ГРУЗИНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА.

Древнегрузинская литература. Общий обзор. Первые письменные грузинские памятники известны с 5 в. Однако начало грузинской литературы уходит своими корнями еще глубже. Оно тесно связано со многими факторами, важнейшим из которых было принятие христианства, провозглашенного официальной государственной религией в начале 4 в. в Картли (Восточная Грузия). Отсутствие письменных грузинских источников дохристианской эпохи не позволяет судить о книжной культуре этого времени, хотя богатый археологический материал (включая и данные эпиграфических памятников на греческом и арамейском языках), а также свидетельства иноязычных, в основном греческих, источников выявляют организованное государственное устройство, развитую культуру и высокую цивилизацию дохристианской эпохи как в Восточной, так и Западной Грузии.

Все это создавало благоприятные предпосылки для развития христианской литературы, ставшей абсолютно доминантной в Грузии на протяжении нескольких столетий, вплоть до возникновения светской литературы в 11 в. С христианизацией связано возникновение грузинской письменности (алфавита), что дало возможность широкого развития литературы на родном языке. Грузинские исторические хроники приписывают изобретение грузинской письменности царю Парнавазу, жившему в конце 4 в. до н.э. Однако до начала 5 в. н.э. образцы грузинской письменности неизвестны.

Самым ранним грузинским памятником долгое время считалась надпись на храме в Болниси (60 км от Тбилиси), датированная 493. Обнаруженные в Палестине (в середине 20 в.) во время археологических раскопок грузинские надписи дают основание считать самой ранней одну из них, выполненную, судя по именам упомянутых в ней исторических лиц, в начале 5 в. Начиная с этого времени, грузинский алфавит постепенно видоизменяет свою графическую форму. Ранний мргвловани (букв. «круглое»), сменяется его графической модификацией нусхури, ставшим основным видом письма с 11 в. (хотя возник он намного раньше). Следующий этап его развития – мхедрули («воинское»), являясь опять-таки графической модификацией угловатого нусхури, уже к 13–14 вв. принимает вид, почти полностью совпадающий с современным. Таким образом, эта система, имеющая непрерывную историю по крайней мере на протяжении 15 веков, является единственной для передачи текста на грузинском языке. Моделью для ее построения (расположение и последовательность букв, числовые значения) послужил греческий алфавит, графические же формы являются оригинальными. Сведения о том, что грузинский алфавит, наряду с албанским и армянским, изобретен неким Маштоцем, являются позднейшей интерполяцией в армянских источниках. Принятие христианства и изобретение (либо, возможно, и восстановление старой, по какой-то причине вышедшей из употребления) грузинской системы письма были важнейшими факторами, обусловившими возникновение богатейшей древнегрузинской литературы, как переводной, так и оригинальной. Центрами книжности являлись монастыри в самой Грузии и вне ее рубежей. Прежде всего в Палестине, поскольку христианство проникло в Грузию именно оттуда; затем, в 9–10 вв., когда мусульманское владычество заставило грузинских книжников искать другие убежища, значительным культурно-книжным центром стал монастырь Святой Екатерины на Синае и, наконец, знаменитый Иверский монастырь на Афоне, основанный в 80-х 10 в., стал основным очагом грузинской книжности. Множество подобных культурных центров было и в самой Грузии: особенно выделяются монастыри на юге Грузии, в Тао-Кларджети (ныне в пределах Турции): Ошки, Шатберди, Пархали и др. В грузинских монастырях работали знаменитые писатели и переводчики: Евфимий Святогорец (955–1028), Георгий Святогорец (1009–1065), Ефрем Мцире (ок. 1025–1100) и прочие.

Памятники древнегрузинской литературы. Переводные сочинения. Непосредственно за принятием христианства в Грузии началась весьма активная переводческая деятельность. Первые образцы древнегрузинской литературы, дошедшие до нас в фрагментарных рукописях 6–7 вв., являются переводными: тексты из Библии (Ветхий и Новый Заветы), апокрифические сочинения, творения отцов церкви: Иоанна Златоуста, Василия Кесарийского, Севериана Гавальского и многих других, жития святых (см. АГИОГРАФИЯ). Датируются эти списки по палеографическим и языковым признакам; для всех них характерно употребление особых глагольных показателей лица (которые встречаются также в древнейших датированных эпиграфических материалах 5–6 вв., т.н. «ханмэтность»), полностью исчезнувших уже в 8 в.

Начиная с этого времени, на грузинский язык были переведены почти все выдающиеся произведения христианской письменности. Некоторые из них сохранились лишь в грузинских переводах; поэтому они имеют огромное значение для изучения истории христианской культуры вообще. Многие переводы снабжены пространными комментариями переводчиков (Ефрема Мцире, Арсения Икалтоели, Ионна Петрици). Первая датированная грузинская рукопись – так называемый Синайский многоглав – громадный сборник, переписанный в Иерусалиме в 864; он содержит больше сорока гомилий выдающихся византийских писателей. Сравнение с «ханмэтными» текстами показывает, что многие произведения, включенные в сборник, переведены не позднее 5–6 вв. Грузинские переводы книг Библии, начиная с текстов 5–6 вв., представлены во многих древних списках: например, Адишский Четвероглав (Евангелие тетр) 897; Библия, переписанная в Ошки по заказу строителя Иверской лавры Иоанном-Торником в 978 и пожертвованная им на Афон. Существуют и другие версии библейских книг, выполненные с целью редактирования и исправления древних текстов для сближения их с греческими: таковы Новый Завет и Псалтырь в редакции Георгия Святогорца (11 в.), Гелатская Библия (12–13 вв.). Собирал и редактировал библейские тексты и Сулхан-Саба Орбелиани (см. ниже). На грузинском языке сохранились многие древние апокрифы (Жизнь Богородицы, Протоевангелие Якова 7 в.). Существует множество экзегетических сочинений, например, Толкование на Псалтырь (1081), собранное Ефремом Мцире из многих неизвестных ныне источников и дополненное его собственными комментариями. В грузинских переводах представлены почти все жанры духовной литературы. Среди полемических сочинений можно назвать Догматикон – сборник сочинений, направленных против различных ересей, составленный Арсением Икалтоели в 7 в.

Огромное количество гомилетической литературы видных греческих писателей переведено на грузинский язык, например, более 40 произведений Григория Назианзина (в различных переводах 6–12 вв.), до ста сочинений Иоанна Златоуста. Сборник юридических церковных норм Великий номоканон был переведен Арсением Икалтоели в 12 в. Особое место среди переводных сочинений по своему значению занимают агиографические памятники (Жития святых). Первые переводы имеются в «ханмэтных» текстах; помимо ранних, существуют более поздние (11–12 вв.) переводы так называемых «метафразированных» (т.е. «переделанных») текстов.

Грузинские Жития, представленные в виде сборников по месяцам года (сохранилось 10 сборников), восполняют фактический пробел, имеющийся в греческих материалах. Кроме того, в грузинском имеются новые сведения о начинателе этого жанра – Симеоне Логофете и его продолжателе – Ионне Ксифилине. Грузинские литургические памятники – в особенности апостольские литургии – сохранили ранние иерусалимские традиции, они дают значительный материал для истории литургической практики в раннехристанскую эпоху.

Значимость древнегрузинской переводной церковной литературы привлекает внимание ученых не только в Грузии, но и за ее пределами: многие памятники опубликованы в Бельгии, Германии, Франции, Швейцарии.

Грузинская оригинальная литература появляется уже в 5 в. Самым ранним произведением, дошедшим до нас, является Мученичество святой Шушаник. В произведении, отображающем реальные исторические события, описаны жизнь и подвиги Шушаник, жены местного правителя Варскена. Ее муж по политическим соображениям принял веру огнепоклонников, чтобы угодить персидскому царю Перозу (459–484). Шушаник наотрез отказалась последовать примеру мужа и, стоически выдержав множество мук, причиненных разъяренным супругом, скончалась после многих лет заточения. Произведение, написанное ее духовником Яковом, дошло до нас в списке 10 в. Написано оно не позднее 483: Варскен, муж Шушаник, изображен в произведении живым, в 483 же он был убит. Скупое, но выразительное повествование Якова, умелое использование художественных средств показывают автора не только как высокообразованного человека, но и как талантливого писателя, умело подмечающего жизненные детали и не лишенного юмора.

Мученичество Евстафия Мцхетского описывает подвижничество молодого башмачника, который бежал из Персии в 541 из-за своих христианских убеждений. По доносу своих же соотечественников он принял мученическую смерть от персидского правителя Тбилиси. Автор Мученичества святого и блаженного Христова мученика Або – Иоанн Сабанисдзе. Написано оно в 786–790. Араб по национальности, Або принял христианство и, несмотря на уговоры самого Тбилисского эмира, не стал отступником. Он был казнен, голову его выставили на городской площади, тело же сожгли и пепел выбросили в Куру. Автор приводит пример араба-мученика в назидание своим соотечественникам, которые в вере «колеблющийся, как тростник от ветра». Автор – патриот, понимающий, что отступничество от веры грозит грузинам потерей национальной самобытности. Для языка произведения свойственны сложные риторические обороты и художественные образы, взятые из священного писания. Национально-религиозные мотивы прослеживаются и в других произведениях (Мученичество Константина-Кахи, Мученичество Михаила-Гоброна и др.); не все они равноценны в художественном отношении, но важны как показатели национального настроя и усиливающейся греко-византийской политической ориентации.

В 9–10 вв. в грузинской литературе становится популярным жанр «Житий», или «Деяний». Этому способствовали новые явления и тенденции в жизни страны: реакция против арабского владычества, рост национального самосознания, начало колонизации пустующих областей, опустошенных арабским владычеством, и усиление начавшегося в 6 в. монастырского строительства. Образец этого жанра – прежде всего Житие просветительницы Грузии Нино. Существует несколько редакций этого произведения, первая из них – в списке 10 в., однако и в ней имеются следы более ранних редакционных слоев. Первая часть сочинения содержит общие сведения о Картли, списки царей, сведения о различных исторических событиях. Во второй описаны рождение и юность Нино, ее прибытие в Грузию, в Мцхета, совершенные ею чудеса и исцеления, сокрушение языческих идолов, обращение в христианство царицы Наны и царя Мириана, смерть Нино; (место ее погребения по сей день почитают в Грузии как святыню). Сочинение это в несколько переделанном виде вошло и в главный нарративный источник истории Грузии – Картлис Цховреба.

Житие Серапиона Зарзмского (2-я пол. 9 в.), строителя монастыря в Самцхэ (Южная Грузия), написал племянник Серапиона Басили (Василий). Цикл Житий сирийских подвижников – интересный образец этого жанра; традиционно считавшиеся сирийцами, прибывшими в Грузию для укрепления христианства, скорее всего, они были грузинами, бежавшими из Сирии из-за религиозного преследования. Многие монастыри в Грузии считаются основанными ими и носят их имена.

Житие Григория Хандзтийского написано Георгием Мерчулом в 951. В нем описывается жизнь и деятельность крупнейшего церковного и государственного деятеля, дается обширная картина монастырского строительства в Тао-Кларджети, показаны взаимоотношения церкви и светской власти. Это произведение – не только блестящее литературное сочинение, но и первостепенный исторический источник. Написано оно, как отмечает автор, через 90 лет после смерти Григория, со слов его учеников. Правдивость рассказа, почти полное отсутствие фантастических чудес, драматическое развитие сюжетов выделяют это произведение из других образцов жанра. Григорий, проживший 102 года (759–861), построил несколько монастырей (многие из них существуют и сейчас), занимался литературной деятельностью. Потомок знатного феодального рода, человек твердых принципов и несгибаемой воли, он бесстрашно вступал, если было нужно, в конфликт с самой царской властью. В произведении проводится идея единства страны, объединенной христианской верой; в представлении автора, Грузия – «обширная земля, где на грузинском языке служится литургия и совершаются молитвы». Житие известно в единственном списке 12 в., найденном среди рукописей Крестного монастыря в Иерусалиме. Текст впервые был опубликован Н.Марром с русским переводом. Георгию Святогорцу, помимо его многочисленных переводов с греческого, принадлежит и оригинальное сочинение – Житие св. Иоанна и св. Евфимия. Произведение, написанное ок. 1045, дает сведения о строителе Иверского монастыря на Афоне и его сыне, знаменитом переводчике Евфимии, который переводил не только с греческого на грузинский, но и с грузинского на греческий. Именно он перевел на греческий (затем переведенный на многие языки и ставший популярным в Европе) духовный роман Повесть о Варлааме и Иоасафе, христианизированный вариант жизни Будды. Евфимий был и настоятелем Афонского монастыря. В произведении описана биография строителя лавры, его победа над восставшим Вардой Склиром, даны подробные сведения о литературной деятельности Евфимия, приводится список его работ, описана повседневная монастырская жизнь. Сочинение, известное по списку 1074 г., представляет не только высокохудожественное произведение, но и достоверный источник по истории как Грузии, так и Византии того времени.

Жизнь самого Георгия Святогорца описана его учеником, Георгием Малым, вскоре после смерти своего учителя. Произведение это по своему литературному достоинству следует причислить к наилучшим образцам грузинских житийных повествований.

Грузинские «Жития» создали традицию, которая стала одной из предпосылок возникновения жанра исторической нарративной прозы.

Ефрем Мцире – переводчик и комментатор, был и многогранным ученым книжником; его теоретические взгляды относительно теории перевода, грамматики, правописания, характера исторических сочинений и многого другого, высказанные в схолиях, которыми обильно снабжены его переводы, предоставляют ценный материал для истории развития гуманитарных наук. Ему принадлежит первый известный в Грузии оригинальный Лексикон – толкование слов, встречающихся в Псалтыри (рукопись 1091). Он – автор оригинального сочинения, в котором анализируются сведения греческих источников относительно принятия христианства в Грузии. Ефрем оказал большое влияние на дальнейшее развитие грузинской книжности. Его можно считать основателем эллинофильского направления, хотя оно проявляется в его работах не настолько сильно, как у позднейших писателей и переводчиков; таковыми являются: Иоанн Петрици (конец 11– нач. 12 вв.) богослов и философ-неоплатоник, автор оригинальных комментариев к своим переводам византийских философов. Петрици много сделал для формирования грузинской философской терминологии. Многие выработанные им термины употребляются и современными философами.

В древнегрузинской церковной литературе значительное место занимает и поэзия. Вслед за образцами переводной литургической поэзии уже в 8 в. появляются оригинальные грузинские поэтические произведения. Примечателен в этом отношении громадный сборник Микаэла Модрекили (конец 10 в.), антология церковной поэзии с оригинальными музыкальными знаками. Известны образцы грузинской церковной поэзии под названием «иамбико». В них имеется определенный размер, позже появляются под влиянием фольклора и рифмы. Возникает и классическая впоследствии для грузинской поэзии форма – «шаири» (стихотворный размер, в котором каждая строфа содержит 16 слогов). Авторы оригинальных поэтических произведений – многие известные грузинские книжники, – в том числе Иоанн Минчхи, Георгий Святогорец, Ефрем Мцире, царь Давид Строитель (1089–1025), образованнейший человек своего времени, основатель библиотеки, сам написавший потрясающие по своей силе Покаянные песнопения.

Возникновение светской художественной литературы. Общий обзор. Начало грузинской светской художественной литературы следует приурочить к 10–11 вв. К концу 10 в. начинается процесс консолидации феодальных образований в крупное централизованное государство; этническое название «Картли» уступает место культурно-политическому термину «Сакартвело» (букв. «Страна картвелов», т.е. грузин). Расширяется географический, культурный и научный кругозор. К тому времени усиливается интерес к точным наукам, астрономии, медицине. Теснее становятся культурные связи с восточными странами, особенно с исламским миром. Все это создает предпосылки для возникновения грузинской художественной светской литературы. Прочные многовековые традиции грузинской церковной литературы стали основой для светской литературы. Духовная литература к тому же способствовала знакомству с культурным миром греческой античности: в переводных сочинениях христианских византийских авторов имеются детальные сведения о греческой мифологии. Агиографическая беллетристика, «духовные романы» типа Мудрости Балавара подготовили почву для светской беллетристики. Агиография, с ее героями, – борцами за христианство, – открыла путь для появления в светской литературе идеального героя рыцарского и романтического эпоса. Из церковной литературы переняла грузинская светская художественная литература многие композиционные шаблоны и формы. Имеющий пятивековую историю грузинский литературный язык с его прочными нормами и богатейшей лексикой стал основой для языка светской литературы, которая, со своей стороны, внесла много нового в язык из живой разговорной речи. Большое влияние на художественную литературу (как на прозу, так и на поэзию) имел и грузинский фольклор.

С самого раннего этапа существования светской литературы для нее характерен гуманизм. Человек, с его личными чувствами и мирскими устремлениями, появляется в грузинской литературе намного раньше, чем в литературе других христианских народов Европы, предвосхищая, таким образом, европейский Ренессанс.

Светская литература 11–12 вв. Не все памятники светской литературы, в особенности ранние, дошли до нас; о существовании некоторых можно судить лишь по упоминанию их у позднейших авторов. Самое раннее произведение светского характера, дошедшее до нас, – Висрамиани. Сюжет произведения выявляет тематическое сходство с романом о Тристане и Изольде. В нем описана любовь Рамина к красавице Вис, жене его брата, шаха Моабада. Влюбленные, которым помогает няня, испытывают множество злоключений, но после смерти Моабада соединяют свои жизни, и, процарствовав 83 года, умирают вместе – после смерти Вис Рамин добровольно заключает себя в ее гробнице. Произведение является свободным прозаическим переводом поэмы персидского поэта Фахр-уд-Дина Гургани; дошло в списках 12–14 вв., но перевод сделан раньше, в эпоху царствования царицы Тамар (1189–1213), так как страдания влюбленных упоминаются в поэме Руставели Витязь в барсовой шкуре. Согласно произведению, любовь является самым главным событием в жизни человека, ее смыслом. Разлученные влюбленные проливают потоки слез и стремятся к смерти. Переводчиком традиционно считается Саргис Тмогвели. Висрамиани стал очень популярным, несмотря на враждебное отношение к нему некоторых (в основном клерикальных) кругов. Новизна сюжета и психологических ситуаций, описание мук и радостей земной любви противопоставляют Висрамиани предшествующей ей церковной литературе, где наивысшей целью человеческого существования считалось служение Богу во имя спасения души. Отточенное мастерство слова, тонкость и точность художественных средств, богатство лексики способствовали тому, что Висрамиани издавна воспринимается не как перевод, но как оригинальное произведение грузинской художественной литературы.

Амирандареджаниани – прозаическое произведение, типа «рыцарского романа», состоящее из 12 частей. Автором его, по традиции, считают Мосэ Хонели; биографических сведений о нем нет. Хронологические рамки написания следует ограничить 11–12 вв. Скорее всего, оно создано во время или немного ранее царствования царицы Тамар, на что указывают некоторые реалии. В романе описаны совершаемые героями полуфантастические подвиги. Место действия – условно «восточное». В сочинении сведены воедино, довольно небрежно в композиционном отношении, несколько различных циклов легенд и сказок, большинство которых грузинского происхождения, хотя есть среди них и так называемые «бродячие» сюжеты. Произведение не является переводным; автор – грузин, объединивший весь материал вокруг центрального героя – Амирана; имя его совпадает с именем героя грузинского фольклора. В сказании об Амиране находят много общего со сказанием о Прометее. Культ героического рыцарства четко вырисовывается в Амирандареджаниани; герои, обладающие фантастической силой, сражаются со страшными зверями и полчищами врагов; дружба побратимов, оказание помощи в беде – обязательное свойство героев; однако мотив любви – непременный атрибут рыцарского романа более позднего времени – здесь выражен слабее. Амирандареджаниани был весьма популярным; имея свои корни в фольклоре, он со своей стороны впоследствии оказывал влияние на грузинский фольклор.

Самым значительным произведением эпического жанра является поэма Шота Руставели Витязь в барсовой шкуре.

Лирический жанр грузинской поэзии классического периода представлена в Тамариани, автором которого по преданию считается Чахрухадзе, и в другой поэме – Абдулмесиани. Оба произведения – хвалебные оды; первая – в честь царицы Тамар и ее мужа – Давида Сослани. Вторая, написанная, по преданию, Иоанном Шавтели, восхваляет Давида Возобновителя и царицу Тамар. Обе написаны размером, который получил название «чахрухаули» – это 20-сложный стих со сложной системой рифм; в обоих поэмах проявляется виртуозное владение стихом и словом, музыкальность стиха и богатство внутренних и внешних рифм.

В 11–12 вв. развивается оригинальная грузинская историография, в которой национальное самосознание находит свое выражение. Из сочинений подобного характера и был составлен впоследствии основной нарративный источник по истории Грузии – Картлис Цховреба, дошедший до нас в списках 16–17 вв. Леонтий Мровели (2-я пол. 11 в.) составил большой исторический труд. Леонтий использовал многие древние источники и агиографические произведения, описывая древнейшую историю Грузии. Жизнь царя царей Давида написана современником Давида Возобновителя вскоре после его смерти в первой половине 12 в. Детально описаны жизнь и подвиги царя, освободившего страну от чужеземцев и превратившего ее в сильное цветущее государство; многочисленные литературные параллели, образные сравнения, риторические пассажи представляют произведение не только как историческое сочинение, но и как классический образец грузинской прозы. Истории и восхваления венценосцев, восхваляющие в основной своей части царицу Тамар, – также представляет интерес как художественное произведение. В нем явно чувствуется знание как эллино-византийско-христианской культуры, так и персидско-арабского культурного мира. Другие исторические сочинения описывают события более поздних времен. В 13–15 вв. Грузия пережила тяжелый период своей истории. Разрушительные нашествия хорезмийцев, монголов и татар опустошили страну, вызвали ее распад. Все это не могло не отразиться на ее культуре. Тем не менее, в 13–15 вв. появляются значительные литературные произведения (Житие Петра Ивера, Жамтаагмцерели и др.).

Литература эпохи Возрождения. С начала 16 в. в грузинской культуре начинается эпоха Возрождения. Несмотря на тяжелое политическое положение страны, ставшей к этому времени ареной столкновения политических интересов двух соседних мусульманских стран – Ирана и Турции – начинается постепенное вовлечение Грузии в круг европейских и русских политических и культурных устремлений. В грузинской литературе усиливается национальный мотив, расширяется тематика; появляются новые жанры и литературные формы. В 18 в., когда контакты с Россией становятся теснее, появляются переводы с русского языка. Популярными становятся свободные переводы многих образцов персидской литературы. Часть Шах-Намэ Фирдоуси была переведена прозой, а затем переложена стихотворным размером. Особой популярностью пользовался цикл о Рустаме. Появляются переделки и продолжения поэмы Руставели и других романтических произведений (традиционные персидские сюжеты), распространяются произведения дидактические (переводимые и оригинальные). Образец сказочного эпоса – Русуданиани – двенадцать «сказок», которые содержат много христианско-религиозных, национальных и дидактических мотивов. Написаны не позже 17 в.

Теймураз I, царь Кахети, (1589–1663) – человек трагической судьбы, потерявший трон и семью (мать погибла мученической смертью за отказ принять ислам, двое сыновей были оскоплены), умер в изгнании в Персии. Тем не менее, все его творчество находится под сильнейшим влиянием персидской литературы. Четыре его поэмы написаны на традиционные для персидской поэзии сюжеты (например, Лейл-Маджнуниани). Оригинальная поэма, описывающая смерть его собственной матери, создана в том же стиле. В лирике Теймураза явственно прослеживаются религиозно-христианские мотивы. Арчил II (1647–1713) царствовал в Имерети (Западная Грузия) и Кахети. Потеряв оба трона, последние годы жизни провел в Москве. Занимался переводами, писал лирические произведения, исторические и философские поэмы. Спор человека с жизнью создан под влиянием русского сочинения Прение живота и смерти. В России Арчил занимался культурной деятельностью; редактированием, переводом и изданием книг грузинской Библии.

Сулхан-Саба Орбелиани (1658–1725) – представитель аристократического рода, связанный родством с царской семьей, был писателем, ученым, дипломатом. В 1698 принял постриг под именем Сабы (Саввы), но продолжал активную деятельность. Пытаясь заинтересовать европейские страны судьбою Грузии, ездил в Европу с дипломатической миссией в 1713–1716. Посетил Италию и Францию, был принят папою римским и Людовиком XIV. Вместе с Вахтангом VI переехал в Россию, где и умер. Самый значительный литературный труд – Мудрость лжи, сборник притч, построенный по традиционной схеме: притчи рассказываются разными лицами, живущими при царском дворе, для назидания молодого царевича. Сами притчи, хотя и имеют некоторые параллели с известными сборниками притч (например, с Калилой и Димной), взяты скорее всего из грузинского фольклора, в котором есть много общих «бродячих» сюжетов. Сулхан-Саба описал свое путешествие в Европу, (сохранилась первая его часть), написал сборник поучений. Язык Сулхан-Саба Орбелиани простой, ясный, приближенный к живому разговорному языку. Важный труд Сулхан-Саба Орбелиани, сохранивший свое значение по сей день, – составленный им документированный толковый словарь грузинского языка, материал для которого он собирал и редактировал в течение тридцати лет. Сулхан-Саба Орбелиани занимался и редактированием грузинской Библии. Редактировал он также и переведенный его внучатым племянником Вахтангом VI сборник Калилы и Димны.

Вахтанг VI (1675–1737), многие годы своей жизни проведший в Персии, с 1724 до смерти жил в России, тщетно надеясь найти помощь для освобождения грузин от владычества персов. Он – автор многих лирических произведений; его стихи, написанные в традиционной для того времени элегической манере, отражают подлинное чувство. Вахтанг в 1709 основал первую в Грузии типографию, где в 1712 было напечатано первое издание поэмы Руставели с текстуальными комментариями Вахтанга; под его руководством был собран и отредактирован сборник Картлис Цховреба (История Грузии) и свод законов; ему же принадлежат переводы многих научных книг. Давид Гурамишвили (1705–1792) большую часть своей жизни провел вне Грузии, так как в 1729 был похищен лезгинами и переправлен на Северный Кавказ. Ему удалось бежать и добраться до Москвы, где он оказался в свите Вахтанга VI. Став вследствие военным, он окончил свои дни на Украине, в Миргороде, в пожалованном ему имении. Сборник произведений Давида Гурамишвили составлен им самим, под названием Давитиани. Он включает 4 поэмы и лирические стихотворения. В полной драматизма исторической поэме Горести Картли он описал испытываемые его родиной страдания, причем прямо указал, что причиной их являются не только бесчисленные нашествия различных врагов, но и внутренние раздоры и моральная деградация. В его философских поэмах обсуждаются противопоставление жизни и смерти, взаимоотношения человека и окружающего его мира.

Поучение учащимся – дидактически-назидательное произведение. Очень непосредственны и лиричны его стихи, хотя пессимизм и печаль лишенного родины автора проявляются и здесь. Форма стиха Давида Гурамишвили разнообразна. Здесь не только «шаири», бывший с времен Руставели господствующей формой в поэзии; Давид Гурамишвили употребляет фольклорные стихотворные размеры; версификацию его обогащают также русский и украинский фольклор. Оригинален стихотворный размер поэмы Пастух Кацвия, где в полушутливой форме описаны злоключения молодых влюбленных, пытающихся посягнуть на святость супружеского ложа. Народный сказатель Саят-Нова, живший в конце 18 в., армянин по национальности, писал стихи и пел на армянском, грузинском и азербайджанском языках. Бесарион Габашвили, более известный под именем Бесики (около 1750–1791), был поэтом и дипломатом. Его успешной карьере при дворе Ираклия II, вероятно, помешали политические мотивы, затем он занимался дипломатической деятельностью при дворе царя Имерети (Западная Грузия); посланный для переговоров к генералу Потемкину, он умер в Яссах, где и похоронен. Наиболее ярко выделяется в его поэзии любовная лирика, хотя есть у него и очень язвительные сатирические стихи. Выразительна его любовная лирика, чему способствуют музыкальность и легкость его стихов, различные стихотворные размеры. Лексика богата, стиль приближен к народному; однако в прозе, в эпистолярных и исторических произведениях он испытывал влияние «высокого штиля», получившего широкое распространение в грузинском литературном языке под воздействием литературной школы Католикоса Антония (1720–1788).

Литература 19 в. Присоединение Грузии к России в 1801 вызвало многие перемены в культурной жизни грузинского общества. С одной стороны, потеря политической независимости вызвала резкую реакцию общества и обусловила подъем патриотических чувств, нашедший отражение в литературе. С другой, общение с русской культурой и через русскую – с европейской привнесло новые веяния во все области искусства и, в первую очередь, в литературу.

В 1819 начала выходить «Грузинская Газета» на русском языке, в 1829 «Тифлисские ведомости», в 1832 – журнал «Литературная часть «Тифлисских ведомостей»» редактируемый одним из участников заговора 1832 – Соломоном Додашвили.

В творчестве писателей, особенно поэтов, в 1-й половине 19 в. выражены как традиции классической грузинской литературы, так и настроения, возникшие под влиянием новых факторов. Поэтому возникший в это время грузинский романтизм не является однородным. У его истоков стоит Александр Чавчавадзе (1786–1846), представитель блестящего аристократического рода, крестник Екатерины II, участник Отечественной войны 1812. Он принимал участие в заговоре 1832 (за что и был сослан в Тамбовскую губернию, но вскоре получил прощение). Александр Чавчавадзе был тестем А.С.Грибоедова. Основной мотив его поэзии – тоска, вызванная потерей национальной независимости и воспевание героического прошлого Грузии. Пессимистические мысли о тщетности бытия проявляются также в его лирике; любовная лирика также занимает значительное место в творчестве. Для его поэтики характерен четырнадцатисложный стих с перекрестной рифмой. Чавчавадзе много переводил (русских и французских писателей).

Из аристократического рода был и Григол Орбелиани (1804–1883); с юности он избрал военную карьеру. Он также участвовал в заговоре 1832, но после возвращения из ссылки в 1838 занимал высокие посты, получил звание генерал-адъютанта и одно время исполнял обязанности царского наместника на Кавказе. Его поэма Заздравный тост воспевает былое величие Грузии, славит ее героев. Элегические настроения явно проступают в его стихах, отличающихся литературным мастерством и новизною стихотворных форм. Николоз Бараташвили – самый выдающийся поэт-романтик 19 в. В его творчестве традиционные «восточные» художественные традиции отошли на задний план, тем самым положив начало европеизму в грузинской литературе. Одна из основных тем лирики Бараташвили – противоречие между высокими устремлениями поэта и бездуховностью его обыденного окружения.

К середине 19 в. в грузинской литературе происходят изменения, начинает развиваться проза, отображающая реальную жизнь, появляются образы купцов (Л.Ардазиани), крепостников, продающих крепостных, словно скотину (Д.Чонкадзе). Возникает оригинальная комедиография, основателем которой был Г.Эристави (1813–1864). Герои его комедий (Тяжба, Раздел) – обедневшие дворяне, купцы, вышедшие из низов, – изображены автором в реалистичной манере.

С именем Ильи Чавчавадзе (1837–1907) связаны значительные явления в общественной и литературной жизни Грузии во второй половине 19 в. Он получил образование в Петербургском университете. Первое же его выступление в печати, в котором доказывалась актуальность отказа от псевдоархаичных языковых форм и необходимость сближения литературного письменного языка с народным разговорным языком, вызвала острую реакцию со стороны писателей старшего поколения. В поэме Разбойник Како и повести Рассказ нищего показаны ужасы крепостного права. Социальные и философские проблемы бытия рассматриваются в поэме Видение. В повести Вдова Отарашвили нарисована психологическая драма социального неравенства в постреформенное время, показана трагическая судьба крестьянина Георгия, полюбившего княжну Кесо. Поэма Отшельник, созданная на основе народной легенды, говорит о духовном крахе человека, стремящегося найти спасение души в уходе от действительной жизни. В своих публицистических статьях Илья Чавчавадзе касается множества вопросов истории и культуры Грузии, политики и общественной жизни. Чавчавадзе был издателем, редактором, основателем дворянского банка, председателем «Общества по распространению грамотности среди грузин». Был избран в Государственную думу России, где выступал против института смертной казни. Из-за своих политических и национальных взглядов подвергался резким нападкам со стороны грузинских социал-демократов; был убит из засады недалеко от Тбилиси, возвращаясь в свое имение. Язык Ильи Чавчавадзе, особенно в прозе, является точным, выразительным образцом отточенного мастерства.

Акакий Церетели (1840–1915), известный прежде всего как лирический поэт, чьи стихи знала вся Грузия, был писателем и общественным деятелем, верным соратником Ильи Чавчавадзе. Его исторические повести и поэмы знакомили читателя с героическим прошлым Грузии. В поэзии, воспевающей возлюбленную, любимая аллегорически всегда воспринимается как Родина – Грузия, находящаяся в плену. Стихи Акакия Церетели отличаются исключительной музыкальностью и легкостью, многие из них переложены на музыку (Сулико и др.).

Александр Казбеги (1848–1893) был автором произведений о жизни грузинских горцев, которую он, проведя семь лет простым пастухом, хорошо знал (происходил же он из знатного рода). Его герои превыше всего ставят честь и свободу. В повести Хевисбери Гоча отец собственной рукой казнит сына, который, увлеченный свиданием с любимой, невольно предал своих, дав врагу напасть на них. На горских традициях был воспитан и Важа-Пшавела (Лука Разикашвили, 1861–1915), в его творчестве многие сюжеты, опирающиеся на народные предания и легенды, получили глубокое философско-этическое осмысление. В поэме Алуда Кетелаури Алуда, убивший в ожесточенной схватке Муцала, человека из враждебного племени, не захотел отрезать у мертвеца правую руку в знак победы, так как был тронут храбростью врага. Он привел в местную святыню черного тельца, намереваясь посвятить его душе убитого им Муцала; когда же разгневанный хевисбер (старейшина) отказался выполнить его просьбу, Алуда сам принес жертву, за что был изгнан из общины. Трагическое противопоставление воли личности и общины показано и в поэме Хозяин и гость, где кистинец Джокола, ссылаясь на обычай гостеприимства, отказался выдать односельчанам кровного врага, хевсура Звиадаури, оказавшегося случайным гостем у него в доме. Вершиной творчества Важа-Пшавела является поэма Змееед. Оказавшийся в плену у волшебников Миндиа ест мясо змеи, чтобы умереть и избавиться от ненавистного плена. Однако этот акт приносит ему не смерть, а понимание языка природы. Налицо трагическая коллизия между человеком, постигшим высшую тайну – мудрость мироздания, и людьми, действующими соответственно потребностям своего ежедневного бытия. У побежденного Миндии, потерявшего свой волшебный дар, выход лишь один – смерть. Эпическое творчество Важа-Пшавела включает в себя героическое, трагическое и гуманистическое начала. Природа для него – часть мироздания, живущая своей собственной одушевленной жизнью. Его язык, выявляющий многие особенности его родного диалекта, также одна из характерных сторон его художественного наследия. Давид Клдиашвили (1862–1931), происходивший из Западной Грузии, с реалистической точностью описывал быт мелкого обедневшего дворянства, комичные ситуации, в которые попадают его герои, нередко превращаются в трагические (Мачеха Саманишвили).

Васил Барнов (1856–1934) – автором многих исторических романов из прошлого Грузии (Рассвет в Исани, Георгий Саакадзе). Его язык отличается богатой лексикой и своеобразным стилем, напоминающим ритмическую прозу.

Литература 20 века. 20 в. принес много перемен в грузинскую литературу. Наряду с представителями старшего поколения появились писатели, на творчество которых наложили отпечаток как новые веяния в литературе и искусстве, так и непосредственно бурные события наступившего столетия. Многие грузинские писатели вынуждены были подчинить свой талант требованиям коммунистического режима, многие стали жертвами политических репрессий. Михаил Джавахишвили (1880–1937), многогранный писатель, блестящий стилист, был расстрелян как «враг народа». Его Квачи Квачантирадзе – рассказ об авантюристе, чьи приключения проходят на фоне до – и постреволюционных событий в Европе и России. В Хизанах Джако показан бывший князь, образованный интеллигент Теймураз Хевистави, из-за социальных катаклизмов вынужденный искать приюта (т.е. ставший «хизаном») у разбогатевшего, безграмотного, омерзительного нувориша Джако, который в своем агрессивном невежестве издевается над несчастным Теймуразом, вплоть до того, что превращает его жену в свою наложницу и служанку. Исторический роман Арсен из Марабды – широкое полотно, отображающее Грузию первой половины 19 в. после ее присоединения к России. Герой романа – крепостной крестьянин Арсен, борющийся с социальной несправедливостью; он «отбирал у богатых и давал бедным». Он – человек высокой морали и чистых помыслов, но его поражение и гибель неизбежны. Многочисленные романы и повести Михаила Джавахишвили характеризуются богатством лексики и служат образцом современного литературного языка. Григол Робакидзе (1880–1962) был одним из наиболее активных членов литературного объединения «Голубых рогов». Поэт, новеллист, драматург, Григол Робакидзе в начале своего творчества испытывал сильное влияние русских поэтов (В.Брюсов, Н.Гумилев). Учился в Германии, вторую половину жизни провел в эмиграции, умер в Европе. В своих произведениях Змеиная кожа, Палестра пытался философски осмыслить сущность человеческого бытия. Многие из его поздних произведений написаны по-немецки. Это, вместе с увлечением творчеством Ницше, дало возможность советской критике обвинять его в приверженности фашизму. Его драма Ламара в 1930-х ставилась на грузинской сцене и имела большой успех в России.

Константин Гамсахурдиа (1891–1975) – крупнейший прозаик и романист Грузии 20 в. Его ранний роман Улыбка Диониса, который в определенной мере автобиографичен, посвящен проблеме «лишнего человека» в современном мире. Похищение Луны – роман, сюжет которого внешне построен на коллективизации в Западной Грузии (в Абхазии и Самегрело); на самом деле здесь опять показан конфликт старого мира с новым; в новом издании 1990, в котором воспроизведен оригинальный текст автора, акценты расставлены не в пользу нового; Гамсахурдиа был вынужден восхвалять советскую действительность в Цветении лозы и Вожде (описывающем детство Сталина). Огромную популярность принесли ему исторические романы, в особенности Десница великого мастера. Используя народную легенду о строителе храма Светицховели (в Мцхета), Гамсахурдиа создал не просто «исторический» роман с использованием имен реальных лиц, но истинно художественное произведение, показывающее накал человеческих страстей и трагическую судьбу художника в обществе, основанном на тирании, чем придал произведению вполне современное звучание. Другой роман Гамсахурдиа Давид Строитель описывает события 11–12 вв. – изгнание тюрков-сельджуков и консолидацию грузинского государства. Гамсахурдиа большой мастер слова, хотя временами не без нарочитой манерности письма. Лео Киачели (1884–1963) – автор многих романов и повестей. Тариэл Голуа – исторический роман о событиях 1905 в Западной Грузии; Гвади Бигва – о преображении психики крестьянина Гвади под влиянием процесса коллективизации на селе; однако автор сознательно ведет читателя к трагическому финалу: противостояние Гвади и его «классового врага» приводит к тому, что Гвади становится убийцей. В Хаки Адзба одноименный герой повести, крестьянин, не понимает, почему он должен считать классовым врагом своего молочного брата, князя Эмха, вскормленного по древнему обычаю его матерью. Это родство не менее сильно, чем кровное, и, не сумев защитить Эмха, Хаки Адзба погибает вместе с ним.

В начале 20 в. в грузинской поэзии появляется плеяда молодых поэтов, творчество которых принесло много нового как по направленности творческой мысли, так и в области поэтической техники. Поэты, известные под именем «голубороговцев» (по названию вышедшего в 1916 альманаха), находились под сильным влиянием русского символизма. Многие из них стали впоследствии известными поэтами-лириками. Галактион Табидзе (1891–1959), безусловно, самый крупный поэт первой половины 20 в. Благодаря виртуозной технике стиха, он придал ему новое, современное звучание, сложнейшие поэтические образы выявляются у него в кристаллически-чистых, музыкальных стихах. Тематика его поэзии многогранна: от «чистой» лирики до мотивов ежедневной жизни; тематическое разнообразие характерно для стихов всех периодов его творчества, но во всех случаях проявляется мастерство и разнообразие его метрико-ритмических структур, прозрачность звучания. Поэзия Галактиона Табидзе (Мери, Луна на Мтацминда), остается вершиной поэтической мысли Грузии; она оказала влияние на все развитие грузинской поэзии последующего времени. Его стихи переводили на русский язык многие поэты, существуют переводы и на другие языки. Тициан Табидзе (1895–1937) – двоюродный брат Г.Табидзе, автор многих лирических шедевров. В его поэзии присутствуют необычайные образы-символы, особенно в ранний период.

Г.Табидзе переводил на грузинский язык русских и других поэтов (Пушкина, Маяковского), был другом Б.Пастернака. Пал жертвой политических репрессий. Паоло Иашвили (1892–1937), талантливый поэт, был доведен до самоубийства. Георгий Леонидзе (1900–1966) – поэт, стих которого полнозвучен и выявляет многообразие новых художественных образов. Он собирал и исследовал лексику родного края, писал литературоведческие исследования и этюды. Ираклий Абашидзе (1911–1995) – представитель старшего поколения в современной литературе. Особой популярностью пользуется его Палестинский цикл – стихотворения и поэмы, посвященные Руставели; написаны они под непосредственными впечатлениями, после участия автора в научной экспедиции в Иерусалим для обнаружения фрески Руставели в Крестовом монастыре. Недолгую жизнь, скованный тяжелой болезнью, прожил Ладо Асатиани (1917–1943), но успел сказать многое. В его стихах, которые звучат мажорно, он воспевает радость жизни, свидания с друзьями, вспоминает героев прошлого, отдавших жизнь за Родину; у его стихов и поэм простой ясный стиль и четкий ритм. Ладо Асатиани остается одним из самых популярных поэтов в Грузии.

Во 2-й пол. 20 в. появляется новое поколение поэтов: Анна Каландадзе (р. 1924) получила всеобщее признание сразу же после выхода в свет ее первых стихов в 1950-х. В них проявилось характерное для ее поэзии почти полное отсутствие официальных советских тем; стихи ее, обычно небольшие, отличаются необычностью восприятия окружающего мира и филигранной отделкой; многие – как бы «натюрморты», в которых обращение к цветам, деревьям и горам являются выражением настроения и чувств автора. При этом передача субъективных чувств никогда не перерастает в автобиографичность; поэзию А.Каландадзе нельзя считать типично «женской», в ней почти полностью отсутствует любовная тематика. Лирические интонации звучат в стихах, посвященных историческим лицам (св.Нина, просветительница Грузии, Давид Строитель).

Другие известные поэты старшего поколения: Мурман Лебанидзе (1922–1997), Мухран Мачавариани (р. 1929), Шота Нишнианидзе (1924–1995). Многих молодых писателей унесла война в 1941–45. В этой войне Грузия, хотя до нее не дошла немецкая оккупация, заплатила тяжелую дань: из 700 тысяч молодых людей, ушедших на фронт, более половины не вернулось домой. Военная тематика отразилась во многих произведениях, особенно в поэзии: некоторые стихи (Не горюй Г.Леонидзе, Капитан Бухаидзе И.Абашидзе) стали народными песнями.

Начиная с 1950-х в грузинской литературе наметились новые веяния, которые особенно сказались в прозе. Появились новые имена: Н.Думбадзе, Г.Рчеулишвили, Р.Инанишвили. Некоторые писатели старшего поколения, известные как поэты, предстали перед читающей публикой как авторы-прозаики (Древо желаний Г.Леонидзе). Ставший известным как поэт Отар Чиладзе (р.1933) написал несколько романов, весьма сложных по своей многоплановости, в них сочетаются реалистические и мифологические мотивы, иносказательные притчи и трагические характеры (Человек шел по дороге 1972, Всяк нашедший меня 1976). Человек сложной судьбы, Чабуа Амиреджиби (р. 1921) предстал перед читающей публикой как писатель, после многих лет ссылок за политическое диссидентство и неоднократные дерзкие побеги. Дата Туташхия (1972) – большой и сложный роман. Главный его герой, правдоискатель Дата Туташхия, становится человеком вне закона, разбойником. Действие романа перенесено в дореволюционное время; мотивы его – противопоставление зла добру и личный выбор человека. Двойник Дата – его молочный брат, Мушни Зарандия, сделавший другой выбор и ставший царским жандармом. Роман показывает сложное взаимоотношение этих людей без всякой ложной сентиментальности; множество действующих лиц даны в жесткой, порою саркастической манере. Роман имел большой успех (он вышел на русском языке в переводе самого автора), по нему был поставлен телевизионный фильм. Много автобиографических элементов во втором романе Гора Мборгали (1995), описывающем жизнь политссыльного.

Натия Ревишвили

ЛИТЕРАТУРА

Кикодзе Г. История грузинской литературы (XIX в.). Тб., 1947 (на груз. яз.)
История грузинской литературы, Москва, 1947
Котетишвили В. История грузинской литературы (XIX в.). Тб., 1959 (на груз. яз.)
Кекелидзе К.С. Конспективный курс древнегрузинской литературы. Этюды по истории древнегрузинской литературы, т. IX, Тб., 1963
Барамидзе А.Г. Гамезардашвили Д.М. Грузинская литература, Тб., 1968
Чилая С. Новейшая грузинская литература, т. 1–3, Тб. 1972–1975 (на груз.яз.)
Чилая С., Грузинская литература XX века, части 1–3, Тб., 1996 (на груз. яз.)
Кикнадзе Г.К., Сочинения, т. 3, Тб., 1999 (статьи по грузинской лит-ре, на груз. яз.)
Rayfield D. The Literature of Georgia: Curzon Prers. Caucasian World, 2000
Кикнадзе Г.К. Сочинения, т. 2, Тб., 2003 (статьи по грузинской лит-ре, на груз. яз.)
Коллектив авторов. История грузинской литературы, т. 2., Тб., 2004 (на груз.яз.)