А.П. Рябушкин. Семья купца в XVII веке. 1896

Старательно, словно позируя невидимому портретисту, чинно в ряд расположилась купеческая семья в богатых праздничных одеждах. В центре – глава семьи, хозяин, волевой, деятельный, с острым взглядом умных и цепких глаз. Рядом поместилась жена с ребенком, сосущим леденец. Лицо купчихи, густо набеленное с нарисованными бровями, кажется застывшим и напоминает маску. Однако художник изображает ее так не случайно. В допетровской Руси женщины состоятельных сословий с шестнадцати лет обязаны были строго следовать предписаниям моды, иначе их ждало суровое наказание. А во времена Петра I даже был издан указ, который гласил: «Боярыня или боярышня, бросившая бельмы выкатывать, белиться, румяниться, сурьмить ресницы и подводить брови, подвергнется заточению в монастырь или домашнему истязанию».

На голове купчихи – праздничный головной убор замужней женщины, называемый «кика рогатая». Он был распространен в средней полосе России, и его происхождение связано с пантеистическими воззрениями древних славян, которые, воспринимая человека в единстве с природой, ассоциировали женщину с лосихой, либо оленихой. Такой головной убор служил как оберег от злых духов. Слово «кика» – тюркское и означает шапку.

Почти прижавшись к матери, стоит нескладная девочка-подросток в длинном английского покроя платье с куклой в руках. Рядом с отцом – старшая дочь, тонкие нежные черты лица которой не скрывает даже чрезмерная раскрашенность.

Рябушкин с большой исторической точностью передает костюмы, которые носили на Руси в XVII веке, подробно изображает орнаменты шитья и даже такую этнографическую деталь, как пол, застеленный соломой.

Статичностью композиции, застылостью напряженно позирующих фигур и подробной передачей деталей его картина напоминает парсуны, первые наивные портреты, с которых начиналось светское искусство в России.