ПРЕЗЕНС (лат. 'присутствующий'), глагольная форма, выражающая грамматическое значение настоящего времени, т.е. указывающая на то, что описываемая глаголом ситуация включает момент речи.

Особенности семантики настоящего времени делают его одним из наиболее сложных для описания и теоретического осмысления временных значений. Действительно, в аспектуальном плане формы настоящего времени тяготеют к описанию длящихся или незавершенных ситуаций, т.е. ситуаций, не имеющих явно выраженных временных границ, поскольку тот фрагмент ситуации, который попадает в поле зрения говорящего в «момент речи», как правило, оказывается меньше ситуации в целом, т.е. не включает ни ее начала, ни ее конца. Формы прошедшего или будущего времени таких отчетливых ограничений на аспектуальный тип ситуации не имеют (ср. в русском языке: он упал / он падал; он упадет / он будет падать – но только он падает). При этом, однако, «незавершенная ситуация, включающая в себя момент речи» может трактоваться очень широко – не только как ситуация, действительно развертывающаяся в каком-то смысле на глазах говорящего (так называемое настоящее актуальное типа кто стучится в дверь ко мне – т.е. 'стучится в данный момент'), но и, например, как ситуация, регулярно повторявшаяся в прошлом и способная к такому же повторению в будущем, или как ситуация, в принципе способная иметь место в произвольный момент времени (в том числе – но не обязательно – и в момент речи). Так, высказывание я бываю болен всякий раз, как мне приходится приезжать в этот город не обязательно предполагает, что говорящий испытывает необходимость приехать именно в момент речи; высказывания типа Максим много курит или Максим хорошо играет на гобое не предполагают (и даже скорее исключают), что Максим курит/играет на гобое в момент речи – но в момент речи они, тем не менее, являются истинными. С другой стороны, высказывания о постоянных свойствах (типа слоны водятся в Африке, луна светит ночью, Максим весит 74 кг) заведомо апеллируют к очень большим отрезкам времени: это ситуации, которые имеют место не столько «сейчас» (хотя и «сейчас», конечно, тоже), сколько «постоянно» или даже «всегда».

Во многих языках актуальные и неактуальные ситуации выражаются по-разному, причем, если актуальные ситуации, происходящие в момент речи, всегда оформляются показателями презенса, то неактуальные ситуации (даже истинные в момент речи) могут оформляться другими грамматическими показателями – например, будущего времени или даже сослагательного наклонения. Интересно, что в русском языке (который в основном обозначает актуальные и неактуальные ситуации как раз одинаково) такое противопоставление тоже встречается – ср. использование будущего времени совершенного вида для обозначения неактуальных (регулярно повторяющихся или типичных) ситуаций в таких примерах, как Татьяна то вздохнет, то охнет (= 'то вздыхает, то охает'), вечно он все перепутает (= 'путает'), почему ты к нам никогда не зайдешь? (= 'не заходишь'), и т.п.

Таким образом, неактуальный презенс является, фактически, несобственным употреблением презенса; появление у форм презенса таких употреблений означает начавшуюся семантическую эволюцию презенса в языке (на дальнейших этапах которой значение актуального презенса может у данных форм и вовсе исчезнуть). Но неактуальное употребление, конечно, является далеко не единственным несобственным употреблением презенса. Для языков мира наиболее типичны еще по крайней мере следующие три: исторический презенс, презенс одновременности и презенс запланированного будущего.

Исторический презенс (или praesens historicum, настоящее историческое) обзначает ситуацию, имевшую место в прошлом, но происходящую как бы на глазах говорящего; таким образом, употребление презенса вместо прошедшего времени (разумеется, если в языке имеются особые формы настоящего и прошедшего времени) в данном случае имеет скорее модальное значение, выражая «эффект присутствия» рассказчика. Ср. контексты типа Приходит однажды к Ходже Насреддину один бедный дервиш и говорит ему... (= '...пришел... и сказал...'). Важно отметить, что глаголы в контексте настоящего исторического не сохраняют аспектуальных свойств «обычного» презенса, т.е. обозначают не только длительные, неограниченные во времени, но и любые другие ситуации (ср. пример выше, а также: и тут она вскрикивает и мгновенно падает в обморок и мн. др.). Разновидностью исторического презенса является также так называемый «репортажный презенс», формы которого описывают последовательность ситуаций, действительно происходящих на глазах говорящего (но тем не менее в момент речи относящихся уже, строго говоря, к прошлому, хотя и к недавнему): таков презенс спортивных комментаторов, репортеров, ведущих передачи с места события и т.п. Интересно, что в английском языке исторический презенс формально совпадает с неактуальным презенсом, а актуальный презенс в этой функции использоваться не может, ср.: and then she falls down / *is falling down 'и тут она падает'. К формам исторического презенса примыкают и такие формы настоящего времени, которые описывают не столько прошлые, сколько воображаемые или изображаемые события, не привязанные отчетливо ни к какому временному плану: таков презенс сценических ремарок (Епиходов ломает кий, поворачивается и молча выходит из комнаты), подписей под картинами (Иван Грозный убивает своего сына Ивана), пересказов литературных сюжетов (В первой главе Пьер знакомится с Мари и делает ей предложение...) и т.п. Таким образом, для всей совокупности данных употреблений более подходящим, возможно, был бы термин «воображаемый» (или «представляемый») презенс.

Презенс одновременности сходен с обычным актуальным презенсом в том, что обозначает неограниченную ситуацию, включающую некоторый выделенный момент времени, однако, в отличие от собственно презенса, этот момент времени не обязательно является моментом речи, а может быть любым другим моментом в прошлом или в будущем. Таким образом, презенс одновременности просто указывает на то, что некоторая (длительная) ситуация служит фоном для другой ситуации: строго говоря, это значение не категории времени, а категории таксиса. Таксисные употребления презенса свойственны не всем языкам, но для русского языка они типичны, ср. Я увидел, что она улыбается (= 'улыбалась в тот момент, когда я ее увидел – не в момент речи'); аналогично, Если я увижу, что она улыбается, и т.п. В английском или французском языках в подобных примерах презенс не употребляется, так как действует правило так называемого «согласования времен», предписывающее учитывать реальное время описываемой ситуации, а не только факт ее одновременности с другой ситуацией.

Презенс запланированного будущего описывает ситуации еще не имеющие места в момент речи, но наступление которых запланировано говорящим (в частности, следует из общеизвестного распорядка, расписания, планов и т.п.) и поэтому считается высоковероятным: запланированная будущая ситуация как бы заранее включается в совокупность реальных событий. Такая возможность употребления презентных форм в языках мира является почти универсальной; имеется она и в русском языке. Для понимания семантики запланированного будущего в русском полезно сравнить два типичных контекста, например такие: В эту среду я не работаю и В эту среду я не буду работать. Если принять, что оба предложения произносятся до наступления среды, то ясно, что первое описывает скорее принятый в данном месте распорядок работы (и уместно, например, если среда – праздничный день), а второе – скорее, спонтанное решение говорящего (и уместно, например, если говорящий считает, что в его присутствии в среду на рабочем месте нет необходимости). В английском языке в качестве презенса запланированного будущего используется актуальный презенс, ср.: I am leaving tomorrow 'Завтра я уезжаю'.

В ходе семантической эволюции формы презенса обычно расширяют значение от актуального к неактуальному презенсу и от актуального презенса к будущему времени; таким образом, в языках может возникать «расширенный презенс», обозначающий любые не-прошедшие ситуации (т.е. актуальные, неактуальные и будущие). «Расширенный презенс» характерен для глагольной системы (разговорного) немецкого, финского, японского и др. В дальнейшем у «расширенного презенса» может произойти утрата актуального значения, и в этом случае он превращается в показатель неактуальных или будущих ситуаций; именно таково сейчас значение тюркского «аориста» и во многом – русского настоящего времени совершенного вида; аналогичные глагольные формы имеются и во многих других языках.

ЛИТЕРАТУРА

Есперсен О. Философия грамматики. Пер. с англ. М., 1958
Маслов Ю.С. Очерки по аспектологии. Л., 1984
Маслов Ю.С. Настоящее время. – Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990
Князев Ю.П. Настоящее время: семантика и прагматика. – В кн.: Н.Д.Арутюнова, Т.Е.Янко (ред.). Логический анализ языка. Язык и время. М., 1997
Мельчук И.А. Курс общей морфологии, т. II (часть вторая: Морфологические значения). М. – Вена, 1998
Плунгян В.А. Общая морфология: введение в проблематику. М., 2000