привлекались к дипломатической работе. Так, тюрколог профессор А.Ф.Миллер был экспертом-консультантом советской делегации на Тегеранской и Ялтинской конференциях. Большую дипломатическую работу в Китае вели чл.-корр. АН СССР (с 1958) Н.Т.Федоренко, чл.-корр. АН СССР (с 1987) М.С.Капица и др.

В Москве важным центром востоковедных исследований был Тихоокеанский институт СССР. Учрежденный в 1934, в ноябре 1942 он был передан Академии наук СССР. Директором стал проф. (с 1946 чл.-корр., с 1958 академик) Е.М.Жуков. Сотрудники института изучали не только современные политические проблемы стран бассейна Тихого океана, но и его минеральные, водные и биологические ресурсы, демографические проблемы и т.д. Ряд публикаций, подготовленных востоковедами, был посвящен проблемам экономики этого региона, а также международным отношениям на Дальнем Востоке. Наиболее значительной работой московских востоковедов кануна Отечественной войны был учебник для вузов Новая история колониальных и зависимых стран. Т. 1. М., 1940, подготовленная большой группой ученых-марксистов. Востоковедная тематика (главным образом современные колониальные проблемы) содержалась в работах научных и учебных учреждений РКП-ВКП(б) – Института К.Маркса и Ф.Энгельса (образован в 1921), преобразованного позднее в Институт марксизма-ленинизма и Института красной профессуры (создан в 1921 – закрыт в середине 30-х).

Подготовка кадров традиционной ориенталистики велась на Восточном факультете Ленинградского университета. В Москве востоковеды готовились в образованном в 1920 на базе Лазаревского института Центральном институте живых восточных языков. Его первым ректором стал видный военный востоковед генерал русской армии А.Е.Снесарев. В 1927 принято решение о реорганизации института, и он стал называться Московским институтом востоковедения им. Нариманова. В годы войны МИВ находился в Узбекском городе Фергане. В 1954 Московский институт востоковедения был закрыт.

В 1921 был организован в Москве Коммунистический университет трудящихся Востока (КУТВ), программа которого предусматривала «изучение экономики, структуры общественных и революционных движений как в автономных и независимых Советских республиках, так и в зарубежных азиатских странах». Студентами КУТВа были молодые люди восточных национальностей. В середине 30-х он прекратил свое существование.

Востоковеды практического профиля готовились в Академии Генерального штаба РККА. В годы войны Восточный факультет был открыт в Военном институте иностранных языков Наркомата обороны.

Серьезные перемены претерпело мировое и российское востоковедение в середине 20 в. Тому были три причины: 1. Крах мировой колониальной системы и образование в афро-азиатском мире независимых государств привели к изменению объекта исследований, особенно его современности.

2. В новых государствах вырос интерес к своему прошлому, к национальным культурам, увеличилась роль религий, появились свои научные школы. Достоянием мировой ориенталистики стали новые исторические источники, современные документы, археологические материалы и факты. Ученые афро-азиатских стран отказались от термина «востоковедение», оставив его исследованиям европейских и американских ученых.

3. Политическая суверенность стран Востока облегчила всем ориенталистам более свободное проведение научных экспедиций, полевых исследований и творческих контактов.

Советская внешняя политика на Востоке проявила возросшую наступательность. Прошла длительная серия государственных визитов на высшем уровне в афро-азиатские страны. Оказались востребованными востоковеды-практики и ориентальные исследования.

В 1950 Институт востоковедения был переведен из Ленинграда в Москву. В Ленинграде остался Сектор восточных рукописей, в котором было 27 научных сотрудников. Директором Института востоковедения (с 1960 по 1970 – Институт народов Азии) был назначен археолог проф. С.П.Толстов (с 1953 чл.-корр. АН СССР), а затем А.А.Губер (с 1953 чл.-корр. АН СССР, с 1966 – академик). В 1955 в институте работало 220 научных сотрудников. Тихоокеанский институт был расформирован и востоковеды переведены в ИВАН. Перестройка на интенсивное изучение современности связана с именем Б.Г.Гафурова (с 1958 чл.-корр. АН СССР, с 1968 академик), назначенного директором Института востоковедения в 1956. (Позднее, с 1978, академик Е.М.Примаков, с 1985 чл.-корр. АН СССР М.С.Капица). Численность научных сотрудников резко возросла. Сектор восточных рукописей в Ленинграде был преобразован в Ленинградское отделение Института востоковедения во главе с академиком И.А.Орбели. Было организовано Издательство восточной литературы (директор – О.К.Дрейер). Были изданы такие значительные книги как 4-томная история Индии, Восток и современность, Большой китайско-русский словарь, перевод Р.В.Вяткиным знаменитого труда Сыма Цяня и ряд других. В 1960 в Москве состоялся ХХV Всемирный конгресс востоковедов, в котором приняло участие около 1400 делегатов из 48 стран. Советские делегаты сделали 682 доклада. Расширились тематика и география советского востоковедения. В 1956 в Москве был создан Институт китаеведения (с 1966 – Институт Дальнего Востока), в 1958 в Баку Институт востоковедения Азербайджана, в 1959 в Москве – Институт Африки, в 1960 – Институт востоковедения Грузии, Институт востоковедения Таджикистана, в 1971 – Институт востоковедения Армении. Продолжал работать Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока во Владивостоке.

С 1955 стал выходить журнал «Советское востоковедение». Востоковедные исследования усилились в других академических институтах: Мировой экономики и международных отношений, Мировой социалистической системы (позднее Институт международной экономики и политических исследований), Географии, Философии, Мировой литературы, Языкознания, Рабочего движения (позднее Институт сравнительной политологии), Этнографии (Этнологии и антропологии Н. Н. Миклухо-Маклая), Археологии и других.

В 1954 был закрыт учебный Московский институт востоковедения. При МГУ в 1956 был создан Институт восточных языков, преобразованный в 1972 в Институт стран Азии и Африки при МГУ (ИСАА) (ректор с 1957 по 1975 проф. А.А.Ковалев). Продолжил готовить студентов Восточный факультет Ленинградского университета, восточные факультеты Бакинского и Ташкентского университетов

В начале ХХI века в Институте востоковедения работало 460 научных сотрудников (директор проф. Р.Б.Рыбаков, заведующий Петербургским отделением проф. Е.И.Кычанов), в Институте Дальнего Востока – 130 (директор чл.-корр. РАН М.Л.Титаренко). Продолжается исследовательская работа по ориенталистике в других институтах гуманитарного профиля Академии наук России. Институт востоковедения и Институт Африки выпускают два журнала: «Восток- Orient» (в 1955–1958 – «Советское востоковедение», в 1959–1961 – «Проблемы востоковедения», в 1961–1990 – «Народы Азии и Африки») и «Азия и Африка сегодня» (ранее «Современный Восток»).

Кадры востоковедов готовятся в Институте стран Азии и Африки при МГУ им. М.В.Ломоносова (директор проф. М.С.Мейер) и Восточном факультете Петербургского университета (декан проф. И.М.Стеблин-Каменский). Кафедры восточных языков и кафедра востоковедения есть в Московском государственном институте международных отношений.

Петр Шаститко

ЛИТЕРАТУРА

Кузнецова Н.А., Кулагина Л.М. Из истории советского востоковедения. М., 1970
Азиатский музей – Ленинградское отделение Института востоковедения. М., 1972
Базиянц А.П. Лазаревский институт в истории отечественного востоковедения. М., 1973
Бартольд В.В. История изучения Востока в Европе и России. Сочинения. Т. IХ. М., 1977
Куликова А.М. Становление университетского востоковедения в Петербурге. М., 1982
Оружием слова (1941–1945). М., 1985
Шаститко П.М. События и судьбы (Из истории становления советского востоковедения). М., 1985
История отечественного востоковедения до середины ХIХ века. М., 1990
История отечественного востоковедения с середины ХIХ в. до 1917 г. М., 1997