А.К. Глазунов

 

Концерт для скрипки с оркестром ля минор соч. 82  (1904)

 

Жанр сольного концерта в России стал особенно популярным в творчестве русских композиторов во второй половине XIX  и в начале XX столетий. Среди сочинений Глазунова – два концерта для фортепиано, а так же для скрипки, виолончели и саксофона-альта.

Концерт для скрипки с оркестром написан композитором в 1904 году – в лучшую пору его творческой деятельности. В это время (середина 90-х годов XIX века и начало XX века) написаны самые зрелые его сочинения: 5-я и 6-я и 7-я симфонии, 4-й и 5-й струнные квартеты,  три балета, две сонаты для фортепиано. К тому времени композитор зарекомендовал себя и как крупный симфонический дирижер. Все большее признание завоевывал он и как педагог Петербургской консерватории, руководителем которой он станет в последствии.

Произведение посвящено профессору Петербургской консерватории Л.С. Ауэру. Выдающийся скрипач и явился его первым исполнителем в Петербурге 19 февраля 1905 года в восьмом симфоническом собрании Русского музыкального общества. Дирижировал произведением автор.

Премьера вызвала двоякие впечатления у музыкальных критиков. Одним концерт показался замечательным произведением,  цельным по форме и содержанию, на других  он произвел неблагоприятное впечатление. Вероятно, от того, что он нарушал привычные ожидания блестящего и виртуозного произведения. Но композитор сознательно ушел от внешней виртуозности и перенес акцент в другую область. Глазунов искал новый тип драматургии концерта – лирический. Он совершенно не таков, как у других русских композиторов, хотя в это время были популярны концерты Чайковского, Рахманинова, Аренского, Танеева, Римского-Корсакова. Но это не значит, что концерт Глазунова не виртуозен и его легко играть. Просто его «виртуозность» заключается совершенно в другом. Еще в процессе сочинения автора мучили сомнения. Вот что писал он в письме к Римскому-Корсакову: «Много он мне причиняет муки: иногда кажется, что и музыка дрянь, и скрипке играть нечего, другой раз кое-как утешаешься: во всяком случае решил его окончить». (Глазунов. Письма)

Постепенно произведение вошло в репертуар музыкантов и завоевало широкое признание у слушателей. Уже в 1911 году концерт расценивался как «прекрасно написанный, оригинальный по форме и блестящий по колориту звуковых комбинаций, с оригинальным русским финалом…» На конкурсе имени Л.Ауэра после его исполнения конкурсная комиссия в полном составе устроила композитору шумную овацию.

Среди русских исполнителей скрипичного концерта Глазунова в дореволюционный период были Е.Цимбалист, А.Могилевский, М.Ледник и другие. Из советских мастеров скрипичного искусства особенно славился М.Полякин. Одним из лучших исполнителей концерта является Давид Ойстрах. В его исполнении мы можем услышать концерт и сегодня в записи.

Если выражаться театральным языком, то симфония – это искусство переживания, а концерт – искусство представления.

В этом произведении Глазунову удалось совместить концертную виртуозность с глубокими эмоциями, лирическими переживаниями. А сольная каденция (это такое место в форме перед репризой, когда солист играет один, без оркестрового сопровождения и имеет возможность показать свое техническое мастерство) – это как бы слово «от автора», весомое, философское, глубокомысленное. И старинное фугато (постепенное вступление других голосов к основной теме) как нельзя лучше для этого подходит. Оно написано так, будто  играет не один человек, а сразу двое, а местами,  и трое. Это тоже технически очень сложно исполнить. Поэтому, собственно, виртуозная функция каденции выполнена сполна. Только виртуозность заключается не во внешнем виртуозном блеске, а в сложности авторского мышления.

Особенность концерта не только в каденции, но и в его форме: обычно трехчастная, здесь сливается в одночастную. Но по смыслу эта трехчастность здесь сохраняется. Это заключается в чередовании настроений, темпов, динамики и ритма. Экспозиционная часть – это сонатное аллегро, медленный эпизод в разработке выполняет функцию адажио, а рондо –  финала.

Но почему композитор не написал три части и не разделил их цезурами?

Ответ опять же в его лирическом содержании. Для единства образного настроения нет необходимости сочинять множество разных тем, которые потребовали бы своего собственного развития и сопоставления. Достаточно просто их немного «оттенить» и тогда единство замысла будет сохранено.

Оркестр  и солирующий инструмент тоже не противопоставляются, хотя «переклички» тем и мотивов очень яркие. Они гармонично дополняют друг друга, создают единый музыкальный узор.

Творчество Глазунова в целом отличается плавностью течения музыкальной мысли, монументальностью, сдержанностью. Его мировосприятие уравновешенно и гармонично, и в то же время глубоко и содержательно. Таков же и скрипичный концерт. Он несет в себе жизнеутверждающий оптимизм, светлое настроение и веру в жизненные силы.

 

                                                                                    Инна АСТАХОВА