Опера "Пиковая дама". Действие 1. Картина 2. Подруги милые

 

Лиза просит Полину спеть одну. Полина поет. Мрачно и обреченно звучит ее романс «Подруги милые».  Он как бы воскрешает старые добрые времена - не зря аккомпанемент в нем звучит на клавесине. Здесь либреттист воспользовался стихотворением Батюшкова.

 

         Полина.

Я вам спою романс любимый Лизы.

(Садится за клавесин.) Постойте... Как это?

(Прелюдирует.) Да! вспомнила.

 

(Поет с глубоким чувством.)

Подруги милые, подруги милые,

В беспечности игривой,

Под плясовой напев вы резвитесь в лугах.

И я, как вы, жила в Аркадии счастливой,

И я на утре дней в сих рощах и полях

Минутны радости вкусила,

Минутны радости вкусила.

Любовь в мечтах златых

Мне счастие сулила;

 

 

В Романсе формулируется идея, впервые получившая выражение в XVII веке в латинской фразе, ставшей тогда крылатой: «Et in Arcadia ego»,  означающей:  «И (даже) в Аркадии (то есть в Раю) я (то есть Смерть) (есть)»;  в XVIII веке, то есть в то время, которое вспоминается в опере, эта фраза переосмысливалась и теперь она означала: «И я когда-то жил в Аркадии» (что является насилием над грамматикой латинского оригинала), и именно об этом поет Полина: «И я, как вы, жила в Аркадии счастливой». Эту латинскую фразу часто можно было встретить на надгробиях  (такую сцену дважды изобразил французский художник Н. Пуссен);  Полина, тоже, как и Лиза, аккомпанируя себе на клавесине, завершает свой романс словами: «Но что ж досталось мне в сих радостных местах? Могила!»).

 

© Александр МАЙКАПАР