О «Стихотворениях в прозе» И. С. Тургенева

Стихотворения в прозе написаны И. С. Тургеневым между 1877 и 1882 годами, в пору предсмертной болезни писателя. Отсюда и название, которое он для них придумал: «Senilia» – в переводе с латинского «старческое». Редактор журнала «Вестник Европы», где стихотворения были впервые напечатаны, заменил название другим, оставшимся навсегда, – «Стихотворения в прозе».

Сборник состоит из двух частей. Первая часть была напечатана еще при жизни автора, в 1882 году. Вторая («Новые стихотворения в прозе») сохранилась в черновиках писателя и впервые была опубликована только в 1930 году.

Стихотворения представляют собой миниатюры, очень различные по характеру. В одних случаях это пейзаж, в других – диалог, в-третьих – дневниковая запись, философское размышление или даже полемика с персонажем произведения или воображаемым оппонентом писателя. Но некоторые общие черты объединяют эти произведения. Каковы эти черты?

Лиризм, воссоздающий настроение автора.

Прямая автобиографичность, рассказ от первого лица.

Повышенная эмоциональность, выразительность голоса, передающая то радость, то грусть, то восторг, то смятение.

Исповедальность дневниковой записи.

Философские раздумья над важнейшими вопросами о жизни и смерти, любви и ненависти, правде и лжи.

Доверительное общение с читателем.

Предельная краткость каждого стихотворения в прозе, каждой миниатюра: от двух-трех строк до полутора-двух страниц, не более.

Ритм стихотворений каждый раз нов. Фраза, строка, абзац выдержаны в определенно музыкальном ключе. Вслушаемся:

«О лазурное царство! О царство лазури, света, молодости и счастья! Я видел тебя… во сне.

Нас было несколько человек на красивой, разубранной лодке. Лебединой грудью вздымался белый парус…»

Этот зачин миниатюры «Лазурное царство» звучит как запев песни. Повтор: «О лазурное царство! О царство лазури…» – усиливает мелодичность речи. Слова расставлены так, что волей-неволей вы произносите их не бегло, не скороговоркой, а как бы нараспев, плавно.

Для каждой мысли, для каждого образа Тургенев находит свое речевое звучание. В одной из следующих миниатюр писатель воссоздает иную картину:

«На грязи, на вонючей сырой соломе, под навесом ветхого сарая, на скорую руку превращенного в походный военный госпиталь, в разоренной болгарской деревушке – с лишком две недели умирала она от тифа».

Здесь другая тональность, другой словарь, другая ритмика фразы. И всё служит одному: созданию образа благородной и красивой русской женщины Юлии Петровны Вревской, которая могла бы благополучно «устроить» свою судьбу, но пожелала отправиться на фронт сестрой милосердия.

Что ни миниатюра, то новая мысль, новая тема, новая жанровая особенность стихотворения. Здесь есть сказка («Старуха»), сатира («Довольный человек», «Житейское правило»), легенда («Восточная легенда»), диалог («Рабочий и белоручка»), сравнительная характеристика («Два богача»), жанровая зарисовка («Деревня», «Щи»).

Каждое стихотворение в прозе, как камешек определенной расцветки, кладется художником на свое место, и если отойти на расстояние и издали взглянуть на целое, то собранные вместе «камешки» кажутся мозаикой, создающей цельную картину. Сам И. С. Тургенев подчеркивал отдельность каждой из миниатюр. Он предпослал им свое слово «К читателю»:

«Добрый мой читатель, не пробегай этих стихотворений подряд <… > Но читай <…> сегодня одно, завтра другое: и которое-нибудь из них, может быть, заронит тебе что-нибудь в душу».

(По статье Льва Озерова о «Стихотворениях в прозе»)