Портрет графини Екатерины Алексеевны Мусин-Пушкиной
       Шляхтенков Илья(?) Петрович (1786 - ?) 1807 г.


       В русском искусстве XVIII-первой половины XIX века существует целый пласт творчества крепостных художников. Зачастую их произведения не имеют подписи автора, но даже если она есть, никаких сведений о жизни этих мастеров не сохранилось. Тем ценнее те довольно редкие случаи, когда мы можем представить как биографию, так и творческий облик художника-крепостного.
       Портрет графини Е.А.Мусиной-Пушкиной написан одним из братьев Шляхтенковых. Впрочем, точное имя автора данной работы остается неизвестным. Картина подписана фамилией с инициалами, одинаковыми как у Ивана, так и у Ильи. Другие работы, которые могли бы послужить эталоном авторской манеры, в нашем распоряжении нет. Впрочем, учились братья-погодки (Илья был на год старше) вместе, в специальной художественной школе для крепостных мальчиков, основанной их барином - бывшим президентом Академии художеств графом Алексеем Ивановичем Мусиным-Пушкиным. Оба они брали уроки рисования у итальянского живописца Сальваторе Тончи, выполнявшего поручения графа.
       В 1807 году Илье Шляхтенкову было 20 лет, Ивану 19. Может быть, поэтому 53-летняя модель предстала перед ними в образе старушки, у которой "всё в прошлом"? Или просто они никогда не видели свою барыню в большом свете? Художник добросовестно пишет то, что видит перед собою. Пожилая женщина в будничной, неброской (хотя при этом достаточно дорогой) одежде. Она не привыкла к праздности и вяжет спицами, чтобы скоротать время сеанса. Ей не надо смотреть на работу, руки хорошо помнят нужные движения, в то время как перед мысленным взором проходят картины далекого прошлого. Следует отметить, что графиня Е.А. Мусин-Пушкина была не просто домоседкой и рачительной хозяйкой многочисленных вотчин, подобно пушкинской "старушке Лариной". До самого конца своей долгой жизни много читала, любила древнюю историю и проявляла живой интерес к происходящим событиям, собирала друзей и родственников. Добрая сердцем, она тем не менее, решительно (и подчас довольно круто) вершила судьбы своих крепостных и своих детей. Так, в 1824 году Илья Петрович Шляхтенков её волей "унаследовал" после смерти своего старшего брата Владимира должность управляющего крупным имением. Не имея административных способностей, художник быстро запутался в делах и вынужден был на коленях просить графиню об отставке.
       Но даже если созданный крепостным мастером образ не раскрывает всех многочисленных дарований модели он всё равно очень убедителен. Простая композиция погрудного портрета, неброские краски серо-коричневой гаммы и лицо пожилой женщины, за видимым бесстрастием которой угадывается богатейший внутренний мир, напоминающий уже не "старушку Ларину", а "старушек" великого Рембрандта.