А. Рубинштейн

Демон

Опера в 3 актах (7 картинах)

Либретто П. Висковатова по одноименной поэме Ю. Лермонтова

Действующие лица:

Демон (баритон),

Тамара (сопрано),

Гудал (бас),

Синодал (тенор),

Няня (альт), Ангел (меццо-сопрано),

Гонец (тенор),

Старый слуга (бас),

Адские духи, ангелы, голоса природы, грузины, грузинки, татары.

Действие происходит в Грузии.

История создания

         К созданию оперы «Демон» Рубинштейн  приступил в конце 1871 года. Либретто было  написано  биографом и исследователем творчества М. Ю. Лермонтова П. А. Висковатым. Увлеченный поэирй Рубинштейн  писал оперу с лихорадочной быстротой. Она была закончена в 3 месяца и представлена в дирекцию Мариинского  театра в Петербурге. Вслед за этим  последовал трехлетний период ожидания постановки, и лишь  13 (25) января 1875 года опера увидела сцену.

Музыка

Действие первое.

Картина первая 

Пролог. Введение. В горах Кавказа. Cвирепствует буря. На фоне неба, озаряемого вспышками  молнии, на одной из вершин вырисовывается зловещая черная тень – это  Демон, изгнанный из Рая, проклятый Богом и людьми, нигде не находящий себе покоя. Он радостно внимает разбушевавшейся стихии. Это  теперь его мир – разрушение и борьба. По небу несутся черные тучи, яростные порывы ветра раскачивают деревья, реки выходят из берегов. И только исполинские скалы стоят твердо: их покой вихрь возмутить не может.

Хоры разных духов. В шуме непогоды слышатся голоса адских духов. Они знают, кто вызвал бурю, и с нетерпением ждут своего повелителя. Сеять зло и разрушения на Земле ему уже скучно: ведь всё покорно его желанию или повелению. Постепенно грозный вихрь смолкает.  Хор адских духов сменяется голосами ветерков, водяных струек и цветов, сливающимися в величавый гимн свету, миру и его  творцу Величественная природа не вызывает у него восхищения.

Монолог Демона и дуэт с Ангелом. Резким контрастом вторгается монолог Демона «Проклятый мир». Ему ненавистен весь мир. Ангел уговаривает Демона покаяться, и тогда отступник будет прощен. Но стоит ли сомнительное райское блаженство того, чтобы ради него пожертвовать свободой, без которой, как и без борьбы, нет настоящей жизни? С негодованием отвергает Демон мысль о примирении с небом. В монологе  слились скорбь, раздумья, гнев, отчаяние.

Картина вторая.

Хор девушек и сцена Тамары. Демону открывается иная картина: живописная долина реки Арагвы. Симфоническое вступление  рисует тихий, ясный вечер  в горах, флейты имитируют  пастушеские наигрыши.На берегу старинный замок князя Гудала. К Арагве за водой идут девушки. Чарует красотой и грацией их хор «Ходим мы к Арагве светлой». Среди девушек дочь Гудала, Тамара. Ее голос присоединяется к хору девушек: ее колоратурные пассажи лиричны и обаятельно  непосредственны.  С волнением смотрит Демон на юную княжну - своей красотой она напомнила ему тех, с кем когда-то он делил блаженство и кого давно оставил... Но они были покорны и бесстрастны, а юная грузинка весела, она с таким упоением танцует, а её движения так грациозны... Демон не может отвести взора от красавицы. Настроение безоблачного весельянарушается его  страстными  признаниями. В волнующей мелодии его  ариозо «Дитя, в объятиях твоих» слышится восхщение и страстный призыв. Какой-то непонятный страх внезапно охватывает Тамару. Подруги пытаются развеселить девушку; няня напоминает ей о скором приезде жениха - князя Синодала. Тамара успокаивается, но ненадолго. Что за голос чудится ей вдруг? Кто зовет ее с собой в «надзвездные края», обещая вечность и власть над миром? Девушка успевает заметить на вершине скалы какую-то тень, и в тот же миг виденье исчезает.

Картина третья.

Мужской хор и романс князя Синодала. Симфонический антракт  передает суровый колорит дикого ущелья. По горной дороге движется богатый караван: князь Синодал спешит к невесте. Но вот в ущелье дорогу преграждает обвал. Близится ночь, и караван вынужден остаться в этом мрачном месте до утра. Старый слуга советует Синодалу пойти помолиться в часовне, что видна на скале, - это убережет путников от несчастья. Но жениху не до молитвы: в его мыслях - только Тамара. Поскорей бы увидеть ее, поскорей обнять! Если бы можно было обернуться соколом и полететь к ней!

Мужской хор («Ноченька…»). Спутники Синодала располагаются на ночлег и, уставшие от долгой дороги, быстро засыпают. Таинственно и тревожно звучит хор «Ноченька».

Ариозо князя Синодала. Ариозо князя «Ноченькою темною» полно неги и страстного  томления. Молодой князь засыпает… Над Синодалом склоняется темная фигура; Демон вглядывается в соперника. Недолго осталось ему спать: во тьме ночи к каравану подкрадываются татары. Внезапность нападения решает участь путников. Караван разграблен, часть слуг убита, остальные разбежались. Сам князь смертельно ранен. В последние минуты Синодал видит перед собой безмолвный темный призрак.

Действие второе.

Картина четвертая.

Антракт. Второму действию оперы свойственны остроконфликтные сопоставления. Первой части, живописующей  картину брачного  пира, простоивостоит вторая, смятеннвя и взволнованная. Этот  контраст присутствует в симфоническом вступлении, где ритмы траурного шествия чередуются с торжественными фанфарами.

Хор гостей.  Большой праздник сегодня в замке Гудала - старый князь выдает замуж свою дочь Тамару. Заздравный хор. В праздничную обстановку, царящую в замке Гудала, вводит зазадравный хор «В день веселья мы собрались». За ним следуют пляска женщин страстная, темпераментная и пляска мужчин - энергичная, стрмительная; их сменяет плавный гибкий танец девушек. Рекой льется вино, звучат веселые песни, танцует молодежь. Жениха еще нет, но от него примчался гонец с известием, что князь задержался в пути и прибудет в полдень. Невеста грустна. Но не о Синодале думает Тамара, ее мыслями владеет иной образ... Неожиданно слышатся крики и плач, и в пиршественную залу вносят убитого жениха. Горько рыдает бедная невеста. В порыве скорби все обращают мольбы к небу – «конец всему, конец мечтам любви»! Тамара словно застыла в горе.

Первый романс Демона («Не плачь, дитя»). И вот ей кажется, будто кто-то зовёт её... К чему слёзы? - говорит таинственный утешитель. - Они не могут воскресить! Молодой князь теперь далеко, в райской стороне, и ему нет дела до твоей тоски. Смотри, как спокойны в небе облака, смотри, как спокойны светила. Их ничто не радует и не печалит. Думай о них в те минуты, когда грустно на душе, и ты забудешь все земные огорченья. И снова неведомый «вольный сын эфира» сулит Тамаре власть над миром. «Кто ты?» - спрашивает девушка, но не получает ответа.

Второй романс Демона («На воздушном океане»). Неизвестный друг обещает прилетать к ней с наступлением ночи. Его неземная красота и дивные речи очаровывают юную княжну, но разве можно думать о радостях, когда убит жених? В смятении Тамара просит отца отпустить её в монастырь.

Действие третье.

Картина пятая.

Антракт.  Третье действие состоит из двух  картин. Оно начинается симфоническим антрактом, рисующим душевное смятение Тамары.

Сцена и дуэт Демона и Ангела. Центральное место  в этой картине занимает  ариозо Демона «Обител  спит», полное  сердечного тепла и искренности. Любовь к Тамаре преобразила Демона. Что для него теперь бессмертие, его власть над миром! Важно одно - быть вместе с красавицей, найти обновление в ее любви. Даже стены монастыря перестали быть для Демона препятствием. Ему не страшно войти в святую обитель: его дух открыт для добра. Ангел пытается преградить Демону дорогу, но, поражённый его решимостью, отступает. Демон входит в монастырь.

Картина шестая.

Романс Тамары. Обитель спит, только в одном окне мерцает огонек. Это келья Тамары. Девушка не нашла в монастыре ни желанного покоя, ни забвения. И здесь ее неотступно преследует все тот же образ. Даже во время молитвы, даже ночью. Она видит его, слышит «голос сладких речей», зовущий в неведомое. Кто он, Тамара не знает, но с трепетом ждет... И вот - наконец-то! Радостное волнение сменяется страхом: кто же он? Ничего не утаивая, рассказывает Демон о себе - дух зла, враг небес, которого клянёт всё живущее на земле. Но с тех пор, как узнал Тамару, он стал другим. И она одним своим словом могла возвратить Демона добру и небесам. Впрочем, что ему небеса? - его рай в очах Тамары! Она в смятении: опасно слушать такие речи - Бог всё слышит! Демон только усмехается в ответ: «Бог занят небом, не землёй. - А наказанье, муки ада? - Так что ж, ты будешь там со мной!» Горячие, страстные речи Демона покоряют Тамару. Она готова поверить "страдальцу"... пусть только он даст клятву забыть злые промыслы. О, Демон готов раскаяться, примириться с небом, веровать добру, любить, молиться... В этом он клянётся всем, чем угодно - от первого дня творенья до последнего.

У Тамары уже нет сил противиться искусителю... Но в это время раздаётся звон утреннего колокола и слышится пение монахинь, славящих Творца. Оно звучит предостережением. Сомнения вновь овладевают Тамарой. Демон убеждает: она одна может снять с его чела след небесного проклятья, и тогда он возьмёт её в надзвездные края, и она будет царицей мира. У ног Тамары дух зла ждёт обновления любви. И девушка уступает; но от первого же поцелуя Демона она падает мертвой.

Эпилог. Демон и Ангел. Ангел возвещает: Тамара любовью и страданиями искупила свои сомненья; рай открыт для нее. Демону же нет ни прощенья, ни обновленья. В ярости Демон проклинает весь мир.

Картина седьмая

Апофеоз. Сонм ангелов уносит Тамару в небеса, к вечному блаженству.

© Александр МАЙКАПАР