Борисов-Мусатов Виктор Эльпидифорович

(1870 – 1905)

       Борисов-Мусатов – крупнейший мастер эпохи русского серебряного века. Живописец-станковист, график. Создатель символических композиций, пейзажей и портретов, эскизов декоративных панно, мастер художественной постановочной фотографии.
       Творчество художника, пришедшееся на период перелома ХIХ –ХХ веков определяет вторую волну русского символизма и модерна. Для этого этапа художественных поисков характерно стремление к обобщению опыта предшествующих исканий, более последовательное освоение опыта европейского искусства. Борисов-Мусатов создатель картин – элегий, в которых пришел к синтезу станкового и монументального начал. Он справедливо считается творцом уникальной авторской художественной системы и первым среди мастеров «волжской школы» (П.Кузнецов, П.Уткин, К.Петров-Водкин),
       Борисов-Мусатов создал относительно небольшое количество законченных произведений, но каждое из них определяет важный этап в его творческого развития.
        Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов родился в Саратове, в семье железнодорожного служащего. 2(14) апреля 1870 в детстве получил тяжелую травму позвоночника. С 1886-1890 занимался в частной студии художника В.В.Коновалова и в студии при Саратовском обществе любителей искусств.
       С 1890 учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. В 1891–1893 в Петербурге занимался в качестве вольнослушателя Академии художеств в классах П.П.Чистякова. В 1893 учился в Москве у В.Д.Поленова.
       От юношеского этапа формирования художника в Саратове под руководством позднего передвижника В.В.Коновалова сохранилась картина «Окно», в которой тщательность изображения соединяется с поэтизацией натуры.
       Наиболее важным этапом в сложении живописной системы Борисова-Мусатова является период его обучения в Париже. В 1895 он отправился в Париж, где посещал мастерскую Ф. Кормона и получил сильное впечатление от монументальной живописи символиста Пюви де Шаванна.
       Увидев монументальные росписи Пюви да Шаванна, молодой художник предпринял неудачную попытку стать его учеником. В дальнейшем он познакомился с работами французских импрессионистов и постимпресионистов. Особенно близкими художнику оказались Б.Моризо, О.Ренуар. П.Гоген. Борисов-Мусатов оказываются созвучно творчество группы художников символистов «Наби», (М.Дени, П.Серюзье, П.Боннар. Э.Вюйар) стремившихся к созданию картин-панно.
       Разговор о художественных влияниях в творчестве Борисова-Мусатова – это не просто разговор о школе. Взаимодействие традиций и новаторства – ведущая тема его творчества. Его искусство обращено к мировой художественной традиции. Одна из центральных проблем живописной системы художника – обогатить достижения современной живописи великолепием живописных приемов старых мастеров. Борисов-Мусатов применяет многослойность, проступание одного культурного слоя сквозь другой.
       Большое значение для него имело изучение мастеров раннего и высокого итальянского возрождения в Лувре. Кумиром Борисова-Мусатова был Леонардо да Винчи – мастер прозрачных теней (сфумато), с репродукцией «Джоконды» которого он никогда не расставался. Ближе всего был ему хрупкий мир Фра Анджелико и изощренность линейных стилизаций Сандро Боттичелли. Многое в колористическом отношении и даже в технике (в зрелый период Борисов-Мусатов писал темперой по крупнозернистому холсту) мастер почерпнул из опыта великих венецианцев: Тициана, Веронезе, Тинторетто.
       Большую роль в формировании языка художника также сыграло увлечение японской гравюрой, которая была сильнейшим импульсом в эпоху модерна при обращении к плоскостно-декоративной системе живописи. Из русских мастеров ХVIII века его предшественником воспринимается Ф.С. Рокотов.
       Вслед за непродолжительным периодом пленэрно-импрессионистических экспериментов, художник обратился к поиску форм синтеза. Таким образом, импрессионистический опыт преломляется в его сознании сквозь призму декоративных тенденций.
       По возвращении в Россию в 1897 году художник пытался создать символистическую композицию «Maternite», от процесса работы над которой остались этюды. Свет понимался художником в этот период как некая духовная энергия, пробуждающая материю к высшему существованию.
       Своего рода попыткой сформулировать авторского кредо воспринимается «Автопортрет с сестрой».
       После ряда экспериментов в области композиций романтического характера «Гармония», «Осенний мотив», «Мотив без слов», художник отказывается от сюжетной фабулы.
       Каждое лето с 1897 Борисов-Мусатов проводил в Саратове, работая над этюдами с натуры. В эти годы он познакомился с П.Кузнецовым, П.Уткиным, А.Матвеевым, К.Петровым-Водкиным – будущими мастерами «Голубой Розы». Самые известные произведения созданы в 1901 – 1905 годах.
       Сюжеты его картин не поддаются однозначной аллегорической или литературной трактовке. Они погружают зрителя в очарованное созерцание жизни формы, в самодостаточную жизнь символа. Они раскрываются подобно тому, как мы восхищаемся великими произведениями искусства прошлого, не зная их смыслового содержания. Это мир прекрасного сновидения, полупрозрачным покровом застилающий мир реальный.
       Три центральные темы русского Серебряного века, заглянувшего в тайны души человека, природы, прошлого, слились в его картинах в драгоценный сплав.
       Этот мир художественной гармонии, неподвластен времени. В отличие от конкретного исторического адреса ретроспективных картин К.А.Сомова и А.Н.Бенуа, сюжеты произведений Борисова-Мусатова навеяны идеальными воспоминаниями о "прекрасной эпохе". Эстетические грезы о прошлом художника окрашены в неповторимые оттенки светлой меланхолии.
       Не тоска по прошлому, а ознаменование некой прекрасной реальности существующий вне времени в душе мастера. Художник мог бы сказать о мире своих образов строкой Ф.И.Тютчева: "Моя душа – элизиум теней, теней бесплотных, светлых и прекрасных".
       Заброшенные парки населены Прекрасными Дамами. Поэтический культ Вечной женственности, ставший центральной темой русского поэтического символизма, получил в творчестве художника последовательное воплощение. Его музой становится отвлеченный идеал прекрасной дамы минувших веков, в котором угадываются черты его современниц. Он пишет «Ценю я такую женщину, к которой применимо выражение: «Она является охраной душ». Я верю в русскую женщину, надеюсь, что среди них есть души идеальные». Мир созданный Борисовым-Мусатовым в живописи находит многочисленные переклички в творчестве поэтов-символистов А.Блока, А.Белого, И.Анненского, К.Бальмонта и даже у акмеиста О.Мандельштама. Околдованные музыкальными созвучиями линий и красок, героини Борисова-Мусатова погружены в вечное созерцание окружающего их храма природы. Постоянными моделями художника были женщины его ближайшего окружения: сестра Елена Мусатова, жена художника Елена Александрова и др. Но на полотнах художника их портретные черты растворены внутренним светом души. Борисов-Мусатов часто во время размышлений над композицией пользовался фотографией, впоследствии полностью уходя от непосредственной передачи натуры. Эти фотографии теперь воспринимаются как самостоятельная область творчества художника.
       Для Борисова-Мусатова большую роль сыграла встреча с опустевшими «дворянскими гнездами» в окрестностях Саратова. Усадьбы стали мистическим пространством, своего рода элисейскими полями, в которых обитают души их прежних обитателей. В окружении руин сильнее ощущается присутствие гения места. Образы усадеб стали призрачными чертогами авторского мифа художника.
       Сильным художественным импульсом явилась портретная галерея усадьбы Слепцовка, но излюбленным фоном для его композиций становятся дом и парк усадьбы Зубриловка, имение князей Голициных-Прозоровских, образами которых навеяны композиции «Гобелен» и «Водоем». Впоследствии саратовские усадьбы сменило подмосковное Введенское.
       Период зрелого творчества художника приходится на первое пятилетие ХХ века. Впервые в 1901 году экспонирует картину «Гобелен». Весной 1903 года женится на художнице Елене Александровой. В декабре того же года семья переезжает в Подольск. В декабре 1904 года родилась дочь Мариамны.
       С 1904 Борисов-Мусатов – член Союза русских художников, в Германии состоялась его персональная выставка. В 1905 году художник экспонирует свои полотна на парижском салоне, участвует в выставках Московского товарищества художников и Союза русских художников.
       Наиболее известные картины художника составляют как бы части симфонии, сплетаются подобно венку сонетов, продолжают друг друга. Главные полотна художника, созданные с 1901 по 1904 год: "Гобелен", "Водоем", "Призраки", "Изумрудное ожерелье".
       Мастер предпочитал работать темперными красками, часто обнажая зернистую текстуру холста, уподобляя изображение тканому гобелену. Тем самым он добивался двойственного ощущения эфемерности изображения и многослойности прозрачной живописи. Живопись уподоблялась истлевающей от воздействия времени поверхности тканого гобелена, краски которого поблекли. Плотные поверхности вещей стирались, обнажая духовную подоснову явлений.
       В последний год жизни у Борисова-Мусатова появилась надежда реализовать свои замыслы в декоративных монументальных росписях. Он создал эскизы декоративных панно на тему времен года: «Весенняя песнь», «Летняя мелодия», «Осенний вечер», «Сон божества» для оформления гостиной построенного Ф.Шехтелем особняка Дерожинской. Техника акварели прекрасно передавала призрачные тона будущих фресок. К сожалению, эти замыслы не удалось воплотить.
       Последние полгода, живя в Тарусе под Москвой, художник создал ряд пейзажей «Осенняя песнь», работал над композицией «Венки васильков».
       Смерть прервала работу над большой графической картиной в технике акварели «Реквием», посвященная памяти одной из муз художника, безвременно ушедшей Надежде Станюкович. Страдая от тяжелой травмы позвоночника, Борисов-Мусатов переносил мучительные операции, что стало причиной ранней смерти в октябре 1905. Похоронен на кладбище в Тарусе. На могиле художника в 1910 году был установлен памятник «Спящий мальчик» работы скульптора А. Матвеева.
       Подлинное признание художника началось только после его смерти, но уже художники-символисты "Голубой розы" ощущали себя его преемниками. Большое влияние живописная система Борисова-Мусатова оказала и на будущих авангардистов, Н.Гончарову. М.Ларионова, В.Кандинского.