П. И. Чайковский

Торжественная увертюра «1812 год»

 

            Из обширной переписки П. Чайковского, в частности, с крупнейшим российским нотоиздателем П. И. Юргенсоном, восторженно относившемся к композитору, мы знаем, что в конце мая 1880 года он получил заказ на сочинение Увертюры, исполнением которой должно было быть ознаменовано открытие Всероссийской выставки 1881 года. Увертюра должна была быть торжественной. Сомневаясь, что этот повод будет интересен для композитора, Юргенсон передает ему пожелание Н. Г. Рубинштейна написать Увертюру к 25-летию коронации Александра II. К императору Чайковский тоже относился без должного почитания (сам композитор писал об этом в письме к брату Анатолию). Тогда возник третий вариант – написать Увертюру по случаю  освящения Храма Христа Спасителя.

            Это было время, когда Чайковский вел активную переписку с его почитательницей и покровительницей Н. Ф. фон Мекк. Эта переписка, составляющая три объемистых тома – бесценный клад сведений о ходе работы едва ли не над всеми произведениями этого периода. О мыслях композитора по поводу нового своего заказа мы читаем в одном из  этих  писем: «Увертюра будет очень громка, шумна, я писал ее без теплого чувства любви, и поэтому художественных достоинств в ней, вероятно, не будет». Что  касается громкости и шумности Увертюры, то Чайковским была задумана настоящая пушечная канонада, однако в концертных исполнениях пушки заменяются басовым барабаном. 

            Работа над произведением была завершена 7 ноября 1880. На титульном листе партитуры Чайковский написал: «1812. Торжественная увертюра для большого оркестра. Сочинил по случаю освящения Храма Спасителя Петр Чайковский». В конце рукописи: «Каменка. 7-го ноября 1880 г.». Упоминание о Каменке весьма примечательно и символично: здесь были живы воспоминания о ее прежних обитателях – героях войны 1812 года генерале Раевском, князе Волконском, Давыдовых (Василии Львовиче и Денисе Васильевиче).

             Премьера Увертюры состоялась в Храме Христа Спасителя 20 августа 1882 года. Издал пратитуру в том же году тот самый П. Юргенсон, который и передал заказ на нее Чайковскому (в сущности, он был поверенным композитора во всех его издательских делах).

Илл. Титульный лист первого  издания Торжественной увертюры «1812»

http://www.tchaikov.ru/images/18121.jpg

 

            Хотя Чайковский прохладно отзывался о заказе, работа его увлекла, и родившееся произведение свидетельствует о творческом вдохновении композитора и его большом мастерстве: пароизведение наполнено глубоким чувством. Мы знаем, что патриотические темы были близки композитору и живо волновали его.

            Чайковский очень изобретательно выстроил драматургию Увертюры. Она начинается с мрачных звуков оркестра, имитирующих звучание русского церковного хора. Это  как бы  напоминание об объявлении войны, которое осуществлялось в России на церковных службах. Затем, сразу же, звучит праздничное пение о победе русского оружия в войне. Объявление войны и реакция народа на описаны в романе Льва Толстого «Война и мир».

            Затем следует мелодия, представляющая марширующие армии, исполненная трубами. Французский гимн «Марсельеза» отображает победы Франции и взятие Москвы в сентябре 1812 года. Русское воинство символизируют в Увертюре русские народные песени, в частности, мотив из дуэта Власьевны и Олены из оперы «Воевода» и русская народная песня «У ворот, ворот батюшкиных». Бегство французов из Москвы в конце октября 1812 года обозначено нисходящим мотивом. Гром пушек отражает военные успехи при подходе к границам Франции. По окончании эпизода, изображающего войну, возвращаются звуки хора, на этот раз исполненные целым оркестром на фоне  колокольного звона в честь победы и освобождения России от французов. За пушками и звуками марша должна звучать, согласно авторской партитуре, мелодия Российского национального гимна «Боже, Царя храни». Российский гимн противопоставлен французскому гимну, который звучал ранее.

            Стоит обратить внимание на такой факт: в Увертюре (в авторской записи) используются гимны Франции и России как они были установлены на 1882 год, а не 1812. С 1799 по 1815, во Франции не было гимна, а «Марсельеза» не восстанавливалась в качестве гимна до 1870. «Боже, царя храни» был написан и утвержден в качестве гимна России в 1833, то есть много времени спустя после войны.

            Вопреки мнению Чайковского, считавшего, что увертюра «не заключает в себе, кажется, никаких серьезных достоинств» (письмо к Э. Ф. Направнику), успех ее возрастал с каждым годом. Еще при жизни Чайковского, она исполнялась неоднократно в Москве, Смоленске, Павловске, Тифлисе, Одессе, Харькове, в том числе и под управлением самого композитора. Имела она большой успех и за границей: в Праге, Берлине, Брюсселе. Под влиянием успеха Чайковский изменил к ней отношение и  стал  включать ее в свои авторские концерты и иногда, по требованию публики, исполнял на бис (Одесса, зима 1893 года).

            Необходимо отметить еще такое обстоятельство: эта Увертюра в данной Колллекции звучит в исполнении Государственного академического симфонического оркестра Союза ССР и Первого показательного оркестра Министерства обороны СССР под управлением Е. Светланов. Это исполнение состоялось в 1974 году. Дело в том, что в советское время царский гимн было принято заменять музыкой из хора «Славься» из оперы М. Глинки «Иван Сусанин» («Жизнь за царя»)». Так это и в данной интерпретации. Таким образом, здесь звучит не аутентичная версия произведения.

© Александр МАЙКАПАР