Фальк Роберт Рафалович

(1886-1958)

       Роберт Рафаилович Фальк родился 27 октября 1886 года в Москве. Отец его был юристом, акционером издательства, где печатались иллюстрированные издания произведений русской художественной литературы. Кроме того, он был известным шахматистом-любителем и любовь к шахматам привил своему сыну. В семье будущего художника свободно говорили по-немецки. Роберт учился в Петропавловском реальном училище, где все предметы велись на немецком языке.
       Фальк любил рисовать с раннего детства и вел своеобразный "рисовальный дневник", в который зарисовывал все "впечатления дня". Позже он начал серьезно заниматься музыкой и даже собирался поступать в Консерваторию на фортепианное отделение. Но летом 1903 года ему подарили масляные краски и он снова "увлекся живописью". Музыка и живопись с тех пор стали для него одним целым.
       В 1904-1905 гг. он посещал школу рисования и живописи К.Юона и студию И.Машкова.
       В 1905 году Фальк поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где учился у выдающихся русских живописцев – А.Е.Архипова, К.А.Коровина, В.А.Серова. Работы художника периода учебы в МУЖВЗ отмечены влиянием его учителей – основателей «русского импрессионизма».
       В эти же годы он подружился с художниками новых течений – такими, как П.Кончаловский, А.Лентулов, А.Куприн, В.Рождественский. Все они были поклонниками современной французской живописи, часто посещали дом С.И.Щукина, в коллекции которого изучали полотна П.Сезанна, А.Матисса, Ван Гога, П.Гогена.
       Эта группа впоследствии стала ядром общества "Бубновый валет", которое образовалось в 1911 и просуществовало до 1917 года. Участники объединения отвергали традиции классической живописи и академические каноны, отказывались от перспективы и анатомии, отвергали привычный способ оценивать прекрасное. Они стремились найти новый живописный язык, который бы позволил им передать ощущение действительности. Подтверждение своим творческим экспериментам они искали в европейской живописи, поэтому на выставки "Бубнового валета" часто приглашали передовых французских художников, таких как П.Пикассо, А.Матисс, К.Ван Донген и др.
       На первой же выставке объединения у Фалька купили картину. На вырученные деньги художник отправился в путешествие по Италии, где на него огромное впечатление произвели мозаики Равенны.
       В десятые годы Фальк, как и другие бубнововалетцы, увлекается кубизмом. Его интересует возможность создания художественного образа за счет цветовых контрастов, деформации предметов и пространства. В своих воспоминаниях художник пишет, что в это время он любил "яркие контрастные сочетания, обобщенные выразительные контуры, даже подчеркивал их темной краской, стремился сдвигами формы акцентировать эмоциональную выразительность." («Пейзаж с парусом», Портрет Мидхада Рефатова).
       Высоко ценил Фальк и творчество П.Сезанна, считая, что его произведения это «не подобия жизни, а сама жизнь в прекрасных драгоценных пластических формах».
       После революции Фальк активно занимался педагогической деятельностью, отнимавшей много времени и сил, работал в Московской коллегии по делам искусства и художественной промышленности; являлся членом Государственной Академии художественных наук, членом союза работников искусств. Его мастерская считалась лучшей в Москве, а картины покупали столичные и периферийные музеи. В 1924 году состоялась его персональная выставка в Третьяковской галерее.
       В двадцатые годы в его творчестве появляются новые черты. Одной декоративности для создания художественного образа ему уже недостаточно. С помощью цвета он хочет повысить эмоциональное звучание. Одно из лучших произведений Фалька этого времени – "Красная мебель". Это своеобразный натюрморт в интерьере. Диван и кресла, расставленные вокруг стола, «общаются» друг с другом, живут собственной жизнью, непонятной людям. Неодушевленным предметам за счет пластического решения, интенсивности цвета сообщается внутреннее наполнение, значительность и даже драматичность.
       Стремление раскрыть образ посредством определенной цветовой интонации характерно в это время не только для натюрмортов, но и для портретов. Художник отказывается от декоративных эффектов. Живопись становится более сдержанной, требующей определенной сосредоточенности, для проникновения в тот задумчиво-созерцательный мир, в котором живут персонажи Фалька. ( "Портрет женщины в белой повязке", "Автопортрет в желтом", "Женщина в красном лифе". Тонкие цветовые гармонии, глубинность и воздушность фона подчеркивают психологическое состояние модели. Возможно, именно здесь заложены зерна тех достижений, к которым мастер пришел во время своего пребывания во Франции и которые с наибольшей силой воплотятся в поздних портретах художника.
       Вторая половина 1920-х – это время, когда советское государство начинает строительство нового искусства, которое должно было отвечать целям и задачам коммунистической идеологии. Обострилась полемика в прессе; высказывания в адрес того или иного художника становились все более нетерпимыми. Поиски и опыты авангардных художников прекращаются. Это заставило многих мастеров менять свою творческую программу, поступаться убеждениями и пристрастиями. В 1929 году печатаются резолюции съезда работников искусств, где ставится вопрос об усилении классовой бдительности, о борьбе с попыткой проникновения в искусство элементов идеологической реакции. Творчество Фалька пока еще не обвиняли во вредности или чуждости советскому искусству, однако, это вполне могло случиться в ближайшие годы.
       Художник чувствовал, что с одной стороны, он оказался в кольце "внешних" обстоятельств, с другой – он сам был неудовлетворен своими работами второй половины 1920-х, считал их "слабыми и бестемпераментными". Ухудшилось здоровье, много сил отнимало преподавание. В 1928 году он принял решение уехать в творческую командировку во Францию.
       Живя в Париже, Фальк посещал выставки, знакомился с художниками, часто бывал в Лувре, путешествовал по французским провинциям. Он продолжал работать в своих любимых жанрах – пейзаж, натюрморт, портрет.
       Одна из его основных задач была связана с новым ощущением цвета, который становится выражением внутренней жизни человека. Художник хотел добиться "материальности цвета, чтобы он был как из драгоценных камней". Очень важным для себя Фальк считал воздействие парижского "серебристого" света. Он много работал на улицах города. С помощью цвета и света художник пытается передать ощущение не движения, а "состояния". Основная их тема – лирика одиночества. Как в одном из лучших поздних парижских пейзажей – "Три дерева" – Фальку удалось пластикой и цветом передать настроение грусти, одиночества и в то же время подчеркнуть тихую поэзию этого уголка.
       Создавая «портреты» города, Фальк много времени уделял и общению с людьми. Портрет всегда много значил для художника, он хотел как можно больше рассказать о своих моделях. Но если в ранних портретах его увлекал скорее колоритный облик персонажей в портретах двадцатых он достигал большей строгости и одухотворенности в передаче портретируемого, то в лучших парижских портретах поражает удивительное чувство меры и умение обходиться без лишних деталей.
       Многие герои художника погружены в атмосферу какой-то необъяснимой грусти и одиночества. Особую нотку придает шероховатость фактуры, воздушный, хотя порой несколько сумрачный фон, неровные, густые, но удивительно точные мазки. ("Повар", портрет художника А.Минчина). К этому же времени относится и увлечение Фалька темой старости. Возможно, этот мотив был навеян Рембрандтом, к которому Фальк всегда относился с огромным уважением. В первой половине 1930-х у него появилась целая серия изображений пожилых французских женщин. Сосредоточенность, погруженность в мир своих воспоминаний и дум притягивает зрителя в портрете "Старуха".
       Фальк не забывает и о натюрморте, единственном жанре, в котором мастер мог немного отвлечься от поиска психологической «нагрузки», характерной для его работ. Его парижские натюрморты оставляют впечатление некоего колдовского действа, которое происходит с самыми обычными предметами – картошкой, кукурузой, глиняными мисками. Иногда художнику достаточно просто подложить кусочек синей материи под апельсин, чтобы цвет заиграл необыкновенно звонко, подчеркивая сочность и спелость плодов
       Почти десять лет пробыл художник в Париже. Он считал, что за эти годы "укрепился в своем пути художника, уточнил глаз, познакомился с величайшей пластической культурой". Живопись его заметно обогатилась. Но ему уже было в Париже "нестерпимо тоскливо и душевно скучно". Ему не хватало общения с близкими людьми, его влекла интенсивная жизнь в Москве. В 1938 году он возвращается на родину.
       Последние двадцать лет жизни были для Фалька трудными и напряженными. За время его отсутствия были определены каноны, которым должно было следовать советское искусство. Фальку с его ярко выраженной индивидуальностью трудно было в них вписаться. По возвращении, в 1939 году, состоялись две его персональные выставки Они прошли очень камерно, без афиш, без прессы. До конца жизни уже ни один музей не приобрел ни одной работы художника. Он жил, давая частные уроки, работая в театре. И в тоже время, это период расцвета его творчества.
       В 1938 году, сразу после своего возвращения, Фальк уехал в Среднюю Азию вместе со своим другом, летчиком и живописцем А.Юмашевым. Художник вернулся сюда в военные годы, во время эвакуации. Среднеазиатские пейзажи – "Регистан", "Золотой пустырь. Самарканд" – это поэтический образ прекрасного мира, созданный из тонких гармоний голубого и золотисто-оранжевого.
       В к.1940-х–1950-е Фальк часто путешествует. Это и Прибалтика, и Крым, и Молдавия. Но чаще всего он работает в Подмосковье, где его привлекают тихие уголки, маленькие провинциальные города с устоявшимся, размеренным бытом их обитателей.
       Но наибольший интерес в последние годы для него представлял портрет. Он писал людей, с которыми его связывала глубокая, искренняя дружба, которые были близки ему по духу – А.Габричевского, С.Рихтера, И.Глинку, К.Некрасову. Но чаще всего это портреты жены. В них с наибольшей силой воплотился тот психологизм, к которому художник стремился всю жизнь. Главное в них не портретное сходство с моделью, а "портрет человеческой души", созданный мерцающим цветом, напоминающим о древних мозаиках.
       За год до смерти Фальк начал работать над Автопортретом в красной феске. Он экспонировался на последней прижизненной выставке художника, проходившей здании московского Союза художников. Погруженный в печальные раздумья о пройденном пути, исполненный сожаления и горечи – таким предстает мастер на этом полотне. И все же, в этом портрете есть и мажорная тональность. Жизнеутверждающий красный – символ тех высот, творческих побед и достижений, к которым так трудно шел требовательный к себе художник.
       Во имя искусства он неустанно стремился все превозмочь в себе и вокруг себя, считая, что ему "природа дала дарование очень сложного, трудного характера, которое… требует всех человеческих сил. Но нужно при любых условиях продолжать свой путь в искусстве. Не останавливаться на достигнутых результатах, а идти все дальше и дальше."