ПОЛАНЬИ, КАРЛ (Polanyi, Karl) (1886–1964) – англо-американский обществовед, создатель институциональной концепции, критикующей преставления об универсальном характере рыночных отношений.

Родители Карла Поланьи – венгерский инженер и предприниматель Михаил Поллачек, его жена Сесиль Вол, уроженка России, – были представителями венгерской интеллектуальной элиты. Закончив в 1909 Будапештский университет, Карл Поланьи получил степень доктора права. В 19101912 работал в юридической фирме своего дяди, однако профессия юриста ему не понравилась, и Поланьи начал заниматься журналистикой. С 1915 до 1917 он служил офицером в австро-венгерской кавалерии на русском фронте. После окончания войны Поланьи вернулся в журналистику, работая в различных экономических периодических изданиях.

В 1933 усиление влияния фашизма в Австрии и Германии вынудило его эмигрировать в Лондон. В Англии Поланьи начал серьезно заниматься научно-преподавательской деятельностью. Именно с этого времени начинается самый важный период его жизни. С 1937 он преподавал в Лондонской ассоциации рабочего движения, позже – на заочных отделениях Оксфордского и Лондонского университетов, специализируясь по проблемам социально-экономической истории.

В 1940 Поланьи получил в США трехлетний научный грант, используя который он написал свою самую известную монографию – Великая трансформация (1944). Она, как и последующие труды Поланьи, написана на стыке социологии, истории, экономики и политологии. Изучая формирование индустриального общества в Западной Европе нового времени, Поланьи предложил принципиально новый подход к осмыслению теории экономических систем.

В 1947–1953 работал профессором экономики в Колумбийском университете в Нью-Йорке, где читал лекции по экономической истории. После ухода на пенсию его интересы смещаются от экономической истории нового времени к экономической антропологии – изучению хозяйственной культуры докапиталистических обществ. В 1957 под его руководством группой ученых была написана коллективная монография Торговля и рынки в ранних империях (1957). В октябре 1963, за год до смерти, Карл Поланьи посетил социалистическую Венгрию и выступил в Венгерской Академии Наук с курсом лекций по экономической социологии. Посмертно была опубликована его последняя монография, Дагомея и работорговля (1966).

Хотя Поланьи начал профессионально заниматься наукой в пожилом возрасте, написал не очень много работ, а в научном мире всегда считался аутсайдером, влияние его идей на развитие обществоведения оказалось очень сильным. Их популярность с течением времени не снижалась, а росла: в наши дни Поланьи признан классиком, особенно он известен среди сторонников левых идей и институционалистов.

В неоклассической экономической теории принято считать, будто рыночные принципы господствуют не только в экономике, но и во всех других сферах жизни общества. Однако Карл Поланьи убедительно доказал, что даже в самой хозяйственной жизни рыночные принципы почти никогда не были господствующими.

Отстаивая принцип включенности (embededdness) экономики в социальную жизнь, Поланьи полемизировал с теми экономистами, которые видели капитализм и рынок даже в первобытных обществах. По его мнению, напротив, «идея саморегулирующегося рынка основывается на самой настоящей утопии. Подобный институт не мог бы просуществовать сколько-нибудь долго, не разрушив при этом человеческую и природную субстанцию общества».

Экономическая жизнь, согласно Поланьи, является подчиненным элементом более широкой социальной системы. Люди могут налаживать связи друг с другом в соответствии с тремя основными принципами – дарообмена (реципрокности), централизованного перераспределения (редистрибуции) и рынка. В первобытных обществах доминировал дарообмен, в раннеклассовых – перераспределение, в эпоху Нового времени на первый план выходит рынок. Для победы саморегулирующегося рынка надо, чтобы товарами стали труд, земля и деньги, а государство полностью отказалось от вмешательства в экономику. Эти перемены не происходят сами по себе, и чисто рыночная система не может существовать в течение достаточно долгого времени.

Автор Великой трансформации отмечал, что даже в Великобритании, считающейся образцом либеральной экономики, победа принципов саморегулирующегося рынка произошла в результате вовсе не стихийного саморазвития, а как итог целенаправленного «социального конструирования». Пропагандируемая последователями Адама Смита и Иеремии Бентама идея саморегулирующегося рынка как наилучшего порядка стала в конце 18 века буквально государственной идеологией. Однако лишь к 1830-м годам удалось добиться создания в Великобритании свободного рынка труда, и то уже в 1860-е началось постепенное возрождение государственного регулирования. Таким образом, сознательно сконструированная чисто либеральная экономика просуществовала не более одного поколения, а затем экономическому либерализму пришлось «потесниться» в пользу стихийно наступающего этатизма.

Концепция Поланьи, несомненно, демонстрирует его приверженность идеям социализма, но не государственного, а демократического. «Социализм, – писал он, – есть в своей основе внутренне присущее индустриальной цивилизации стремление к выходу за рамки саморегулирующегося рынка путем целенаправленного подчинения его демократическому обществу».

Отвергая либеральную утопию, Поланьи критиковал и многие социал-демократические воззрения. Стремление ставить на передний план защиту «сирых и убогих», подчеркивал он, может привести к очень тяжелым последствиям, о чем свидетельствует, например, ярко описанная в Великой трансформации история Спинхемленда. В 1795 в Спинхемленде было принято постановление, согласно которому каждый деревенский житель Англии должен получать прожиточный минимум. Создание этой филантропической системы привело к тому, что наемные работники потеряли стимул трудиться – если их зарплата падала, то росла субсидия, сохраняя доход на том же уровне. Лишь отмена этих деморализующих пособий остановила деградацию английской деревни.

Хотя на специалистов по экономической истории и экономической антропологии идеи Поланьи сразу же произвели сильное впечатление, однако долгое время они оставались на периферии экономической науки, поскольку противоречили господствовавшим либеральной и марксистской идеологиям. Рост популярности идей Поланьи начался лишь в конце 20 в., когда обнажались провалы традиционных идеологических систем.

Труды: Великая трансформация: политические и экономические истоки нашего времени. СПб.: Алетейя, 2002; Trade and Markets in Early Empires (with K. Conrad, K. Arensburg and H.W. Pearson). N.Y.: Free Press, 1957; Dahomey and the Slave Trade: An Analysis of an Archaic Economy. Seattle, University of Washington Press, 1966; Primitive, Archaic and Modern Economics: Essays of Karl Polanyi. Ed. by George Dalton. N.Y., 1968; The Livelihood of Man. Ed. by Harry W. Pearson. N.Y.: Academic Press, 1981.

Юрий Латов

ЛИТЕРАТУРА

Бутинов Н.А. Американская экономическая антропология (формализм и субстантивизм) // Актуальные проблемы этнографии и современная зарубежная наука. Л.: Наука, 1979
Глух Н.А. Сравнительная экономика К.Поланьи // Вестник Московского университета. Серия 6. Экономика. 1997, № 3
Веселов Ю.В. Классики экономической социологии: Карл Поланьи // Социологические исследования. 1999, № 1
Розинская Н.А. Методологические проблемы экономической антропологии // Очерки экономической антропологии. М.: Наука, 1999