«Правда Ярославичей»
(фрагменты)

Правда оуставлена роуськои земли, егда ся съвокоупилъ Изяславъ, Всеволодъ, Святославъ, Коснячко, Перенегъ, Микыфоръ Кыянинъ, Чюдинъ, Микула.

 Суд во времена русской правды. Художник И.Бибилин

О лицах, здесь перечисленных, известно следующее. Изяслав, Всеволод, Святослав – дети Ярослава Мудрого; действительное их старшинство было – Изяслав, Святослав, Всеволод. …. Коснячко был воеводой Изяслава во время киевского восстания 1068 г., когда его двор был разорен. Перенег – неизвестен, но уменьшительное имя Перенежько указано в Ипатьевской летописи под 1213 г. (следовательно, нельзя думать, что в тексте стояло печенегъ). Киевский двор Микифора упоминается в летописи под 945 г., но в известии второй половины XI в. Чюдин в 1072 г. «держал» Вышгород. Микула упомянут как «старейшина огородником» в Вышгороде в те же годы (Сказание о перенесении мощей Бориса и Глеба – по Успенскому сборнику XII в.). Таким образом, кроме князей, в совещании принимали участие два киевских и два вышегородских мужа. «Правда Ярославичей» была составлена в 1072 г. и была ответом феодалов на волнения смердов и горожан в 1068–1071 гг., чем объясняются высокие платежи за убийство княжеских людей и порчу княжеского имущества. По мнению М. Н. Тихомирова, к «Правде Ярославичей» относятся только статьи 18–26, а остальные дополнены позже (Тихомиров,  64–67). К этому предположению присоединяется Юшков (Русская Правда, 303–305).

18. Аще оубьють огнищанина въ обидоу, то платити за нь 80 гривенъ оубиици, а людемъ не надобе; а въ подъездномъ княжи 80 гривенъ.

За огнищанина, убитого в  о б и д у, платит только убийца, а не л ю д и. …

П о д ъ е з д н о й  княжь – сборщик причитающихся князю всевозможных поступлений.

19. А иже оубьють огнищанина в разбои, или оубиица не ищоуть, то вирное платити, в неи же вири голова начнеть лежати.

Смысл статьи в ответственности общины за убийство княжеского мужа – огнищанина, найденного или убитого на ее территории.

20. Аже оубиють огнищанина оу клети, или оу коня, или оу говяда, или оу коровье татьбы, то оубити въ пса место; а то же поконъ и тивоуницоу.

К. ст. 20. а) клите, б) коровьи, в) татбе, г) тои.

Текст статьи может вызвать вопрос, кого следует убить, как пса, – ворующего огнищанина или убийцу огнищанина, защищавшего княжеское имущество… Статья становится понятной, если ее рассматривать в связи с восстаниями крестьян и горожан в 1068–1071 гг.

21. А въ княжи тивоуне 80 гривенъ. А конюхъ старыи оу стада 80 гривенъ, яко оуставилъ Изяславъ въ своем конюсе, его же оубиле Дорогобоудьци.

Ссылка на постановление Изяслава означает, что «Правда Ярославичей» опиралась на предыдущие отдельные постановления князей. Дорогобуж – город в Волынской земле. Убийство конюха и постановление Изяслава может относиться к 1069 г., когда Изяслав возвращался с войсками из Польши в Киев, подавляя крестьянские восстания в Волынской и Киевской землях. Это является прямым указанием, что «Правда Ярославичей» возникла вскоре после киевского восстания 1068 г.

22. А въ сельскомъ старосте княжи и в ратаинемъ 12 гривне. А в рядовници княже 5 гривенъ.

23. А въ смерде и въ хопе (а) 5 гривенъ.

Здесь перечислены княжеские люди. «Очевидно, ближайшим помощником феодала по управлению селом был тиун или сельский староста, иногда называемый и в церковных владениях посельским (точный перевод villicus) или приказчиком. В свою очередь, помощниками тиунов были старосты ратайные, очевидно, руководившие полевыми работами холопов... ближайшими помощниками тиунов (сельских старост) были рядовичи, мелкие хозяйственные агенты, наблюдавшие, вероятно, за отдельными отраслями хозяйства». (Юшков, 130). Б. Д. Греков видит в рядовичах зависимых людей и считает их разновидностью закупов (Греков, 185–189).

Слово: хопе – несомненно ошибка, вместо: хо(ло)пе…

24. Аще роба кормилица, любо кормиличицъ 12.

Кормиличич – молочный брат. Следует отличать от кормильца или княжеского воспитателя, имевшего большое значение в феодальном обществе… Кормилица и ее сын кормиличич выделены повышенной вирой за их убийство, как люди близкие к князю. Вероятно, Правда Ярославпчей упоминает о них и связи с действительным фактом убийства княжеских приближенных во время восстаний 1068–1071 гг.

25. А за княжь конь, иже тои с пятномъ, 3 гривне; а за смердеи 2 гривне.

26. За кобылоу 60 резанъ, а за волъ гривноу, а за коровоу 40 резанъ, а третьякь 15 коунъ, а за лоньщиноу полъ гривне, а за теля 5 резанъ, за яря ногата, за боранъ ногата.

Здесь мы имеем прямое указание на то, что смерды имели свое хозяйство.

При переводе стоимости скота на резаны, из расчета 1 гривна = 20 ногат = 25 кун = 50 резан, или ногата = 21/2 резаны, а куна = 2 резанам, получаем следующую шкалу взысканий за кражу скота: кобыла = 60, вол = 50, корова = 40, третьяк = 30, лоньщина = 25, теля = 5, яря = 21/2, баран = 21/2 резаны….

(…)