ГАЗЕТА, печатное периодическое издание, в котором публикуются новости о самых разнообразных событиях текущей жизни. Такие организации, как профсоюзы, религиозные объединения, корпорации или клубы, могут иметь собственные газеты, однако этот термин обычно применяется к ежедневным или еженедельным изданиям, публикующим новости для широких слоев населения в определенном географическом регионе. Репортеры массовых газет собирают и излагают новости. Фотографы готовят фотоснимки, сопровождающие статьи, а художники создают рисунки, графики и диаграммы. Редакторы дают репортерам задания, проверяют их статьи, придумывают для них заголовки, размещают эти статьи в газете и вырабатывают ее общий макет, т.е. расположение на каждой странице текстов, фотографий и рисунков. Главный редактор или исполнительный редактор, как правило, осуществляют общее руководство штатом сотрудников газеты. Владелец и издатель газеты имеет всю полноту власти над организацией бизнеса и редакционной деятельностью издания.

Массовые газеты играют заметную роль в коммерческой жизни страны благодаря публикуемой в них рекламе; они снабжают читателей информацией практического свойства, например, программами телепередач, прогнозом погоды, данными о состоянии фондового рынка; газеты являются и средством развлечения – в них публикуются короткие рассказы, комиксы и кроссворды. Вместе с тем, главное предназначение массовой газеты – а в демократическом обществе ее важнейшая функция – это обеспечение граждан информацией о деятельности правительства и событиях политической жизни страны.

Первый конгресс США счел беспрепятственное осуществление этой функции настолько важным, что законодатели закрепили свободу печати в первой поправке к Конституции США, ратифицированной в 1791. Эта поправка, наряду с прочими гарантиями прав свободного выражения, запрещает Конгрессу принимать законы, ограничивающие свободу печати. В 1787 Т.Джефферсон, автор Декларации независимости, писал: «ежели бы мне предстояло решать, надобно ли нам иметь правительство без газет или газеты без правительства, я бы, ни на мгновение не поколебавшись, предпочел последнее».

ОЧЕРК ИСТОРИИ

Предыстория. Люди обменивались новостями задолго до возникновения письменности. Они распространяли новости устно – на перекрестках, у костров, на базарных площадях. Гонцы возвращались с полей сражений с сообщениями о победе или поражении. Глашатаи ходили по деревням, возвещая о рождениях, смертях, бракосочетаниях и разводах. Рассказы о всяческих чудесах распространялись в дописьменных обществах, по выражению одного антрополога, как «пожар в лесу».

В Древнем Риме существовала весьма разветвленная система обнародования новостей в т.н. acta – рукописных листках новостей, которые ежедневно вывешивались на Форуме с 59 до н.э. до 222 н.э.; в них сообщалось о событиях политической жизни, судебных тяжбах, скандалах, военных кампаниях и казнях. В Древнем Китае также существовали выпускаемые правителями листки новостей, которые назывались «дзыбао»; сначала, в эпоху династии Хань (206 до н.э. – 220 н.э.), их распространяли среди государственных чиновников, а в эпоху династии Тан (618–906) они уже выходили в печатном виде.

Вскоре после изобретения Иоганном Гуттенбергом в середине 15 в. печатного пресса, где применялся набор с форм из подвижных литер, новости в Европе стали распространяться с помощью печатного станка. Одним из первых примеров печатной сводки новостей был итальянский отчет о турнире, напечатанный ок. 1470. Письмо Христофора Колумба с сообщением о его географических открытиях было отпечатано на станке и распространялось в Барселоне накануне возвращения Колумба в апреле 1493. В 16 и 17 вв. в Европе и в европейских колониях Нового Света имели хождение тысячи отпечатанных сборников новостей – небольших брошюр, сообщающих о тех или иных событиях, а также баллад-новостей – стихотворных сводок текущих событий, обыкновенно печатавшихся на одной стороне бумажного листа. В 1541 в Мексике появился первый напечатанный в Америке листок новостей с сообщением о землетрясении в Гватемале.

При всем многообразии затрагиваемых тем, и первые сборники новостей, и баллады-листовки нельзя назвать газетами, потому что они были однократными публикациями, касались только одного события, и их появление было жестко привязано к событию, о котором они сообщали.

Первые газеты. Современная газета – это европейское изобретение. Она ничем или почти ничем не обязана ни римским acta, от которых до нас не дошло ни одного экземпляра, ни первым экспериментальным сводкам новостей, появившимся в Китае. (Лишь в 19 в. Китай познакомился с современными газетами, завезенными туда миссионерами и иностранцами.)

Старейший прямой предок современной газеты – это, по-видимому, рукописные листки новостей, которые получили широкое хождение в Венеции в 16 в. Венеция, как и прочие города, сыгравшие существенную роль в истории становления газеты, была центром мировой торговли, а потому и информации. Венецианские листки новостей, известные под названиями «авизи» (avizi) или «газетте» (gazette), сообщали о войнах и политической жизни в Италии и Европе. Начиная с 1566 они выходили еженедельно, и некоторые их выпуски попадали даже в Лондон. Используемый в них журналистский прием – краткая сводка новостей, переданных из какого-то города, помещалась под грифом этого города и сопровождалась датой их отправки – впоследствии стал применяться практически во всех ранних печатных газетах.

Две старейшие из дошедших до нас европейских газет еженедельно выходили в Германии в 1609: одну – «Аллер фурнеммен» («Aller Furnemmen») издавал в Страсбурге Иоганн Каролус, другую – «Авизо релацион одер цайтунг» («Aviso Relation oder Zeitung») – издавал Лукас Шульте, вероятно, в Вольфенбюттеле. (Дабы обезопасить себя от гонений со стороны правительства, издатели обеих газет не указали места их издания.) Печатная газета быстро распространилась по Европе. Печатные еженедельники появились в Базеле (1610), во Франкфурте и Вене (1615), в Гамбурге (1616), Берлине (1617) и Амстердаме (1618). Некий английский чиновник того времени сетовал, что его стране «пеняют в иностранных государствах» за отсутствие публикаций с «еженедельным изложением событий». Первая печатная газета в Англии появилась в 1621. Франция получила собственную газету в 1631. Впрочем, печатники Амстердама, бывшего в начале 17 в. центром мировой торговли и политической и религиозной терпимости, уже в 1620 экспортировали еженедельные газеты на французском и английском языках. Первая еженедельная газета в Италии стала печататься по крайней мере с 1639, в Испании – не позднее 1641.

Старейшая дошедшая до нас англоязычная газета печаталась в Амстердаме в 1620 Питером ван де Кеере, голландским печатником-гравером, несколько лет прожившим в Лондоне. В первой строке этой первой газеты на английском языке фигурировало не название (в те времена газеты не всегда имели постоянные названия), а извинение: «Новые сведения из Италии еще не поступили». Заканчивалась газета опечаткой в написании даты выхода в свет. Какими окольными путями приходили новости в эту газету, можно проиллюстрировать следующей заметкой: «Из Кёльна 24 ноября. Письма из Нюрнберга от 20-го настоящего месяца сообщают, что от границ Богемии поступило известие о крупной битве под Прагой». Все известия надо было перевести на английский, напечатать в типографии и доставить в Лондон. Тем не менее это была наиболее эффективная форма доставки англичанам печатных новостей.

Издателям первых еженедельников приходилось немало потрудиться в поисках свежих новостей, чтобы каждую неделю заполнять страницы своих изданий. Многие, в особенности в Англии, не могли выдержать этот жесткий график, и их газеты выходили с запозданием. Надо было приложить массу усилий, дабы, как выразился один из первых издателей, «не разочаровать читателей, ожидающих еженедельных новостей». Темп сообщений о событиях вскоре подладился под это недельное расписание – точно так же, как потом он подладится под ежедневный график, а в последние десятилетия – под формат ежечасных радио- и теленовостей. Первая газета, печатавшаяся в Англии, вышла 24 сентября 1621 под характерно длинным названием: «Куранты, или еженедельные новости из Италии, Германии, Венгрии, Польши, Богемии, Франции и Нидерландов» («Corante, or weekely newes from Italy, Germany, Hungary, Poland, Bohemia, France, and the Low Countreys»). Ее издатель скрылся под инициалами N.B.; к несчастью для истории английской журналистики, в Лондоне в то время было два деятельных печатника с такими инициалами – Натаниель Баттер и Николас Бурн. Оба могут претендовать на славу издателя первой в Англии газеты. В Париже Теофраст Ренодо в 1631 начал издавать «Газетт де Франс» («Gazette de France»). Это было весьма серьезное, хотя и осторожное издание, которое просуществовало в неизменном виде вплоть до Французской революции 1789.

Первые газеты (само слово было употреблено в 1670 в Англии) обычно печатались в одном из двух форматов: в стиле голландских газет, или «курантов», где сообщения о различных событиях плотно группировались на двух, реже четырех полосах, или в стиле ранних германских еженедельников-брошюр, где сообщения растягивались на восемь, а то и двадцать четыре страницы. Различные английские издатели, включая Баттера и Бурна, которые хотя и конкурировали, но нередко и сотрудничали в издании первых английских газет, поначалу склонялись к голландскому формату, но в 1622 перешли на германский. В первых газетах сообщения публиковались примерно в той же форме, в какой они попали в руки издателя. Новости о сражениях Тридцатилетней войны, которая в то время полыхала на континенте, появлялись в рубриках «Вена», «Франкфурт», «Прага» или любого другого города, где данное известие могло появиться в виде частного письма или газетной заметки, а те в свою очередь попадали в английскую типографию. В одной и той же газете могло помещаться под одной датой известие об осаде такого-то города, а рядом под другой датой – известие о его падении. Тогдашняя журналистика ориентировалась скорее на запросы печатников, чем читателей. Одна из первых попыток изменить эту систему – редактировать поступающие сообщения и придавать им удобочитаемую форму – была предпринята в Лондоне. Первого газетного редактора звали, по-видимому, Томас Гейнсфорд, и он, вероятно с 1622 сотрудничал в нескольких английских газетах.

Свобода печати. Первые газеты публиковали новости со всей Европы, а иногда и из Америки и Азии. Но, за очень редкими исключениями (это относится главным образом к голландским газетам), они никогда не сообщали новостей из стран, где печатались. Типографии жестко контролировались, во многих странах требовалось получить государственную лицензию, их могли попросту прикрыть за публикацию, неугодную властям. Европейские правители дозволяли издание газет, покуда эти газеты не обращались к обсуждению местных или общегосударственных проблем и событий.

Впервые ситуация резко переменилась за несколько лет до английской гражданской войны. Как только парламент под водительством Оливера Кромвеля вступил в борьбу с королем Карлом I, национальные новости неожиданно приобрели особую значимость, и газеты, обретшие свободу из-за ослабления королевской власти, стали обсуждать текущие дела страны. Первой английской газетой, осмелившейся обнародовать национальные новости, был скромный еженедельник «Сообщения о заседаниях парламента» («The Heads of Severall Proceedings In This Present Parliament»), который начал выходить в ноябре 1641. Вскоре у него появились конкуренты. «И вот в силу изменчивости и превратностей нашего времени, – писал некий редактор той поры, – мы уже ни о чем ином не желаем толковать, кроме как о делах английских». Идеал свободы печати красноречиво сформулировал Дж.Мильтон в Ареопагитике (1644), где, правда, речь шла главным образом о книгах, а презренные еженедельные газетки остались без внимания. Тем не менее именно эти газетки, которые первыми избежали государственного надзора, оказались пионерами свободной прессы. Наряду с освещением политических новостей английские газеты 1640-х годов, как отмечает историк Дж.Фрэнк, впервые в мире стали использовать заголовки, печатать объявления, иллюстрировать статьи гравюрами и даже нанимать женщин-«разведчиц» для сбора новостей, а мальчиков и девочек – для продажи газет на улицах. Они первыми вступили в конкуренцию с брошюрами и листовками-балладами в освещении сенсационных происшествий. В 1649 эти газетки уже могли сообщить о событии бесспорно общенационального значения: «Сегодня на площади перед дворцом Уайтхолл был обезглавлен король».

После казни Карла I Кромвель укрепил свою власть и подверг прессу жестоким гонениям, позволив выходить лишь горстке официозных газет. В ходе «славной революции» 1688 английская пресса вновь получила свободу. Закон о лицензиях утратил силу в 1695, и в Англии, а вскоре и в американских колониях постепенно укоренилось понимание того, что пресса должна иметь право критиковать правительство.

Став более надежным источником информации, газеты начали играть важную роль в национальной торговле благодаря публикациям в них рекламы, прейскурантов и результатов торгов. Немецкая газета Лукаса Шульте с 1625 стала выходить дважды в неделю. Старейшая в мире ежедневная газета «Айнкомменде цайтунг» («Einkommende Zeitung») начала выходить в Лейпциге в 1650. Первой успешной британской ежедневной газетой стала «Дейли курант» («Daily Courant»), появившаяся в Лондоне в 1702. Кроме того, великие очеркисты эпохи – Джозеф Аддисон, Ричард Стил, Даниель Дефо и Джонатан Свифт – начали издавать газеты со своими комментариями по поводу текущей общественной и политической жизни Лондона.

ГАЗЕТА В США

Первые американские газеты. Английские колонисты в Америке, из-за небольшой плотности населения и жесткого правления узнали о существовании газет сравнительно поздно. 25 сентября 1690 в Бостоне вышел первый номер «Паблик оккеренсиз («Publick Occurrences, both Forreign and Domestick»). Первую заметку этой первой в Америке газеты следует признать удачной: «Обращенные в христианство индейцы в некоторых частях Плимута недавно назначили день благодарения Господа за Его Милости». Однако, если газета намеревалась выжить, прочие материалы, надо признать, были выбраны не столь удачно. «Паблик оккеренсиз» содержала нападки на индейцев, воевавших на стороне англичан против французов, и пересказ скабрезной сплетни о французском монархе. Эта журналистика отражала вкусы издателя Бенджамина Харриса, который выпускал в Англии газетенку сплетен и сенсаций, пока его не отправили за решетку, а после того, как он опубликовал провокационную заметку о якобы имевшем место католическом заговоре против Англии, вынудили эмигрировать в Америку. Власти Массачусетса тотчас выразили свое «высокое негодование и возмущение» по поводу «Паблик оккеренсиз», так что первый выпуск первой американской газеты оказался последним. Очередная газета появилась в колониях лишь спустя 14 лет.

«Бостон ньюслеттер» («Boston News-Letter»), вторая американская газета, возникла из рукописного листка, распространявшегося городским почтмейстером Джоном Кэмпбеллом. Это было куда более невинное издание, чьи полосы заполняли сообщения о новостях британской и европейской политической жизни, почерпнутые из лондонских газет. Впервые вышедшее в 1704, оно просуществовало 72 года. Покинув почтмейстерский пост в 1719, Кэмпбелл не забросил газету. Сменивший его на этом посту Уильям Брукер начал издавать собственную газету «Бостон газетт» («Boston gazette») 21 декабря 1719. На следующий день увидела свет третья американская газета – филадельфийская «Америкен уикли меркюри» («American Weekly Mercury»).

Эти издания, как правило, старались не задевать колониальные власти. Первой газетой, осмелившейся предоставить место политическим диссидентам, была бостонская «Нью-Ингленд курант» («New England Courant»), которую с 1721 издавал Джеймс Франклин. Это наиболее литературная и читабельная из ранних колониальных газет; с первого же номера она ринулась в гущу политических баталий. Весьма злободневной проблемой тогда была кампания прививок против оспы, которые впервые стали делаться в Бостоне. Коттон Мэзер, один из влиятельнейших граждан Бостона, поддержал идею всеобщих прививок, а Джеймс Франклин выступал против нее. Так что первой политической кампанией американской газеты стала борьба с вакцинацией. На следующий год «Курант» взялся критиковать колониальное правительство: газета осудила власти за неспособность защитить население от пиратов. Эта политическая кампания завершилась тюремным заключением Франклина. Позднее суд постановил, что «Джеймсу Франклину настрого... запрещается печатать или издавать Нью-Ингленд курант"». Чтобы обойти этот приговор, Франклин назначил официальным издателем газеты своего помощника – младшего брата Бенджамина. В 1729 Бен воспользовался благоприятной ситуацией и взял в свои руки выпуск «Пенсильвания газетт» («Pennsylvania Gazette»). Быстро превратив ее в одно из лучших колониальных изданий, он таким образом начал блестящую карьеру писателя, журналиста, издателя, бизнесмена, почтмейстера, ученого и государственного деятеля.

Колониальная пресса. В 1727 в Аннаполисе стала выходить «Мериленд газетт» («Maryland Gazette»), в 1736 в Уильямсбурге появилась «Виргиния газетт» («Virginia Gazette»). Как отмечает историк американской журналистики Фрэнк Лютер Мотт, к 1765 лишь две колонии, Делавэр и Нью-Джерси, не имели своих еженедельных газет. В Бостоне их выходило целых четыре, в Нью-Йорке – три, в Филадельфии – тоже три, причем две на английском и одна на немецком языке. По две газеты выходило в Коннектикуте, Род-Айленде, в обеих Каролинах. Эти первые газеты, как правило, имели всего по четыре полосы. Их страницы обыкновенно заполняли короткие сообщения, документы и очерки, большей частью взятые из британских и европейских газет.

Первой нью-йоркской газетой была «Нью-Йорк газетт» («New York Gazette»), основанная в 1725 Уильямом Бредфордом. Но важной вехой в истории американской журналистики стала вторая газета – «Нью-Йорк уикли джорнэл» («New York Weekly Journal»), которую в 1733 начал печатать Джон Питер Зенгер. «Нью-Йорк газетт» была типичной колониальной газетой: она не создавала себе трудностей, целиком и полностью поддерживала курс губернатора колонии. Однако сам губернатор Уильям Косби был весьма противоречивой фигурой, от которого отшатнулись многие уважаемые граждане колонии. Им требовался орган, отражавший их взгляды, и Зенгер, молодой немецкий печатник, решил издавать такую газету. Зенгеровская «Уикли джорнэл» сразу же бросилась в атаку на колониальную администрацию. 17 ноября 1734 по указанию губернатора Зенгер был арестован по обвинению в распространении клеветнических слухов в подрывных целях (пока он находился в тюремной камере, выпуском газеты занималась его жена Анна). На судебном процессе, состоявшемся в августе 1735, адвокат Зенгера Эндрю Гамильтон обратился к присяжным с пламенным призывом защитить «дело свободы... разоблачать произвол властей и давать ему отпор... говоря и публикуя правду», и присяжные, несмотря на давление судьи, признали Зенгера невиновным. Эта тяжба ознаменовала важный шаг в борьбе за право газет публиковать критику правительства и имела серьезные практические последствия: британские власти не осмеливались подвергать репрессиям американских журналистов даже накануне революции, когда критика правительства резко усилилась. После процесса Зенгера англичане опасались, что им не удастся добиться в американском суде присяжных обвинительного приговора американскому журналисту.

Газеты и американская революция. Основным ограничением свободы печати в Англии 18 – середины 19 вв. был гербовый сбор, из-за которого цена на газеты возросла настолько, что малообеспеченные слои населения не могли их покупать. Закон о гербовом сборе, принятый английским парламентом в 1765, должен был обложить тем же налогом и американские газеты. Но колонии не имели своих представителей в этом парламенте, и американские газеты восстали против нового налога. Они печатали письма и памфлеты с критикой закона – «фатального черного закона», как назвал его один редактор, они публиковали сообщения о митингах и шествиях против нового налога. Вице-губернатор Нью-Йорка Кэдуолладер Колден утверждал, что газеты прибегали «к любым измышлениям, на которые способна злоба, дабы добиться своей цели и побудить народ к неповиновению законам и бунту».

Закон о гербовом сборе должен был вступить в силу 1 ноября 1765. По мере приближения этого рокового дня газеты стали выходить в виде надгробной плиты и заявляли о своей «кончине – в надежде на воскресение к новой жизни». Когда назначенный день прошел, а англичане не предприняли никаких действий, газеты вновь стали выходить, но без гербовой марки, и «Мэриленд газетт» назвала себя «Привидением покойной Мэриленд газетт", котороя не скончалась, но спит». Закон о гербовом сборе так и не вступил в действие и вскоре был отменен. Аналогичные протесты прокатились по колониальным газетам, когда в 1767 британский парламент одобрил законы Тауншенда, облагавшие пошлинами американский импорт стекла, свинца, краски, чая, и – что особенно важно для прессы – бумаги. Соглашения об эмбарго на английские товары, выполнение которых контролировалось главным образом через прессу, привели колонии к новой победе. В 1770 все пошлины, за исключением чайных, были отменены.

Во время этих кампаний протеста американских колоний против англичан газеты стали выходить с изображениями расчлененных змей, символизирующих слабость разобщенных колоний, а также гробов, символизирующих жертвы бостонской бойни; в них публиковались списки «врагов своей страны», которые вопреки бойкоту продолжали импортировать английские товары; печатались воинственные очерки Джона Дикинсона, а в 1776 – памфлеты Томаса Пейна. Газеты именовали британских чиновников и их сторонников «ехиднами», «презренными изменниками», «сатанинскими сатрапами тиранов», «отъявленными негодяями». Тайный план «Бостонского чаепития» – акции протеста против решения английского парламента разрешить Ост-Индской компании беспошлинный ввоз чая в Америку – был разработан в 1773 в доме Бенджамина Эдеса, редактора «Бостон газетт». Среди других газет, лидировавших в борьбе против английских властей, были «Массачусетс спай» («Massachusetts Spy») Исайи Томаса и «Нью-Йорк джорнэл» («New York Journal») Джона Холта. Одно из таких мятежных изданий, «Провиденс газетт» («Providence Gazette»), в самую неспокойную пору издавали две дамы – Сара и Мэри-Кэтрин Годдард.

Но отнюдь не все колониальные газеты поддерживали антибританские настроения «Сынов свободы». «Нью-Йорк газеттир» («New York Gazetteer») Джеймса Ривингтона, одно из лучших и самых популярных колониальных изданий того времени, давала высказаться представителям обоих лагерей в разгоравшемся конфликте – тори, американским сторонникам Англии, и «патриотам». Невзирая на декларируемую приверженность принципам свободной печати, «Сынов свободы» раздражала газета Ривингтона, и они ответили еще более открытыми нападками на тори. Группа членов общества «Сыны свободы» разгромил типографию Ривингтона, а после начала войны за независимость его самого арестовали и вынудили подписать заявление о лояльности Континентальному конгрессу.

И все же большинство американских газет накануне революции являли собой пример того, чего не знала ни одна страна в мире: прессу, приверженную критике и даже низвержению существующего правительства. Такая позиция для газет в целом нетипична и чревата немалыми трудностями. Ведь, в отличие от брошюр и памфлетов, газеты должны выходить регулярно. Их издатели не могут скрываться от властей; будучи владельцами действующих предприятий, они, как правило, заинтересованы в общественной стабильности, а значит, и в поддержании стабильности власти. Все это делает газеты достаточно консервативной силой, которая скорее заинтересована в сплочении общества, нежели в выступлениях против властей. Одно из объяснений весьма нехарактерной роли газет в Америке накануне войны за независимость состоит в том, что газеты и впрямь объединяли и поддерживали общество – новое сообщество, формировавшееся внутри Британской империи, нацию американцев. Эти газеты были лояльны властям – новым властям на континенте, представленным «Сынами свободы». Многие историки сходятся во мнении, что Американская революция не имела бы успеха без поддержки колониальных газет.

Партийная пресса. В неспокойную послереволюционную пору американские газеты продолжали оставаться ареной яростной критики – на сей раз не британских властей, а своих политических оппонентов. Обе возникшие партии – федералисты и республиканцы – имели свои газеты, и эти газеты не испытывали симпатий к представителям противоположного лагеря. Вот как восприняла отставку Джорджа Вашингтона в 1796 «Аврора» («The Aurora»), республиканская газета, которую издавал в Филадельфии Бенджамин Франклин Бах: «Человек, являющийся источником всех невзгод нашей страны сегодня низведен до уровня своих простых сограждан и более не располагает властью приумножать беды Соединенных Штатов».

Хотя поначалу свобода печати оставалась вне рамок Конституции 1787, ее гарантировал Билль о правах. Тем не менее лидеры Федералистской партии, все более недовольные критикой со стороны республиканской печати и опасаясь войны с Францией, вскоре попытались заткнуть этим газетам глотки. В 1798 Конгресс принял, а президент Дж.Адамс подписал Закон о подстрекательстве – пожалуй, самую серьезную угрозу свободе печати в США. По этому закону, «любое лживое, скандальное и злонамеренное выступление в печати... против правительства Соединенных Штатов, Конгресса или президента» с целью «оскорбить или опорочить их» подлежало наказанию в виде штрафа или тюремного заключения. Среди прочих, ведущие редакторы-республиканцы Нью-Йорка, Новой Англии и Филадельфии (тот же Бах) были обвинены в нарушении Закона о подстрекательстве или в распространении клеветнических слухов в подрывных целях, – это обвинение было в свое время выдвинуто против Зенгера. По меньшей мере 15 человек было осуждено.

В 1801 президентом страны был избран Т.Джефферсон, отчасти по причине общественного недовольства Законом о подстрекательстве, который вскоре был отменен. «Я по собственной доброй воле подверг себя великому эксперименту, – писал Джефферсон в 1807, – долженствующему доказать ложность утверждения, будто свобода печати несовместима с упорядоченным правлением». Безусловно, США в ряде случаев отказывались от приверженности «великому эксперименту» Джефферсона, в особенности, хотя и не исключительно, в военное время. Тем не менее эксперимент имел продолжение, и пресса США постепенно демонстрировала не только совместимость с поддержанием «упорядоченного правления», но и особый талант для его поддержания.

Когда в 1801 Джефферсон занял пост президента, в стране насчитывалось около 200 газет. В 1786 печатный станок был перевезен через горы, и к западу от Аллеганского хребта начала выходить первая газета – «Питтсбург газетт» («Pittsburgh Gazette»). Первой ежедневной газетой в Америке стала «Пенсильвания ивнинг пост» («Pennsylvania Evening Post»), которую в 1783 начал издавать Бенджамин Таун. Она просуществовала всего 17 месяцев, но к 1801 в стране насчитывалось уже около 20 ежедневных газет, в том числе шесть в Филадельфии, пять в Нью-Йорке и три в Балтиморе. Ежедневные американские газеты имели важное преимущество: они снабжали купцов своевременной информацией о ценах, рынках и движении торговых судов. К 1820 в названиях более половины газет крупнейших городов фигурировали слова «адвертайзер» (рекламист), «коммершиал» (коммерческий) или «меркэнтайл» (торговый). Эти «торговые газеты» часто печатались на крупноформатных листах, или «простынях», и были довольно дороги – около 6 центов за экземпляр, т.е. недоступны для большинства городских ремесленников или механиков.

Грошовая пресса. Утром 3 сентября 1833 на улицах Нью-Йорка появилась газета, напечатанная на осьмушке листа и заполненная новостями и полицейскими сводками. Новую газету издавал молодой печатник Бенджамин Дей, который продавал свою «Сан» («Sun») за один цент. Самой многотиражной американской газетой того времени была нью-йоркская «Курьер энд энкуайрер» («Courier and Enquirer»), торговая газета, которая ежедневно расходилась тиражом 4,4 тыс. экз. в городе с 218-тысячным населением. В 1830 самая, пожалуй, респектабельная газета в мире – лондонская «Таймс» («Times»), которую в 1785 основал Джон Уолтер – ежедневно выходила тиражом 10 тыс. экз. Тем не менее по прошествии двух лет Дей продавал ежедневно 15 тыс. экз. своей дешевенькой маленькой «Сан».

Первый печатный цилиндр, изобретенный немцем Фридрихом Кёнигом и усовершенствованный в Англии Нейпиром, в 1825 был впервые применен в США. Его улучшенная модель, двухцилиндровый печатный станок, была построена в 1832 в Нью-Йорке Ричардом Хоу. Паровая машина впервые была использована в лондонской типографии «Таймс» в 1814. В 1835 Дей печатал в Нью-Йорке свою «Сан» также на паровой печатной машине. Новые станки позволили многократно увеличить тиражи. Старый гуттенбергов пресс мог печатать 125 экз. газет в час, а в 1851 типографские машины «Сан» печатали уже 18 тыс. экз. в час.

Джеймс Гордон Беннет, одна из наиболее ярких фигур в истории журналистики, в 1835 основал собственную грошовую газетку «Геральд» («Herald»). За два года ее ежедневный тираж достиг 20 тыс. экз., правда и цена выросла до 2 центов. В Бостоне несколько грошовых газет прогорели, причем две из них начали выходить даже задолго до «Сан». Первой успешной газеткой в городе стала «Дейли таймс» («Daily Times»), выходившая с 1836. В Филадельфии с 1835 печаталась «Дейли транскрипт» («Daily Transcript»), с 1836 – «Паблик леджер» («Public Ledger»); в 1837 появилась балтиморская «Сан». Все эти газеты стоили один цент.

Первой дешевой газетой во Франции была вышедшая в 1836 «Ла пресс» («La Presse») Эмиля де Жирандена. В первой половине 19 в. газеты стоимостью один-два пенни продавались и в Англии, однако между этими газетами и их американскими двойниками было одно важное различие: английским грошовым газетам – «бедняцкой прессе», как их называли – приходилось уходить от гербового сбора, который в 1815 составлял до 4 пенсов за экземпляр, поэтому все они издавались подпольно. Между 1830 и 1836 в Англии выходило более 560 немаркированных газет. Одна из них, «Тупенни диспетч» («Twopenny Dispatch») Генри Хетерингтона, в 1836 имела тираж 27 тыс. экз. Английские грошовые газеты, существовавшие нелегально, стояли на весьма радикальных политических позициях. «Политика есть благородное искусство разделения общества на два класса – рабов и грабителей», писала в 1834 другая газета Хетерингтона «Пур мэнз гардиан» («Poor Man's Guardian»). В 1855 гербовый сбор в Англии был отменен.

Большинство грошовых газет Америки мало интересовалось политикой; тем не менее они сыграли свою роль в вовлечении городских рабочих и иммигрантов в политическую жизнь, став для них доступным источником информации. Лозунгом «Сан» был эгалитаристский девиз «Светит всем», и расцвет дешевой прессы был связан с распространением в США принципов джексоновской демократии.

Другой стороной влияния дешевых изданий на газетную политику явились перемены в материальном положении издателей, вызванные увеличением массовых тиражей. Беннет, начавший свой «Геральд» с капиталом в 500 долл., быстро стал богачом. В 1849 «Сан» была продана за 250 тыс. долл. Газеты превратились в прибыльные предприятия.

Репортеры. На раннем этапе существования газет редакторы просто сидели и дожидались новостей – ждали, когда почта доставит газеты из других городов или письма, ждали, что кто-то принесет в город какое-нибудь интересное сообщение, услышанное от случайного встречного в придорожной гостинице. «Вчера почты не было, – написал в 1805 редактор «Орлинз газетт» («Orleans Gazette»), – и мы ломаем голову над тем, какие бы факты, похожие на новости, поместить на страницах нашей газеты». Ожидание новостей было особенно долгим в Америке 18 – начала 19 вв., когда вести из Европы шли через Атлантику по два месяца, а затем недели две уходило на то, чтобы они преодолели болота и леса все еще дикого континента (битва при Новом Орлеане, к примеру, состоялась 8 января 1815 – через две недели после того, как в Бельгии был заключен мирный договор, положивший конец англо-американской войне). Подобное долгое ожидание постоянно сопровождалось чувством неуверенности: информационный вакуум заполняли разного рода слухи, первые сообщения нередко оказывались ложными, и их приходилось опровергать.

Стремясь ускорить доставку новостей и добиться их достоверности, редакторы стали нанимать корреспондентов, которые могли бы посылать им сообщения в обмен на бесплатную подписку. «Мы ожидаем, что наши корреспонденты по всей стране будут знакомить нас, по возможности своевременно, с наиболее интересными происшествиями, событиями и фактами, достойными публичного внимания» – писал в 1729 Бенджамин Франклин в своей «Пенсильвания газетт». В 1792 коммерческая газета «Ллойдс лист» («Lloyd's List») в Лондоне уверяла читателей, что имеет 32 корреспондентов в 28 различных портах.

В Америке Бенджамин Расселл, редактор «Массачусетс сентинел энд рипабликен джорнэл» («Massachusetts Centinel and Republican Journal»), в 1790 предпринял еще один шаг для улучшения сбора новостей. Репортеры стали узнавать новости от матросов с прибывших кораблей. А вскоре сотрудники газеты уже выходили встречать очередные рейсы и мчались к кораблям на весельных лодках. Один из первых примеров совместного сбора новостей дали крупные нью-йоркские газеты, совместно зафрахтовавшие лодку, которая дежурила в городской гавани и первой завладевала европейскими газетами и вестями.

В Лондоне дело по сбору новостей было поставлено особенно хорошо. Крупный прорыв произошел в конце 18 в., когда газеты получили право посылать репортеров на парламентскую галерею. В те годы не разрешалось вести записи. Первым в отчетах о парламентских дебатах преуспел Уильям Вудфолл, редактор «Морнинг кроникл» («Morning Chronicle»), но вскоре Джеймс Перри, один из самых предприимчивых журналистов Англии, переплюнул Вудфолла, направляя команды репортеров для освещения парламентских дебатов. Наконец, в 1783 репортерам на галерее было позволено вести записи – вот когда стенография стала основным профессиональным навыком репортеров. Еще одно новшество принадлежало Джеймсу Перри, отправившемуся в Париж для получения из первых рук известий о ходе Французской революции. В 1807 лондонская «Таймс» откомандировала Генри Робинсона для освещения наполеоновских войн.

В США в первые десятилетия 19 в. репортерам во главе с Джеймсом Гордоном Беннетом пришлось приложить немало усилий, чтобы завоевать право освещать судебные процессы. Репортажи из полицейских судов стали козырем первых грошовых газет. В 1836 Беннету удалось на короткий срок утроить тираж своего «Геральда» – он лично отправился на место убийства молоденькой проститутки и провел самостоятельное расследование преступления. По мере роста тиражей дешевых газет редакторы получили возможность нанимать новых репортеров. В 1840-е годы «Геральд» отправил одного человека освещать события мексиканской войны, а в 1860-е годы уже 63 репортера писали о боях гражданской войны.

Однако самым радикальным нововведением, позволившим повысить оперативность, широту охвата и достоверность газетных сообщений, стало изобретение Сэмюэла Морзе – телеграф. Газеты стали основными клиентами телеграфных компаний, а высокая цена телеграфных сообщений привела к созданию телеграфных агентств новостей вроде «Ассошиэйтед пресс» («Associated Press»), которое возникло в 1848 как кооперативное предприятие нью-йоркских газет. В том же году беннетовский «Геральд» мог уже похвастать тем, что в одном его номере публикуются «десять колонок важнейших новостей, полученных по электрическому телеграфу». Впервые в истории телеграф позволил газетам использовать известия о событиях, которые произошли накануне в городах, расположенных в сотнях, а потом и в тысячах миль от типографии. После прокладки в 1866 трансатлантического кабеля американские газеты получили возможность печатать новости из Европы с такой же оперативностью.

Мастерство газетного репортажа достигло зрелости в период американской Гражданской войны. Чтобы дать глубокий и подробный анализ политических конфликтов и баталий, репортерам приходилось превозмогать суровые тяготы, а подчас и цензурные гонения со стороны властей; тех из них, кто проникал в неприятельский тыл, могло ожидать тюремное заключение по обвинению в шпионаже. Среди военных репортеров выделялись Алберт Ричардсон из «Нью-Йорк трибюн» («New York Tribune»), Генри Виллард из «Нью-Йорк геральд» («New York Herald») и два южанина – Феликс Грегори де Фонтейн из «Шарлотт курьер» («Charlotte Courier») и Питер Александер из «Саванна репабликэн» («Savannah Republican»).

Это был период колоссального газетного бума. В 1860 в США выходило 3 тыс. газет, в 1870 – 4,5 тыс., в 1880 – 7 тыс.!

ПРОФЕССИЯ – ЖУРНАЛИСТ

Объективность. В 18 и первой половине 19 в. газеты обычно отражали точку зрения одного человека – их издателя. Хорас Грили, один из самых талантливых и умных журналистов Америки, начал издавать свою «грошовую» «Нью-Йорк трибюн» в 1841, беззастенчиво используя ее для выражения своих аболиционистских, вигских, а затем и республиканских воззрений. «Геральд» Беннета отражал симпатии издателя к Демократической партии. Генри Реймонд, который в 1851 основал «Нью-Йорк дейли таймс» («New York Daily Times»), прямую предшественницу «Нью-Йорк таймс» («New York Times»), стал заметной фигурой в Республиканской партии. Еженедельные выпуски этих нью-йоркских газет, особенно «Трибюн», имели множество читателей по всей стране, что придавало мнениям их издателей дополнительный политический вес.

Пламенный аболиционист Уильям Ллойд Гаррисон в 1831 начал издавать «Либерейтор» («The Liberator»). Джон Руссворм и Сэмюэл Корниш в 1827 выпустили первую в США негритянскую газету «Фридомз джорнэл» («Freedom's Journal»). «Мы желаем защищать наше дело, – писали они, – слишком долго от нашего имени говорили другие». Выдающийся негритянский писатель Фредерик Дуглас в 1847 начал издавать «Норт стар» («The North Star») – «дабы вести борьбу с рабством во всех его формах и проявлениях».

Однако по мере того, как массовые тиражи превращали газеты в крупные предприятия с большим штатом сотрудников, их все меньше воспринимали как рупоры чьих-то мнений и все больше – как каналы информации. Развитие телеграфных агентств, которые снабжали своими материалами газеты различной политической ориентации, провоцировало отход от доминирования личных оценок в репортажах; этому способствовал и новый культ факта, обозначившийся в конце 19 в. в связи с ростом влияния позитивной науки и развитием реализма в художественной литературе.

Новомодное преклонение перед фактом было связано и с широким распространением после Гражданской войны репортажа в стиле «перевернутой пирамиды», когда отдельные факты вырывались из логической и хронологической цепочки, а наиболее существенные из них – кто, что, когда, где, а иногда и почему – выносились в начало статьи, в «аннотацию». Журналистика постепенно стала восприниматься как особое ремесло, подчиненное своим профессиональным стандартам. Первая школа журналистики была создана при университете Миссури в 1904. Американское общество газетных редакторов в 1923 выработало «Каноны журналистики», среди которых был и такой: «Сообщения о новостях должны быть свободны от мнений или пристрастий любого рода».

Разумеется, никакое человеческое высказывание не может быть полностью беспристрастным. Абсолютная объективность – недостижимая цель, ведь любая проблема имеет слишком много граней, одни и те же события – слишком много способов рассмотрения, чтобы их можно было адекватно представить в передаче новостей. Общепринятое предпочтение, отдаваемое факту перед личным мнением, не помешало «разгребателям грязи» – Линкольну Стефенсу, Айде Тарбелл и Джейкобу Риису – использовать газетные полосы, журналы и книги как орудие в борьбе с несправедливостями американского общества конца 19 – начала 20 вв.; точно так же и издатели, такие как Уильям Аллен Уайт, купивший в 1895 канзасскую «Эмпориа газетт» («Emporia Gazette»), использовали свои издания в качестве рычага воздействия на американскую политическую жизнь. Тем не менее во второй половине 19 – первой половине 20 вв. газеты постепенно ограничили выражение мнений редакционными статьями и специальными «полосами мнений», стараясь исключить личные оценки из информационных материалов.

Сенсационность. Уже на заре газетной истории многие сообщения были посвящены преступлениям, кровопролитию, насилию, сексу – словом, разного рода сенсациям. Подобные сообщения можно обнаружить даже в древнеримских acta, в первых сборниках новостей и балладах-листовках, а также в первой американской газете «Паблик оккеренсиз». Однако в истории американской журналистики бывали периоды, особенно в пору бурного расширения читательской аудитории и обострения конкурентной борьбы, когда сенсационность играла слишком большую роль в подаче новостей, – отсюда упреки в упадке серьезности и торжестве дурного вкуса. Эра дешевых газет, начавшаяся в 1830–1840-х годах, была одним из таких периодов. Криминальная и скандальная хроника заполонила в те годы газетные полосы. Джеймс Гордон Беннет, любивший углубляться в детали кровавых убийств и распространять сплетни о сексуальных скандалах, в 1840 стал даже мишенью «моральной войны», развязанной против него рядом газет. Тем не менее его «Геральд» стал самой раскупаемой газетой США.

Второй период вспышки сенсационности в американской прессе начался в эпоху «новой журналистики» Джозефа Пулитцера. Пулитцер, основавший в 1878 «Сент-Луис пост-диспетч» («St. Louis Post-Dispatch»), а в 1883 приобретший «Нью-Йорк уорлд» («New York World»), был весьма напористым, требовательным и интеллигентным редактором, который развернул кампании в поддержку рабочих, иммигрантов и бедняков. Он проявил себя и как новатор, в частности в своей воскресной газете, где стали печататься специальные женские и спортивные полосы, а также первые цветные комиксы. Пулитцер понимал, что репортажи о насилии и сексе помогут увеличить тиражи – вот как, к примеру, звучали некоторые заголовки его газет: «Последняя ночь Коннетти», «Любовники малышки Лотты».

Уильям Рэндолф Херст, поклонник таланта Пулитцера, в 1887 взял бразды правления в газете своего отца «Сан-Франциско икзэминер» («San Francisco Examiner»), а в 1895 купил «Нью-Йорк джорнэл». В борьбе за нью-йоркских читателей Херст и Пулитцер снизили цену своих газет до цента, перекупали друг у друга редакторов и репортеров и заполняли полосы своих газет репортажами о кровавых, скабрезных и диковинных происшествиях. Кроме того, Пулитцер и особенно Херст призывали к войне с Испанией из-за Кубы, вынося на первые полосы провокационные, нередко надуманные репортажи под аршинными заголовками. «Как вам нравится война Джорнэл"?», – вопрошала газета Херста, как только началась испано-американская война 1898. Тиражи некоторых номеров обеих газет иногда достигали 1 млн. экз.

В ходе битвы между Херстом и Пулитцером за права на героя комиксов «Желтый Малыш» («Yellow Kid») родился новый термин для обозначения дешевой сенсационности: «желтая пресса». Это была также эпоха «трюковой» журналистики: в 1889 Пулитцер отправил репортера Элизабет Кокрин, писавшую под псевдонимом Нелли Блай, в кругосветное путешествие, задавшись целью выяснить, можно ли обогнуть земной шар менее чем за 80 дней. Джеймс Гордон Беннет младший, возглавивший «Геральд» после смерти отца в 1872, послал Генри Мортона Стэнли в Африку на поиски Дэвида Ливингстона. Однако это было и время расцвета серьезной журналистики – военных репортажей Стивена Крейна и Ричарда Хардинга Дэвиса (их материалы печатались в «Джорнэл» и «Уорлд») и принципов газетного дела, которые исповедовал издатель Адольф Окс, который в 1896 купил «Нью-Йорк таймс» и придал ей не утраченную до сих пор респектабельность. Другим важнейшим новшеством того периода стало регулярное использование в газетных репортажах фотографий, начало чему было положено в 1897.

Стиль журналистики, внедренный Херстом и Пулитцером, с тем же успехом эксплуатировался в Лондоне Алфредом Хармсуортом, который в 1896 начал издавать «Дейли мейл» («Daily Mail»). В 1903 он создал первую малоформатную газету-«таблоид» (термин позаимствован из фармацевтики) «Дейли миррор» («Daily Mirror»). Когда Джозеф Паттерсон и Роберт Маккормик, владельцы «Чикаго трибюн» («Chicago Tribune»), увидели «Миррор» Хармсуорта, выходившую ежедневно миллионным тиражом, они решили внедрить в США таблоидный тип газеты, и в 1919 в Нью-Йорке появилась «Иллюстрейтед дейли ньюс» («Illustrated Daily News»), ознаменовавшая начало третьего периода в истории американской журналистики. Таблоиды вроде «Дейли ньюс» и ее конкурентов – «Дейли график» («Daily Graphic») Бернарра Макфаддена и херстовской «Дейли миррор» – было удобно читать в вагонах новой городской подземки, и их полосы были заполнены криминальной и скандальной хроникой. В этот же период начали издаваться и другие таблоиды – «Лос-Анджелес ньюс» («Los Angeles News»), «Филадельфия дейли ньюс» («Philadelphia Daily News»), «Детройт дейли» («Detroit Daily») и более серьезная «Чикаго таймс» («Chicago Times»). К 1940 тираж «Нью-Йорк дейли ньюс» («New York Daily News») достиг 2 млн. экз.

Именитые авторы. Многих крупнейших мировых писателей в начале их литературной карьеры работа в газете привлекала возможностью заработать деньги, завоевать широкую аудиторию или воздействовать на общественные недуги. В 1844 Хорас Грили нанял в «Нью-Йорк трибюн» даму-философа Маргарет Фуллер, участницу кружка трансценденталистов, и поручил ей писать рецензии и исследовать социальные язвы. Чарлз Диккенс в 1830-е годы работал репортером в «Морнинг кроникл» («The Morning Chronicle») и писал очерки, в духе своих знаменитых романов, для лондонской «Ивнинг кроникл» («Evening Chronicle»). В 1846 он основал и редактировал «Дейли ньюс» («Daily News») в Лондоне. В 1862 Марк Твен писал, хотя и без особой радости, для «Территориал энтерпрайз» («Territorial Enterprize») в Вирджиния-Сити (шт. Невада), в 1866 – для «Сакраменто юнион» («Sacramento Union») и ряда других газет. Линкольн Стеффенс, разоблачавший в журнале «Маклюрз» («McClure's») коррупцию в американских городах, в 1892–1897 работал репортером «Нью-Йорк ивнинг пост» («New York Evening Post») и в 1897–1902 был редактором нью-йоркской «Коммершиал адвертайзер» («Commercial Advertiser»). Чернокожий активист У.Дюбуа был корреспондентом «Спрингфилд рипабликен» («Springfield Republican») и «Нью-Йорк эйдж» (New York Age»), а с 1910 стал издавать собственный журнал «Крайсис» («Crisis»). Эрнест Хемингуэй перед Первой мировой войной был репортером «Канзас сити стар» («Kansas City Star»), а после войны – иностранным корреспондентом «Торонто стар» («Toronto Star»).

Писатели Брет Гарт, Стивен Крейн и Теодор Драйзер также работали в газетах, и вообще журналистика дала немало крупных мастеров пера, в том числе Генри Менкена, Дэймона Раньона, Бена Хекта, Уолтера Липпмана, Дороти Томпсон, Эрни Пайла, Джона Херси, Эбботта Либлинга, Лилиан Росс и Томаса Вулфа.

Газетные концерны и слияния. «По моим оценкам, пройдет совсем немного времени – лет пять, может быть десять, и издательский бизнес в нашей стране будет контролироваться несколькими концернами – тремя, самое большее четырьмя», предрекал в 1893 издатель Фрэнк Манси. Прошло больше времени, да и выживших издательских фирм оказалось куда больше, но все же пророчество Манси в основном сбылось. В первой половине 20 в. количество газет в США начало стремительно уменьшаться, причем в этом процессе не последнюю роль сыграл тот же Манси. Когда-то в одном лишь Нью-Йорке насчитывалось 20 ежедневных газет, а к 1940 их осталось только 8; в том же году 25 американских городов с более чем стотысячным населением имели лишь по одной ежедневной газете. И все больше выживших городских газет принадлежали не местным издателям, а крупным общенациональным концернам.

Снижение числа городских газет создавало, безусловно, преимущества тем, кто выживал, поэтому в начале 20 в. все больше издателей стали объединяться со своими конкурентами или просто покупать их предприятия. В 1914 в Чикаго «Интер оушн» («Inter Ocean») слилась с «Рекорд-геральд» («Record-Herald») и назвала себя «Геральд». Затем в 1918 эта же газета слилась с «Икзэминер» («Examiner»), и в Чикаго остались лишь две утренние газеты. В Нью-Йорке Манси объединил свою «Пресс» («Press») с заслуженной «Сан», которую в 1868–1897 редактировал Чарлз Дэйна. В 1920 Манси присовокупил к своему концерну старую беннетовскую «Геральд» и «Ивнинг телегрэм» («Evening Telegram»). В 1924 он продал «Геральд» владельцам «Трибюн» – так появилась «Геральд трибюн» («Herald Tribune»). Затем Манси, которого уже прозвали «великим газетным палачом», купил «Глоб» («Globe») и «Мейл» («Mail»), в результате этой консолидации уничтожив обе газеты. Пожалуй, самой печальной потерей в этот период стала смерть нью-йоркской «Уорлд», которую наследники Пулитцера продали в 1931 концерну «Скриппс-Хауард ньюспейперс». Утренний выпуск «Уорлд» почил в бозе, а «Ивнинг уорлд» («Evening World») слилась с «Ивнинг телигрэм», которую «Скриппс-Хауард» приобрел у Манси, и превратилась в «Уорлд-телегрэм» («World-Telegram»).

Первый в США крупный газетный концерн был создан Э.У.Скриппсом. К 1914 концерн «Скриппс-Макрей», который начал с издания «Кливленд пресс» («Cleveland Press») и «Цинциннати пост» («Cincinnati Post»), выпускал уже 23 газеты. Издания возникали, перекупались, сливались, продавались и умирали. К 1929 тот же концерн, переименованный в «Скриппс-Хауард», владел 25 газетами. Уильям Рэндолф Херст после успешного начала своей деятельности в Сан-Франциско и переезда в Нью-Йорк стал создавать аналогичную сеть. В 1904 Херсту принадлежало 6 газет, затем он начал быстро расширять свою империю: в течение 1917–1921 она увеличивалась на одну газету в год. В 1922 Херст добавил к своей сети еще 7 газет. К концу того же года помимо 20 ежедневных и 11 воскресных газет он владел двумя телеграфными агентствами, шестью журналами и кинокомпанией – это был первый конгломерат средств массовой информации, обладавший значительной политической властью, что многие в то время решительно не одобряли. В дальнейшем, однако, подобные конгломераты все больше разрастались.

Альтернативная журналистика и критика прессы. Даже при существовании в больших городах множества массовых ежедневных газет многие социальные группы считали, что они не отражают их мнений и интересов. Решением этой проблемы, особенно для иммигрантов, которые комфортнее чувствовали себя в родной языковой стихии, было издание собственных газет. Пожалуй, первым успешным иноязычным изданием в Америке была немецкая газета в Джермантауне под Филадельфией, в создании которой принимал участие Бенджамин Франклин. В Филадельфии в 1794–1798 выходила и ежедневная французская газета «Курьер франсэ» («Courrier Français»). Испаноязычные газеты появились в 1808 в Новом Орлеане и в 1813 в Техасе. Первая газета индейцев «Чероки феникс» («Cherokee Phoenix») печаталась в Джорджии в 1828. Еврейская «Дейли форвард» («Daily Forward») на языке идиш появилась в Нью-Йорке в 1897, а к 1923 ее местные издания выходили еще в 11 городах. В первые десятилетия 20 в. на волне мощной иммиграции возник емкий рынок иноязычных газет. Судя по статистическим данным, приводимым историками журналистики Эдвином и Майклом Эмери, в 1914 в США выходило 160 ежедневных иноязычных газет, а в 1917 общее число иноязычных газет достигло 1323.

Афроамериканцы, начиная с «Фридомз джорнэл» и «Норт стар», также искали альтернативу общенациональным газетам. Айда Уэллс боролась за права чернокожих и женщин в мемфисской «Фри спич» («Free Speech»), а затем в «Нью-Йорк эйдж» («New York Age») и «Консерватор ин Чикаго» («Conservator in Chicago»). В 1905 стала выходить «Чикаго дифендер» («Chicago Defender»), крупнейшая негритянская газета. В 1909 появилась нью-йоркская «Амстердам ньюс» («Amsterdam News»), в 1910 – «Питтсбург курьер» (Pittsburgh Courier»). Среди первых женских газет – «Лайли» («The Lily»), издававшаяся Амелией Блумер с 1849 по 1859, и «Революшн» («The Revolution») Элизабет Стентон (1868–1871). Социалистические газеты в США также пережили период бума – в 1913 их общий тираж составил 2 млн. экз. Однако многие из этих газет, в том числе и «Нью-Йорк колл» («New York Call»), сильно пострадали в годы Первой мировой войны после принятия закона о шпионаже, который лишил их почтовых льгот.

Формы контроля за прессой. Поражение путча в августе 1991 в СССР и окончание «холодной войны» не превратили, однако, целиком в устаревшую ту традиционную классификацию форм контроля над мировой прессой, которую разработал Международный институт прессы. МИП выделил четыре типа такого контроля:

1. Полный контроль, когда пресса является, как в СССР, инструментом государственной политики.

2. Цензура, как во многих странах Южной Америки и Ближнего Востока, где свободная пресса может существовать «на словах», но на практике жестко ограничена.

3. Специальное законодательство, позволяющее подвергать редакторов аресту и наказанию.

4. Неофициальные методы контроля, например регламентированное распределение газетной бумаги или ограниченный доступ к государственным службам коммуникации и рекламы, с целью подавления критической функции.

Выделенная МИПом система неофициального контроля продолжает оказывать экономическое давление на прессу даже в демократических странах.

Порожденная промышленной революцией в Англии 18 в., современная газета – дитя технологического прогресса. И новые коммуникационные технологии последних лет – теленовости Си-Эн-Эн, спутниковое вещание, как и новая глобальная экономика, заставили прессу адаптироваться к новой ситуации. Ныне уже существует международная пресса, английская «Гардиан» печатается как в Лондоне и Манчестере, так и во Франкфурте и Марселе, а «Файненшл таймс» выходит не только в Лондоне, но и в Нью-Йорке и Франкфурте. Но фундаментальные принципы свободы печати, ее права комментировать и критиковать, равно как и информировать, остаются основной нравственной силой и оправданием мировой печати, которая расширила свои рамки и идеалы, а равно и ответственность до глобальных масштабов.