Василий I Дмитриевич – Великий князь Московский.

 

 

Василий I (1371-1425), великий князь московский с 1389 г. Сын Дмитрия Донского. Женат на литовской княжне Софье Витовтовне (1391 г.). Присоединил к Московскому великому княжеству Муром, Городец, Тарусу, Вологду и земли коми. В 1408 г. был вынужден заплатить выкуп ордынскому военачальнику Едигею, разорившему московские земли. Боролся с Великим княжеством Литовским и Золотой Ордой.

 

Энциклопедический словарь «История Отечества с древнейших времен до наших дней»

 

***

 

Василий I Дмитриевич. Парсуна XVI в.Василий I Дмитриевич, великий князь Московский, сын Дмитрия Донского, 1371-1425, в 1384-88 гг. был заложником в Орде; в 1389 г. получил великое княжение по завещанию отца и стал самостоятельнее своих предков перед татарами. В 1392 г. взял Нижегородское княжество изменой его бояр. В 1395 г. Руси грозило нашествие орды Тамерлана, но с верховьев Дона враги повернули назад. В 1392-98 гг. боролся с новгородцами, не признавшими власти московского митрополита; помирился с ними в виду борьбы с Витовтом, великим князем Литовским, который завладел Смоленском в 1395 г. Василию Дмитриевичу не удалось сломить могущества Литвы. В 1408 г. хан Эдигей разгромил русские области до самой Москвы, но не остановил внутреннего усиления Московского княжества.

 

Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона

 

***

 

Василий I Дмитриевич (1371-1425), великий князь московский с 1389 г., старший сын Дмитрия Ивановича Донского и великой княгини Евдокии, дочери великого князя суздальского Дмитрия Константиновича. Продолжал объединение русских земель; в 1392 г. присоединил Нижегородское и Муромское княжества, в 1397-98 гг. Бежецкий Верх, Вологду, Устюг и земли коми. При Василии I Дмитриевиче продолжало расти феодальное землевладение. С усилением власти великого князя происходили изъятие из ведения феодалов части судебных дел и передача их в руки великокняжеских наместников и волостелей. Для предотвращения опасности со стороны Золотой Орды Василий I Дмитриевич вступил в союз с Литвой (1392 г.), который оказался непрочным, так как князь Витовт в 1403-04 гг. захватил Вязьму и Смоленск. После разгрома в 1391 и 1395 гг. Золотой Орды Тимуром отказался от уплаты дани; после нашествия в 1408 г. Едигея вынужден был платить дань Орде.

 

Литература: Тихомиров М. Н., Средневековая Москва в XIV-XV вв., М., 1957; Черепнин Л. В., Образование Русского централизованного государства в XIV-XV вв., М., 1960.

 

Большая советская энциклопедия

 

***

 

Василий I (1371, Москва – 1425, там же), великий князь московский с 1389 г. Сын великого князя Дмитрия Донского и Евдокии, дочери князя суздальско-нижегородского Дмитрия Константиновича. Стал великим князем по завещанию отца, без санкции Золотой Орды, но вступал на престол в присутствии ханского посла Шихмата. В 1391 г. женился на литовской княжне Софье Витовтовне. Присоединил к Московскому великому княжеству Нижний Новгород, Муром, Вологду и другие города. В 1395 г. Василий I возглавил русское войско, отражая нападение эмира Тимура, разорившего земли Рязанского княжества и захватившего Елец. В Москве собралось множество беженцев; во главе обороны Москвы был поставлен дядя великого князя – Владимир Андреевич Храбрый. Из Владимира в Москву была доставлена икона Владимирской Богоматери. На месте встречи иконы на Кучковом поле была возведена церковь, в 1397 г. заложен Сретенский монастырь. Во время осады Москвы в 1408 г. войском правителя Золотой Орды Едигея, разорившего территорию Московского великого княжества, Василий I покинул столицу и «отъехал» в Кострому, вероятно, для сбора рати; обороной Москвы руководил Владимир Андреевич Храбрый. Получив выкуп в 3 тысячи рублей, Едигей снял осаду. Во время княжения Василия I город дважды страдал от сильных пожаров (1390, 1395 гг.). По указу Василия I в 1405 г. в Кремле построен Благовещенский собор, ставший придворным. На великокняжеском дворце в 1405 г. Лазарем Сербиным были установлены первые в Москве часы с боем.

 

Энциклопедия «Москва»

 

***

 

Василий I Дмитриевич (1371-1425) – великий князь владимирский и московский (с 1389 г.), сын Дмитрия Донского.

Родился 30 декабря 1371 г., был старшим сыном Дмитрия Ивановича Донского и суздальской княгини Евдокии Дмитриевны. Будучи 11-летним, он отправился вместе с отцом к хану Тоштамышу в Золотую Орду. Московский князь Дмитрий в это время состязался с тверским князем Михаилом за право обладать ярлыком на великокняжеский престол. Тохтамыш, отдав ярлык князю Дмитрию, задержал его сына в Орде в заложниках, требуя выплаты ему Москвою 8 тысяч рублей дани. Дмитрий платить не собирался, и Василий провел в Орде три года, пока не бежал из плена, исчезнув вместе со свитой во время охоты. Скрылся сначала в Молдавии, далее – в Литве. Там встретился с великим князем Витовтом, был помолвлен с его дочерью Софьей. В 1387 г. кружным путем через Вену – Майнц – Кролевец (Кёнигсберг) вернулся в Москву в сопровождении литовско-польской свиты.

В мае 1389 г. Дмитрий Донской, умирая, передал Василию великое княжение, завещав его братьям во всем слушать свою мать Евдокию и старшего брата. Несмотря на популярность героя Куликовской битвы серпуховского князя Владимира Андреевича Храброго, двоюродного брата Дмитрия Донского, попытавшегося претендовать на власть в Москве, московское боярство поддержало Василия. Откупаясь от дяди, Василий отдал ему Волок-Ламский и Ржев, после чего серпуховский князь письменно признал за Василием право на великокняжеский стол. В августе 1389 г. ханский посол Шихмат от имени Орды подтвердил права Василия на великокняжеский стол и во Владимире.

В 1390 г. Василий I подписал мирный договор с Великим Новогородом.

В январе 1391 г. он заключил брак с литовской княжной Софьей, который закрепил объединение западных и восточных земель бывшей когда-то единой Киевской Руси, разделенной монгольским нашествием. Однако этот брак сделал западную политику Москвы зависимой от Литвы, которую поддерживал во Владимире митрополит Киприан, тесно связанный с Витовтом.

В 1392 г. Василий I получил в Орде за большую взятку ордынскому правителю ярлык на Нижегородское княжество вместе с его главным городом, а также Городцом, Мещерой, Муромом и Тарусой. Нижегородский князь Борис Константинович вместе с племянником Семеном пытались отстоять свои родовые права на эти земли, но, не имея поддержки в Орде и богатств, проиграли. Получив Нижний Новгород, Василий I стал обладателям ключевых позиций в спорах о приоритете в торговле вниз по Волге. Кроме того Москва получила возможность влияния и на Великий Новгород, заинтересованный в сохранении налаженных торговых связей.

Василий I первым из русских князей попытался прекратить платить дань хану Тохтамышу, сославшись на опустевшую казну. Одновременно он распорядился возвести вокруг Москвы новые укрепления – рвы и валы с укрепленными наверху «тюфяками» (пушками). Эти меры, а так же то, что недалеко от границ Орды появились полки нового претендента на создание восточной империи – полководца Тимура (Тамерлана) заставили Тохтамыша отказаться от военного похода на Русь, и он согласился на условия Василия, разрешив ему чеканить свою серебряную монету, правда, с клеймом Орды.

В 1392 г. в споре между Новгородом и Владимиром о «судных делах» Василий I встал на сторону Владимира. Конфликт, связанный с правом Новгородчины на судебную автономию, был ему выгоден: он выступал защитником идеи единой судебной системы. Новгородцы вынужденно уступили.

В 1394 г. Тимур нанес сокрушительный удар по Тохтамышу и Орде и устремился к Москве. Но московские полки под водительством Василия I летом в 1395 г. вышли навстречу Тимуру и, встав на Оке, загородили путь к столице. Тимур простоял две недели, разорил за это время Елец и в конце августа повернул войско, забрав добычу и боясь рисковать награбленным.

Воспользовавшись ослаблением Руси, вынужденной постоянно противостоять Орде, тесть Василия Витовт решил овладеть частью восточных земель. Заняв Смоленск, он отправил войско на Рязань, где укрылся смоленский князь. Василий I решил отвести удар от русских земель. Вместе с митрополитом Киприаном он прибыл согласно переговорам с Витовтом в захваченный последним Смоленск и в 1396 г. начал там переговоры с тестем о церковных делах, а также о совместных действиях Москвы и Литвы против Великого Новгорода, который перестал платить пошлины Москве. Реализуя договоренности, в 1397 г. Василий I направил посольство в Двинскую землю с предложением ей «отложиться» от Новгорода и «целовать крест Москве». Двиняне согласились. К Москве от Новгорода отложились также Торжок, Бежецкий Верх, Вологда, Устюг, земли народа коми, но уже в 1398 г. новгородцы вернули себе эти земли, и Василий вынужден был заключить мир с Великим Новгородом.

Стремясь поддержать православную Византию, Василий в 1398 г. послал туда по просьбе базилевса крупную сумму денег серебром (монеты с изображением Георгия Победоносца, символа победы Москвы над Ордой). Эти деньги позволили Византии сформировать наемную армию, несколько удачных сражений которой на полстолетия отодвинула турецкий натиск на эти земли.

В 1399 г. умер тверской князь Михаил, дав клятву за себя, детей, внуков и племянников «не искать ни Москвы, ни Новгорода». Следом князь Рязанский обязался чтить Василия как «старейшего брата». Укрепление Москвы озаботило Литву. Стремясь создать противовес растущему авторитету Василия, его тесть Витовт дал у себя приют разгромленному ордынцу Тохтамышу, пообещав ему восстановить права последнего в Орде, если он согласится на союз с Литвою против Москвы. Но план провалился. Новый ордынский хан Тимур-Кутлук через своего верного полководца Едигея потребовал от Витовта выплатить дань. После поражения литовцев у Ворсклы, где Едигей нанес им тяжелый удар, Витовту пришлось заплатить требуемую сумму. Тохтамыш его покинул на поле боя, а Василий даже не подумал вступаться за родственника.

В 1401 г. Василий направил войска в Заволочье и Двинскую землю, предложив тестю признать его захваты. Мирный договор между Василием I и Витовтом 1402 г. был нарушен в 1403 г. Витовтом, который захватил Вязьму и через Смоленск двинулся на Москву.

В 1405 г. Василий вывел свое войско против Витовта, но боя не было. Долгие переговоры под Можайском кончились перемирием, поставив перед Василием I задачу, как достигнуть независимости от тестя невоенным путем, но силой. Летом 1408 г. Василий пригласил («принял к себе») Свидригайла Ольгердовича – литовского князя, женатого на тверской княгине, и собрал нечто вроде совета с звенигородским, путивльским, перемышльским и минским князьями, а также черниговскими, брянскими, стародубскими, рославскими боярами. Для уверения в дружественности намерений и закрепления договоренностей, Василий передал Свидригайлу в удел города Владимир и Переяславль Залесский, Юрьев-Польский, Волок Ламский и Ржев. Возмущенный Витовт ответил на это походом, встав с войском на реке Угре. Навстречу ему Василий вывел московские полки. Боя снова не было. После стояния был заключен мир, по которому граница между Русью и Литвой была установлена по реке Угре.

В ноябре 1408 г. предводитель ордынской рати Едигей дал знать Василию I, что он идет на Литву, «чтобы наказать» Витовта «за содеянное им зло» Москве. Сам же двинулся через Рязань и Коломну на Москву, объяснив причину изменеия решения и нападения на московский «улус» строптивостью Василия в уплате дани. Едигей дошел почти до самой столицы, и остановил свое войско в селе Коломенском, так что Василию I с семьей пришлось бежать в Кострому. Оборона столицы им была поручена двоюродному брату отца – серпуховскому князю Владимиру Андреевичу Храброму, а также братьям Петру и Андрею.

Москвичи, вооруженные «тюфяками» (пушками), устояли. Спасло город и то, что в Орде в это время один из царевичей вознамерился захватить власть, и Едигей отбыл на помощь хану. Напоследок Едигей потребовал от Василия выплаты 3 тысячи рублей выкупа; и получив их, Едигей ушел вместе с ратью. После его нашествия Москва ослабла и была вынуждена вновь платить дань Орде. Однако некоторое время спустя расчетливые московские бояре во главе с казначеем Иваном Дмитриевичем Кошкой убедили Василия I снова прекратить выплаты в Орду и посылку унизительных посольств с дарами хану. При этом население от сборов податей освобождено не было: собранные деньги просто поступали в княжескую казну.

Ослабление Москвы стало основанием для нижегородских князей потребовать вернуть им отнятые права. Они обратились за поддержкой к новому ордынскому хану Керимбердею, и Василию пришлось в 1412 г. поехать «на поклон» в Орду по поводу этого дела. Спор велся несколько лет, в 1416 г. Москва его выиграла.

От Василия I не сохранилось ни портретов, ни речей. В отличие от отца он не сам не участвовал ни в одном сражении, хотя считался храбрым и «полки водил».

Он был отцом 9 детей: из 5 сыновей трое умерли во младенчестве, один – в отрочестве; дочь Анна в 1411 г. вышла замуж за Ивана Палеолога, сына византийского императора Мануила. В 1419 г. Василий объявил своим преемником десятилетнего сына, ставшего вскоре Василием II, попросив тестя (Витовта), несмотря на разногласия с ним и даже столкновения во время княжения, защиту великокняжеских прав его внука. Умер Василий I 27 февраля 1425 г., погребен в Московском Архангельском соборе.

Время княжения Василия I пришлось на эпидемию чумы («моровую язву»), три голодных года, которые сильно ослабили Москву. Василий I во многом продолжил деятельность отца, Дмитрия Донского, по собиранию русских земель и укреплению власти великого князя.

Русскому войску под его командованием пришлось отразить несколько внешних нападений Орды и Литвы. Дело «собирания земель» Василий I утверждал не только военной силой, но и другими методами, покупая ярлыки в Орде (на Нижегородское княжество и Муромский удел), откупая свободу Москве от Едигея и т.д.).

Многие местные правители лишились при нем судебного иммунитета, судебные дела стали вершиться в Москве или великокняжескими наместниками.

 

Литература: Тихомиров М. Н. Средневековая Москва в XIX-XV вв. М., 1957; Черепнин Л. В. Образование Русского централизованного государства в XIV-XV вв. М., 1960;

 

Лев Пушкарев, Наталья Пушкарева

 

Энциклопедия «Кругосвет»

 

***

 

Василий I Дмитриевич – великий князь Владимирский и Московский, старший сын великого князя Дмитрия Ивановича Донского. Родился в 1371 г., вступил на престол в 1389 г. Как по своему характеру, так и по условиям, создавшимся отчасти еще при его отце, Василий мало мог оказывать влияния на политику великого княжения. После Тохтамышева погрома в 1382 г. посланный отцом в Орду представительствовать в споре за великокняжеский стол с тверским князем Михаилом Александровичем, Василий удержан был там в качестве заложника за 8000-й долг московского великого князя. Пробыв года два в Орде, он бежал оттуда в Молдавию и через Литву, где виделся с Витовтом и где был решен брак его с Софьей Витовтовной (заключен в 1391 г.), в сопровождении польско-литовской свиты вернулся в Москву только в январе 1387 г. В 1389 г. отец, умирая, завещал ему слушаться бояр своих, влияние которых на Василия документально засвидетельствовано. Получив по завещанию Донского Владимирское княжество как вотчину, он был посажен на великокняжеский стол в Владимире ханским послом. Смерть Донского открыла дорогу к митрополичьей кафедре во Владимире Киприану, знатному болгарину, поставленному на русскую митрополию в 1387 г. и признанному в Литве раньше, чем он был допущен в Москву; этим оборвалась определенно и резко проводившаяся митрополитом Алексеем  национальная политика кафедры, и выдвинута была ей противоположная, поддерживаемая политическим преобладанием Витовта, идея церковного сближения католической Литвы с греческим православием. Западная политика Москвы подчинялась таким образом видам Витовта. Зато на Востоке, благодаря опыту 80-х годов и умелой политике в Орде московского боярства, Василию открывалась возможность успеха в территориальном собирании удельных русских земель, с его времени ставшим на прочную дорогу. Принятие великого княжения с утверждения Орды обеспечило Василию дипломатическую победу над притязаниями дяди его Владимира Андреевича, уехавшего было из Москвы в Новгород, где он, видимо, не нашел сильной поддержки. В том же 1389 г. был заключен договор, признавший за Василием ценой территориальной уступки дяде (Волок-Ламский и Ржев) великокняжескую власть и подчиненное положение дяди. Один пункт договора предусматривал возможность расширения (Муром, Таруса и «иные места») владений Василия. С обеспеченным миром на западной границе (договор с Великим Новгородом 1390 г., брак с Софьей 1391 г.) Василий в 1392 г. поехал в Орду, где московские деньги и, может быть, опасность со стороны надвигавшегося Тамерлана доставили ему ярлык на Нижегородское великое княжество, Городец, Мещеру, Муром и Тарусу. Нижегородскому князю Борису Константиновичу не удалось отстоять ни своих, Ордою в 1389 г. подтвержденных прав, ни города: Нижний Новгород был взят московскими боярами вследствие измены местного боярства, с Василием Румянцем во главе; там водворились московские наместники. После смерти Бориса Константиновича в заточении (1393 г.) Василию пришлось бороться за свое приобретение с племянником Бориса, Семеном Дмитриевичем; в 1401 г. удалось привести его к отказу от притязаний на наследство. Смертью Семена в 1402 г. нижегородский вопрос был решен в благоприятном для Москвы смысле надолго. Нашествие Тамерлана, задевшее восточнорусский юг, но не проникшее до Москвы, в 1395 г. расстроило Тохтамышеву Орду в волжских низовьях и выбросило оттуда по Волге вверх до Камы татарские массы, угрожавшие русскому пограничью на Востоке (1000-й отряд царевича Ейтяка шел с Семеном Дмитриевичем на Нижний Новгород в 1395 г.; в казанских и мордовских землях находил он себе приют и опору и в последующее время). Московскому князю ставилась задача обороны этнографической границы, а впоследствии и колонизационного наступления на Восток. В руках его оказывались ключ торгового движения вниз по Волге и новый источник влияния на Великий Новгород: с усилением Московской власти на Волге Великому Новгороду приходилось больше опасаться за свои Двинские и иные «земли», так слабо связанные с метрополией и экономически смотревшие более на Юг, чем на Запад. Немедля по присоединении Нижегородского княжества Василий потребовал от Великого Новгорода черного бора, княжчины и митрополичьего суда (отмененного вечем в 1385 г. и не восстановленного вопреки требованию митрополита Киприана, в 1391 г.) и поддержал неисполненное требование военной экспедицией в Торжок, Волок-Ламский и Вологду. Новгород ответил нападением на Устюг и Белоозеро, но просил потом мира, который и был заключен «по старине» (1393 г.), с уплатой черного бора и контрибуции и с отказом от постановления об отмене митрополичьего суда. Попытка оторвать от Великого Новгорода его «земли» скоро стала возможной – ценой национального унижения. 1395 год был критическим для Москвы в этом смысле: только случайность спасла ее от разорения Тамерлана; Витовт начал наступление на восток, взяв Смоленск и отправив войско на Рязань, где укрылся один из смоленских князей. Василий не только не выступил на защиту русских областей, но вместе с митрополитом Киприаном оказался в 1396 г. в Смоленске в гостях у Витовта, где переговоры (о церковных делах на Литве) с успехом велись митрополитом. После разгрома Витовтом Рязанской земли он был почетно принят Василием Дмитриевичем на московской территории, в Коломне. Здесь же решены были совместные действия против Великого Новгорода, заключившего нежелательный Витовту и безразличный для Москвы договор с немцами. Посольство Василия требовало в 1397 г. в Новгороде отмены этого договора, но безуспешно. Зато тогда же было послано на Двину приглашение отложиться от Новгорода и целовать крест Москве. Двиняне приняли предложение. От Новгорода отняты были Волок-Ламский, Торжок, Бежецкий верх и Вологда, но в 1398 г. новгородцы вернули отнятое, и Василию пришлось заключить мир опять «по старине»: Витовт занят был уже другим планом (восстановления Тохтамыша в Орде и союза с ним против Москвы) и «розверз мир» с Василием. Поражение Витовта на Ворскле в 1399 г. развязало руки Василию; московские войска в 1401 г. опять воюют в Заволочье, на Двине и др. Но из опасения оправившегося от поражения и обратившегося опять к русскому северо-востоку Витовта, и тут дело кончилось в 1402 г. миром. В 1403 г. Василий не решился даже принять на службу, с вотчиной, одного из спасавшихся от Витовта смоленских князей. Псков также искал поддержки против Витовта. В 1406 г. мир с Литвой был разорван, к Вязьме послано войско, сам Василий вышел против Витовта к реке Плаве, но до битвы не дошло, и было заключено перемирие на год. Смуты на Литве продлили года на два попытки выйти из-под влияния Витовтовой политики. В 1408 г. (июль) Василий принял к себе неудачливого соперника Ягайлы, Свидригайла, с князьями звенигородским, путивльским, перемышльским и минским и боярами черниговскими, брянскими, стародубскими и рославльскими, дав Свидригайлу города Владимир, Переяславль и др. Витовт ответил на это походом к реке Угре, куда выступили и московские полки с Василием Дмитриевичем; стояние кончилось на этот раз вечным миром. Не здесь лежали интересы Витовта, а с востока надвинулась татарская гроза на Москву. Предводитель ордынской рати Едигей в ноябре 1408 г. через Рязань и Коломну подошел к Москве, остановился в с. Коломенском и оттуда в течение месяца опустошил московские города вплоть до Нижнего Новгорода. Москва освободилась от осады за 3000 рублей, Едигей был отозван ханом ввиду появившегося в Орде претендента на ханский престол. Грамота Едигея к Василию, укрывшемуся в Костроме, объясняет причины экспедиции в «улус» (как звали Русь татары) выходом Руси из повиновения Орде после ее разгрома Тамерланом в 1395 г. Под влиянием кружка молодых бояр, с казначеем Иваном Федоровичем Кошкой во главе, московское правительство прекратило посылку посольства в Орду и платеж все же собираемой дани (летописец рассказывает об одном «культурном» расходе княжеского двора под 1404 г. – сооружении в Москве башенных часов с боем, «часника чюднаго и самозвоннаго»). Поход Едигея вновь возбудил притязания нижегородской княжеской семьи на отобранное у нее наследство; хлопоты ее в Орде убедили Василия в необходимости личного им противодействия. Одновременно с ним (1412 г.) в Орду поехал, по зову хана, Тверской князь Иван Михайлович . Василий Дмитриевич выиграл нижегородское дело у нового хана Керимбердея; князья-наследники смирились и приехали в Москву (1416 г.). В 1419 г. Василий назначает преемником своим сына Василия; попытка взять письменное согласие на это от братьев вызвала протестующий отъезд младшего, Константина, но едет он не к татарам, а в Новгород: Орда не имела оснований отказываться от исправного данника. К поддержанию вечного мира клонились и отношения Василия Дмитриевича к Витовту. Тщетны были призывы псковичей к московскому заступничеству (1423-1425 гг.). Умирая, Василий поручал Витовту защиту великокняжеских прав своего десятилетнего сына. Оставлены были в это время покушения на Великий Новгород. Из 5 сыновей Василия Дмитриевича четверо умерли еще при его жизни (трое – в младенчестве); дочь Анна в 1411 г. была выдана за сына византийского императора Мануила Палеолога, Ивана.

 

Источник: http://rulex.ru/01030127.htm