Слова-предложения

 


 

ДА

 

Да, я принадлежу к этой «гуще народа». Я чувствую себя своим среди этих мастеровых, крестьян, рабочих, солдат, среди того великого простонародья, из которого вышли и Глеб Успенский, и Лесков, и Никитин, и Горький, и тысячи талантливых наших людей.(К.Г. Паустовский)

Да, путь человека к справедливости, свободе и счастью был временами поистине страшен. (К.Г. Паустовский)

– Да, – добавил Назаров. – Жизнь вне России не имеет никакой цены и никакого смысла. (К.Г. Паустовский)

Да... Села эта гимназистка на пароход и пришла ужинать в ресторан. Совершенно одна. Бледная, красивая, и видать, что всё это ей внове, видать, что смущается. (К.Г. Паустовский)

Ты всякие книги про любовь читал, – там это сказано. Да! К утру у меня уже верный план был в голове, чего мне делать. (К.Г. Паустовский)

 

 

 

НЕТ

 

– Вы загрустили, Иван Алексеевич, – осторожно сказал Назаров. – Да нет, – ответил Бунин. – Просто неуютно стало на этом свете. Даже море пахнет ржавым железом. (К.Г. Паустовский)

«Ну, нет! – говорит Колер. – Этого я не понимаю, такого разговора. Радость бывает, когда щепа из-под фуганка летит или, скажем, краска ложится ровно, как водяная гладь.» (К.Г. Паустовский)

Он снимал фуражку, вытирал лоб с красной полоской, натёртой твёрдым околышем, вздыхал и говорил себе: «Да нет же, что это за горячечный бред! Никакой войны, должно быть, никогда не бывало!» (К.Г. Паустовский)

За окном стоял Соколовский, без фуражки, в накинутой на плечи солдатской шинели.
– Пусти переночевать, – сказал он мне. – Спрячь меня, студиоз.
–  Нет! – ответил я. – Не пущу. (К.Г. Паустовский)

– Жил человек хорошо, – скорбно ответила тётя Рая. – Плавал на дубке, возил кавуны с Херсона до Одессы, имел приличный костюм, свободную двадцатку в кармане и имел что кушать на каждый день. Так нет! (К.Г. Паустовский)

И кто это выдумал, будто работа на госпитальном корабле – увеселительная прогулка. Нет, я ни за что не откажусь, не сдамся. (К.Г. Паустовский)

– А вы что же, знаете разницу между сумасшедшими и нормальными? Нет? Так какого же чёрта лезете со своими выводами! Мне наплевать на них. Может быть, я сам сумасшедший. (К.Г. Паустовский)

Я подошел к ней, Леля наклонилась и закрыла лицо руками.
– Нет, нет, нет! – быстро сказала она, не отнимая рук, и затрясла головой. – Какая я феноменальная дура! Ненавижу себя! Уйдите, пожалуйста. (К.Г. Паустовский)

Кошевой не дал ответа на этот запрос. Это был упрямый козак. Он немного помолчал и потом сказал:
– А войне всё-таки не бывать.
– Так не бывать войне? – спросил опять Тарас.
– Нет. (Н.В. Гоголь)

 

 

 

ХОРОШО

 

– Хорошо. Веди меня к нему! – произнёс Тарас решительно, и вся твёрдость возвратилась в его душу. (Н.В. Гоголь)

– Хорошо! Клянусь, ты будешь владеть конём; только за него ты должен отдать мне сестру Бэлу: Карагез будет тебе калымом. Надеюсь, что торг для тебя выгоден. (М.Ю. Лермонтов)

– Азамат! – сказал Григорий Александрович, – завтра Карагез в моих руках; если нынче ночью Бэла не будет здесь, то не видать тебе коня...
– Хорошо! – сказал Азамат и поскакал в аул. (М.Ю. Лермонтов)

Я буду твоим секундантом, мой бедный друг! Хорошо! Только вот где закорючка: в пистолеты мы не положим пуль. Уж я вам отвечаю, что Печорин струсит – на шести шагах их поставлю, чёрт возьми! Согласны ли, господа? (М.Ю. Лермонтов)

– Хорошо! – сказал я капитану, – если так, то мы будем с вами стреляться на тех же условиях... Он замялся. (М.Ю. Лермонтов)

 

 

 

ЛАДНО

 

– Деточки, вы, – сказал он, – не маленькие, пора бы самим знать, а вы всё спрашиваете. Ну, ладно уж, когда помирать соберусь и вас тут не будет, я Травке своей перешепну. Травка! – позвал он. (М.М. Пришвин)

Рассердилась Сова. – Ладно же, – говорит, – старый! Не стану по ночам к тебе на луг летать, мышей ловить, – сам лови. (В.В. Бианки)

– Ладно уж! – сказал человек. – Ведите! Ваша сила, только не ваша правда. (К.Г. Паустовский)

Ладно уж, сделаю тебе нисхождение. Ступай на Крылатовско. (П.П. Бажов)

 

 

 

ВРЯД ЛИ

 

Мы сидели, молчали и курили, пока на востоке не заголубела нежнейшая заря.
– Вот так бы сто лет! – сказал Гайдар. – Тебе бы хватило?
– Вряд ли.
– И мне бы не хватило. Давай котелок. Поставим чай. (К.Г. Паустовский)

 

 

 

КОНЕЧНО

 

– Начнем с собаки, – сказал Кот. – Возьмем нормальную собаку, не бешеную. Согласна?
– Конечно! – сказала Алиса. (Льюис Кэрролл)

– Ты думаешь, что могла бы отыскать отгадку? – удивлённо спросил Заяц.
– Конечно, – сказала Алиса. (Льюис Кэрролл)

– Наверно, это очень хороший танец, – нерешительно сказала Алиса.
– Тебе хочется самой на него посмотреть, да? – с надеждой в голосе спросил Деликатес.
– Конечно, – вежливо сказала Алиса, – очень хочется. (Льюис Кэрролл)

 

 

 

РАЗУМЕЕТСЯ

 

– Да ведь она, однако ж, не малолетняя, – заметил я, – под опекой не состоит. Воротить её нельзя, если сама не захочет. Как же мы будем?
– Разумеется, – отвечал дядя, – но она захочет – уверяю тебя. Это она теперь только так ... Только увидит нас, тотчас воротится, – отвечаю. Нельзя же, брат, оставить её так, на произвол судьбы, в жертву; это, так сказать, долг ... (Ф.М. Достоевский)

– Во всяком случае я прав, – отвечал я. – Если б вы даже и умерли, вы всё-таки вышли бы из вашего скверного положения.
– Разумеется, разумеется, – прибавил он, внезапно и сильно ударив рукою по столу... (И.С. Тургенев)

 

 

 

ТЕКСТЫ СО СЛОВАМИ-ПРЕДЛОЖЕНИЯМИ

 

– Филипп Филиппович, эх!.. – горестно воскликнул Борменталь, – значит, что же? Терпеть? Вы будете ждать, пока удастся из этого хулигана сделать человека?
Филипп Филиппович жестом руки остановил его, налил себе коньяку, хлебнул, пососал лимон и заговорил:
– Иван Арнольдович, как по-вашему, я понимаю что-либо в анатомии и физиологии, ну, скажем, человеческого мозгового аппарата? Как ваше мнение?
– Филипп Филиппович, что вы спрашиваете! – с большим чувством ответил Борменталь и развёл руками.
– Ну, хорошо. Без ложной скромности. Я тоже полагаю, что в этом я не самый последний человек в Москве.
– А я полагаю, что вы – первый, и не только в Москве, а и в Лондоне и в Оксфорде! – яростно перебил Борменталь.
– Ну, ладно, пусть будет так. Ну так вот-с, будущий профессор Борменталь: это никому не удастся. Конечно. Можете и не спрашивать. (М.А. Булгаков)

Кто-то постучал в кухонную дверь. Я слышал, как Амалия пошла отворять.
После недолгой тишины она вдруг крикнула, задыхаясь:
– Да! Он здесь! Здесь! Конечно! (К.Г. Паустовский)

Мы начинали вытаскивать крепких оловянных рыб. Буря сатанела. Со страшной скоростью проносились по  воде дожди. Но мы уже ничего не замечали.
– Вы не озябли? – кричал нам дядя Коля.
– Нет! Чудесно!
– Значит, ещё?
– Конечно! (К.Г. Паустовский)

Я промолчал. Леля тоже помолчала, потом спросила:
– Что это видно на горизонте? Вон там!
– Отроги Карпат.
– Вы сердитесь? – спросила она. – Тогда я найду вам эту книгу.
– Нет, не надо.
– Ну ладно! Пойдемте лучше к мосту.
Мы пошли к железнодорожному мосту через речушку с заросшими ежевикой берегами. (К.Г. Паустовский)

Капитан схватил меня за плечо цепкой коричневой лапкой, повернул к себе и посмотрел в глаза.
– О-о-о! – сказал он. – Да, да! Каждый пережил это! Я вас понимаю. Мечты, мечты!
Нет! – вдруг крикнул он. – Море – вот оно где, мой друг!
Он снял кепи с золотым шитьём и показал на седую, стриженную ёжиком голову. (К.Г. Паустовский)

– Да что ты говоришь, девочка, – неожиданно вмешался Деликатес. – Ни одна рыба добровольно не расстанется с Коньком! – Почему это? – очень удивлённо спросила Алиса. – Потому! – сказал Деликатес. – Потому, что никто не может обойтись без своего любимого конька! – Правда? – по-прежнему не понимала Алиса.
– Конечно! Ведь без него будет очень скучно жить на свете! – сказал Деликатес. – У тебя есть свой конёк? – Нет, у меня есть кошка, – сказала Алиса. – Её зовут... (Льюис Кэрролл)