Д.Г. Левицкий. Портрет Е.Н. Хрущовой и Е.Н. Хованской. 1773

«...Господа чужестранные министры, как к сему зрелищу приглашены были, признались, что оно единственное в Европе и заслуживает предпринять самое дальнее путешествие, дабы иметь удовольствие видеть столь редкое учреждение...» – писала в 1776 году газета «Санкт-Петербургские ведомости» о спектакле воспитанниц в Смольном институте.

Живописная сюита «Смолянки» кисти Дмитрия Левицкого состоит из семи портретов, на которых изображены девять воспитанниц Императорского воспитательного общества – первого в Европе закрытого учебного заведения для благородных девиц, которое было основано по указу Екатерины II в 1764 году при Воскресенском (Смольном) монастыре. По замыслу императрицы институт был призван «воспитывать новую породу людей» – галантных и высоконравственных. Большое внимание при обучении уделялось эстетическому воспитанию посредством литературы, танцев, пения и музыки. Воспитанницы также изучали физику, химию и астрономию и должны были знать три иностранных языка – итальянский, французский и немецкий.

Портреты смолянок были заказаны Левицкому самой императрицей и создавались им с 1772 по 1776 год. Однако художник отходит от обычной схемы, принятой в жанре парадного портрета, вводит сюжет и пишет портреты-картины, своего рода оды цветущей жизнерадостной юности, в которых девушки не просто позируют, а как бы легко и естественно «живут» в окружающей их театральной среде.

Уникальность этих портретов еще и в том, что они представляют собой ансамбль, основанный как на единстве содержания, так и художественных приемов, чего до этого не было ни в России, ни в европейском искусстве.

Детская увлеченность игрой и актерское лицедейство соединяются с подростковой резвостью Хрущовой и угловатой грацией Хованской, изображающих непринужденно заигрывающего Кола (12-летняя Хрущова) и смущенную кокетливость Нинетты (11-летняя Хованская), героев французской пасторали.

Фигура «пастушка» воплощает мужское начало, что подчеркнуто цветом. Его темный серо-стальной кафтан оттенен матовым золотом отделки, а покрывающая копну черных волос широкополая шляпа великолепно соответствует смуглому, почти мальчишескому лицу с его характерными, выразительными чертами. «Пастушку» же с головы до ног заливает волна света, кажущегося теплым благодаря обилию розового цвета в ее одежде. Румянец залил ее щеки, и от смущения она не знает, куда девать руки.