Обособление дополнений

 

 


 

Дополнения с предлогом «кроме»

 

Со значением «исключения»*

Беспорядочный наряд – у многих ничего не было, кроме рубашки и коротенькой трубки в зубах, – показывал, что они или только что избегнули какой-нибудь беды, или же до того загулялись, что прогуляли всё, что ни было на теле. (Н.В. Гоголь)

Промежутки козаки почитали скучным занимать изучением какой-нибудь дисциплины, кроме разве стрельбы в цель да изредка конной скачки и гоньбы за зверем в степях и лугах; всё прочее время отдавалось гульбе – признаку широкого размета душевной воли. (Н.В. Гоголь)

Кроме него, на обеде у генерала было несколько и других помещиков, но об них нечего говорить. Остальные были все военные того же полка и два штаб-офицера: полковник и довольно толстый майор. (Н.В. Гоголь)

Никто не поплакал над ним; никого не видно было возле его бездушного трупа, кроме обыкновенной фигуры квартального надзирателя и равнодушной мины городового лекаря. (Н.В. Гоголь)

Пуки ассигнаций росли в сундуках, и как всякий, кому достается в удел этот страшный дар, он начал становиться скучным, недоступным ко всему, кроме золота, беспричинным скрягой, беспутным собирателем и уже готов был обратиться в одно из тех странных существ, которых много попадается в нашем бесчувственном свете, на которых с ужасом глядит исполненный жизни и сердца человек, которому кажутся они движущимися каменными гробами с мертвецом внутри наместо сердца. (Н.В. Гоголь)

Кроме ядовитого слова и вечного порицанья, ничего не произносили его уста. (Н.В. Гоголь)

Больной ничего не понимал и не чувствовал, кроме своих терзаний, и издавал одни ужасные вопли и непонятные речи. (Н.В. Гоголь)

Жизнь к Коломне страх уединённа: редко покажется карета, кроме разве той, в которой ездят актёры, которая громом, звоном и бряканьем своим одна смущает всеобщую тишину. (Н.В. Гоголь)

Я уже несколько наслышался о суровой святости его жизни и заранее воображал встретить чёрствую наружность отшельника, чуждого всему в мире, кроме своей кельи и молитвы, изнурённого, высохшего от вечного поста и бденья. (Н.В. Гоголь)

Но Иван Никифорович повалился на стул и, кроме продолжительных охов, ничего не мог сказать. (Н.В. Гоголь)

На берегу, кроме их двоих, никого более не было. (А. Грин)

Понемногу он потерял всё, кроме главного – своей странной летящей души; он потерял слабость, став широк костью и крепок мускулами, бледность заменил тёмным загаром, изысканную беспечность движений отдал за уверенную меткость работающей руки, а в его думающих глазах отразился блеск, как у человека, смотрящего на огонь. (А. Грин)

Розовые тени скользили по белизне мачт и снастей, всё было белым, кроме раскинутых, плавно двинутых парусов цвета глубокой радости. (А. Грин)

Я ничего не слышал, кроме шума листьев. (И.С. Тургенев)

В комнате, кроме раздвижного покоробленного стола на тринадцати ножках неравной длины да четырёх продавленных соломенных стульев, не было никакой мебели… (И.С. Тургенев)

Гостей принимает он очень радушно и угощает на славу, то есть: благодаря одуряющим свойствам русской кухни, лишает их вплоть до самого вечера всякой возможности заняться чем-нибудь, кроме преферанса. (И.С. Тургенев)

О боже мой! Если б они знали... да я именно и гибну оттого, что во мне решительно нет ничего оригинального, ничего, кроме таких выходок, как, например, мой теперешний разговор с вами; но ведь эти выходки гроша медного не стоят. (И.С. Тургенев)

Кроме немногих ракит, всегда готовых к услугам, да двух-трёх тощих берёз, деревца на версту кругом не увидишь; изба лепится к избе, крыши закиданы гнилой соломой... (И.С. Тургенев)

А летнее, июльское утро! Кто, кроме охотника, испытал, как отрадно бродить на заре по кустам? (И.С. Тургенев)

Иные ужасно обиделись, и не шутя, что им ставят в пример такого безнравственного человека, как Герой Нашего Времени; другие же очень тонко замечали, что сочинитель нарисовал свой портрет и портреты своих знакомых... Старая и жалкая шутка! Но, видно, Русь так уж сотворена, что всё в ней обновляется, кроме подобных нелепостей. Самая волшебная из волшебных сказок у нас едва ли избегнет упрёка в покушении на оскорбление личности! (М.Ю. Лермонтов)

Печальное нам смешно, смешное грустно, а вообще, по правде, мы ко всему довольно равнодушны, кроме самих себя. (М.Ю. Лермонтов)

С тех пор как мы знаем друг друга, ты ничего мне не дал, кроме страданий... (М.Ю. Лермонтов)

Я окончил вечер у княгини; гостей не было, кроме Веры и одного презабавного старичка. (М.Ю. Лермонтов)

Я никогда до тех пор не видел дифтерита, кроме лёгких и быстро забывшихся случаев. (М.А. Булгаков)

Вьюга точно сжималась, стала ослабевать, как мне показалось. Но вверху и по сторонам ничего не было, кроме мути. (М.А. Булгаков)

Мы не видим целыми месяцами никого, кроме сотен больных. (М.А. Булгаков)

Об этом маркизе и о мисс Полине вы ничего не можете сказать точного, кроме одних предположений? (Ф.М. Достоевский)

Кроме хлопот и неприятностей, я не видал от вас ничего. (Ф.М. Достоевский)

Ничего не видя, кроме своей клюквы, ползёт она и ползёт к большому чёрному пню. (М.М. Пришвин)

В лавчонках ничего не осталось, кроме синьки и столярного клея. (К.Г. Паустовский)

К сожалению, никто из посторонних не заглядывал в эти места, кроме сыщиков. (К.Г. Паустовский)

Ночью же почти никто, кроме крыс, не замечает работу мусорщиков. (К.Г. Паустовский)

Кроме старушки и меня, в доме больше никто не жил. (К.Г. Паустовский)

Я предпочитаю живые улицы и дома вашей утомительной и мёртвой природе. Кроме неприятностей и неудобств, дождь, конечно, ничего не приносит. Вы просто фантазёр! (К.Г. Паустовский)

Мы затихли, чтобы уловить в темноте хотя бы слабый плеск волны, но ничего не могли услышать, кроме звона в ушах. (К.Г. Паустовский)

Я решил писать книгу тут же, в Карелии, и потому снял комнату у бывшей учительницы Серафимы Ионовны – совершенно опростившейся старушки, ничем не похожей на учительницу, кроме очков и знания французского языка. (К.Г. Паустовский)

Ничего не было видно, кроме чёрных вершин деревьев на едва зеленеющем небе. (К.Г. Паустовский)

Часто бывает, что после прочитанного рассказа, повести или даже длинного романа ничего не остается в памяти, кроме сутолоки серых людей. (К.Г. Паустовский)

 

Со значением «включения»*

Кроме него при больнице состояло два человека: подверженный сумасшествию резчик Павел и сухорукая баба Меликитриса, занимавшая должность кухарки. (И.С. Тургенев)

Но приходят годы возмужалости – и мы явственно слышим кроме призывного голоса собственного сердца новый мощный зов – зов своего времени и своего народа, зов человечества. (К.Г. Паустовский)

Кроме шалопаев сыновей у Левковича была дочь – девушка лет двадцати. (К.Г. Паустовский)

Комната была сводчатая, холодная, и кроме меня там жили, как на фронте, три инженера-химика – один мужчина – и две женщины. (К.Г. Паустовский)

Родился я от небогатых родителей – говорю родителей, потому что, по преданью, кроме матери, был у меня и отец. (И.С. Тургенев)

Кроме полезного, Софрон заботился ещё о приятном… (И.С. Тургенев)

Всю домовую работу Лонгрен исполнял сам: колол дрова, носил воду, топил печь, стряпал, стирал, гладил бельё и, кроме всего этого, успевал работать для денег. (А. Грин)

Слушайте, Иван Никифорович. Я вам дам, кроме свиньи, ещё два мешка овса, ведь овса вы не сеяли. (Н.В. Гоголь)

 

 

 

Дополнения с предлогом «помимо»*

Абраша Флакс был уверен, что помимо работы на заводе я пишу ещё рассказы о Джеке-Потрошителе и знаменитых американских сыщиках Нике Картере и Нате Пинкертоне. (К.Г. Паустовский)

Чтобы убедиться в этом, чтобы изучить ёмкий и меткий словарь, у нас есть, помимо книг таких знатоков природы и народного языка, как Кайгородов, Пришвин, Горький, Алексей Толстой, Аксаков, Лесков, Бунин и многие другие писатели, главный и неиссякаемый источник языка – язык самого народа… (К.Г. Паустовский)

Весь этот отрывок состоит, помимо небрежностей и разгильдяйской манеры писать, из совершенно не обязательных и пустых вещей… (К.Г. Паустовский)

Мне посчастливилось несколько раз быть в Дрезденской галерее. Помимо «Сикстинской мадонны» Рафаэля, там есть много картин старых мастеров, перед которыми просто опасно останавливаться. Они не отпускают от себя. (К.Г. Паустовский)

 

 

 

Дополнения с предлогом «вместо»

 

Зависит от сказуемого*

Вместо листьев у портулака торчали мягкие и сочные иглы. (К.Г. Паустовский)

Под голову вместо подушки Володя подкладывал свёрнутую студенческую тужурку. (К.Г. Паустовский)

На следующий урок «закона божьего» к нам пришёл вместо Трегубова молодой священник с лицом поэта Надсона, любитель философии и литературы. (К.Г. Паустовский)

Тётя Маруся обернулась ко мне, похлопала меня по руке и что-то хотела сказать, должно быть шутливое, но вместо этого изумленно вскрикнула и встала. (К.Г. Паустовский)

Я протянул ему вместо девяти десять рублей. (К.Г. Паустовский)

Поэтому гимназию только переименовали в «Императорскую Александровскую» – в честь Александра Первого, а у гимназистов вместо обыкновенных гербов появились гербы с вензелем «А» и с короной. (К.Г. Паустовский)

Я покорно согласился, зачеркнул свою фамилию и написал вместо неё «Балагин». (К.Г. Паустовский)

Там висела маленькая люстра с тонкими восковыми свечами. Она была сплетена из сухих цветов. Вместо подсвечников в неё были вставлены большие пунцовые головки татарника, и к этим головкам были прикреплены необожжённые свечи. (К.Г. Паустовский)

Вместо Гронского нам прислали нового уполномоченного, известного деятеля кадетской партии и присяжного поверенного Кедрина. (К.Г. Паустовский)

Всё, чему полагалось быть белым, приобретало грязный, серый цвет с жёлтыми разводами. Серые занавески, наволочки и простыни в гостинице, серые рубахи, наконец, вместо белых, серые лошади, кошки и собаки. (К.Г. Паустовский)

Вместо стихов я написал свой первый рассказ. (К.Г. Паустовский)

Вскоре он совсем переехал в Москву и вместо птиц завёл огромные аквариумы с рыбами. (К.Г. Паустовский)

Изредка в безлесных полях, как островок, показывалась такая же усадьба, где и Курымушка жил, с такими же белыми каменными столбиками вместо ворот. (М.М. Пришвин)

– Куда? – хотел спросить Курымушка, но вместо звука вылетел с яростью треск зубов челюсть о челюсть. (М.М. Пришвин)

Дворник, служивший в этом доме лет пять и, вероятно, могший хоть что-нибудь разъяснить, ушёл две недели перед этим к себе на родину, на побывку, оставив вместо себя своего племянника, молодого парня, ещё не узнавшего лично и половины жильцов. (Ф.М. Достоевский)

Действительно, через минуту она вышла, но уже книг с ней не было. Вместо книг в её руках была какая-то глиняная чашка. (Ф.М. Достоевский)

У меня был большой медный чайник. Я уже давно употреблял его вместо самовара и кипятил в нём воду. (Ф.М. Достоевский)

И вот незаметно отнимается у этой Наташи, вместо минуты, день, другой, третий. (Ф.М. Достоевский)

У него была серьёзная мысль принять её к себе в дом вместо дочери. (Ф.М. Достоевский)

– Но к чему же, что за фантазия, Нелли? И как же ты о ней судишь: неужели ты думаешь, что она согласится взять тебя вместо кухарки? Уж если возьмет она тебя, то как свою ровную, как младшую сестру свою. (Ф.М. Достоевский)

Вместо прежних уделов, мелких городков, наполненных псарями и ловчими, вместо враждующих и торгующих городами мелких князей возникли грозные селения, курени и околицы, связанные общей опасностью и ненавистью против нехристианских хищников. (Н.В. Гоголь)

Он видел её вскользь ещё один раз, и после этого воевода ковенский скоро уехал, и вместо прекрасной черноглазой полячки выглядывало из окон какое-то толстое лицо. (Н.В. Гоголь)

Наши путешественники останавливались только на несколько минут для обеда, причём ехавший с ними отряд из десяти казаков слезал с лошадей, отвязывал деревянные баклажки с горелкою и тыквы, употребляемые вместо сосудов. (Н.В. Гоголь)

 

Не зависит от сказуемого*

Ты смолчал, а меня не выдал, а я, вместо благодарности, над тобой же неделю трунил. (Ф.М. Достоевский)

И отец с сыном, вместо приветствия после давней отлучки, начали насаживать друг другу тумаки и в бока, и в поясницу, и в грудь, то отступая и оглядываясь, то вновь наступая. (Н.В. Гоголь)

А лучше, вместо извинения, скажите мне теперь, не могу ли я сегодня же чем-нибудь доказать вам, что я гораздо искреннее и прямее поступаю с вами, чем вы обо мне думаете? (Ф.М. Достоевский)

Вместо ответа, Фалалей сморщил лицо, растянул свой рот и заревел, как телёнок. (Ф.М. Достоевский)