Гиренок Ф.И.  Экологический кошмар

Возникновение экологических проблем свидетельствует о разрыве между сущностью и существованием человека в условиях, когда он, по словам Вернадского, превратился в решающую "геологическую силу" на Земле. В самом деле, в настоящее время созданы такие производительные силы, которые позволяют человеку извлекать из недр Земли, перемещать и перерабатывать миллиарды тонн руды, нефти, угля и т.д., запасы которых невозобновимы и находятся сегодня на грани ис- черпания. Например, человечество сжигает в настоящее время около 3 млрд. тонн нефти в год. Если ситуация не изменится (а сама она не изменится), то от этого сырья ничего не останется через 40 лет. Цивилизованному человеку изменить эту ситуацию не так уже и легко, ибо 80% всех технологических процессов, станков и машин обеспечиваются энергией, получаемой за счет сжигания нефти, газа, угля. Развитие ядерной энергетики не только может обеспечить человечество практически не- исчерпаемым источником энергии, но и решить проблему перевозки топлива из района его добычи в район потребления. Конечно, для ядерной энергетики требуется меньше вагонов, чем для тепловых станций, но на ее пути вырисовывается силуэт Чернобыля.
Далее, в процессе производства ежегодно выбрасываются в атмосферу сотни миллионов тонн загрязняющих ее веществ, среди них в основном окиси углерода, серы, азоты, а также углеводороды. Создаются горы шлаков и золы. В целом на Земле ежегодное количество отходов жизнедеятельности человека составляет в настоящее время более 600 млн. тонн. Технические потребности заставляют человека извлекать из атмосферы и сжигать такое количество кислорода, которое могло бы обеспечить жизнь 48 млрд. человек. Между тем запасы воздуха у человечества не бесконечны, хотя они и выражаются огромной величиной - 5 тыс. тр. тонн. За один год человек вдыхает около 9 т. воздуха. Еще 12 млрд. тонн человечество использует, сжигая различные виды топлива. Легковой автомобиль поглощает ежегодно более 4 т. кислорода, а в мире уже сегодня более 350 млн. автомашин. Между тем сокращение зеленого покрова Земли, дающего 50% кислорода атмосферы, загрязнение вод Мирового океана, угнетающее фитопланктон, вырабатывающего другую половину атмосферного кислорода, могут привести человека к кислородному голоданию.
Почвенный покров Земли загрязняется твердыми, жидкими и газообразными отходами. Постепенно уменьшается площадь пахотной земли на одного жителя планеты. В настоящее время на каждого человека приходится 0,38 га пашни. Население Земли увеличивается на 70-80 млн. человек в год. Площадь земель, непригодных для сельскохозяйственного использования, вырастает на 21 млн. га в год. Обостряются проблемы устойчивого обеспечения населения продовольствием.
Человечество испытывает недостаток пресной воды, огромные количества которой оно тратит на промышленные нужды. Весь речной сток в России равен 4700 км3, а на нужды народного хозяйства изымается более 320 км3 пресной воды. Суммарное потребление воды во всем мире составляет около 5000 млрд. м3 в год, т.е. 15% всего речного стока. Для производства одной тонны полимерных материалов требуется от 3 до 5 тыс. тонн пресной воды; для работы одной атомной электростанции мощностью 1 млн. квт - 3 км3, т.е. в два раза больше, чем для ТЭЦ той же мощности.
В последнее время изучаются возможные последствия изменения генофонда живых организмов, нарушение биосферных связей. Особую тревогу вызывает процесс накопления в окружающей среде и в организме человека вредных для его здоровья химических соединений. Так, резко увеличилось содержание железа и таких высокотоксичных элементов, как свинец, кадмий, ртуть. Ежегодно около 7 тыс. т. ртути попадает в отходы и загрязняет природу. С целью повышения продуктивности сельского хозяйства применяются различные ядохимикаты: фунгициды для борьбы с микроорганиз- мами, гербициды для борьбы с сорняками, инсектициды - с насекомыми, феромоны - с грызунами. Применение ядохимикатов позволяет увеличить урожайность сельскохозяйственных культур в 1,5-2 раза. Но остатки пестицидов, токсичные элементы аккумулируются в зеленых частях и плодах растений, в почве, смываются в водоемы. В конечном итоге они попадают в ор- ганизм человека.
В свое время переход от собирательства к земледелию повысил производительность труда в 400-600 раз. Охота уступила место скотоводству и производительность труда человека увеличилась в 20 раз. В древнем Шумере для обработки одного гектара требовалось 40-50 рабочих дней, но урожай мог прокормить 3 семьи. Согласно данным, приведенным В.Р.Кабо, коренным австралийцам нужно трудиться 4-5 часов в день, чтобы обеспечить себя пищей, отвечающей стандартам, установленным национальным исследовательским советом США, а племени бушмен-кунт - 2,5 дня в неделю2 . Земледелие вплоть до промышленной революции XVIII в. было производительнее ремесленного труда. В земледелии раньше всего начинает применяться систма машин. Переход от ремесленничества с его цеховой организацией к фабрично- заводским структурам сопровождался дальнейшим замещением сил человека силами природы уже не в земледелии, а в промышленности и завершился резким цивилизационным сдвигом. Если в течение нескольких тысячелетий источником расширения свободного времени общества была сельскохозяй- ственная деятельность людей, то в XVIII в. им становится промышленный труд. Научный базис промышленности составила механика, а ее технологическую основу - система механических машин и орудий. Револю- ционный переворот в промышленности характеризовался резким повышением производительности труда в обществе. В течение нескольких десятилетий в промышленности она увеличилась в 27 раз и была значительно выше по сравнению с земледелием. Если в 1770 г. производительность технических устройств превышала производительность ручного труда в 4 раза, то в 1840 г. - в 108 раз3. При современной технологии один человек, занятый в сельском хозяйстве, обеспечивает 60-70 человек. К середине ХХ столетия после почти 200-летнего совершенствования механической технологии, развития химических и субатомных методов обработки материала обозначились предельные возможности самой машинной цивилизации. Ни автоматизация производства, ни использование ЭВМ не довели революционное изменение в производительных силах до изменения технологического принципа воздействия орудий труда на предмет: он остался прежним, по-преимуществу механичес- ким, имеющим свои критические параметры, которые преодолеть невозможно. Например, скорость механической обработки деталей из стали не превышает 300-700 оборотов шпинделя в минуту, для цветных металлов - 2500 оборотов в минуту.
При этом расходы энергии и сырья растут темпами, намного превышающими темпы роста производительности труда. "Замена лошади трактором и комбайном, примитивного навоза - минеральными удобрениями, появление пестицидов - все это приводит к тому, что количество энергии, затрачиваемой человеком на производство тонны пшеницы, увеличилось за эти сто лет тоже почти в сто раз. И так во всем"4. Урожайность же зерновых
Сложившийся технологический способ использования природных ресурсов разрушает связи биосферы, т.е. разрушает условия того, чтобы на Земле воспроизводилась вообще какая- нибудь цивилизация. Человек превратил в пустыню 7% территории всей поверхности суши, снизил общую биомассу планеты, которая в целом сейчас на 1/3 меньше, чем в доисторическое время. Растет энергоемкость производства. Затраты энергии на единицу продукции выросли за последние сто лет в 4 раза. Например, в США для того, чтобы получить один стакан молока, сжигается полстакана дизельного топ- лива.
Иными словами, структура современной машинной цивилизации не сбалансирована с естественными цик- лами биосферы. От этой несбалансированности не спасут и замкнутые циклы промышленного производства, построенные на принципах механической технологии. Если удвоение количества отходов происходит каждые 12-15 лет, то замкнутые технологии, по замечанию Н.Н.Моисеева, позволят увеличить этот период до 20-25 лет, что с глобальной точки зрения несущественно.
Падение темпов роста производительности труда, снижение рентабельности механических технологий, ускорение морального износа производственного оборудо- вания, колоссальные расходы сырья и энергии в традиционных технологических процессах, при которых конечный продукт составляет не более 2% от общей массы природного вещества, вовлекаемого в производство, экологический кризис - все это, вместе взятое, указывает, с одной стороны, на власть техники, а с другой - на экологический кошмар.
Приравнивание результатов технологического действия человека к действию природных сил изменило практическое и теоретическое отношение человека к природе. В практическом отношении природа выступает как "полезная вещь", как потребительная стоимость, которая ничего не стоит; в теоретическом - как объект познания. Природа поставляет ресурсы, а человек их по- требляет. Природа - поставщик, человек - заказчик. Во второй половине ХХ в. связи поставщика и заказчика достигли критических параметров. Масштабы потребления традиционных источников сырья настолько выросли, что стали соизмеримыми с их общими запасами в земной коре. Темпы роста народонаселения показали ограниченность естественной базы для производства продовольствия. Загрязнение окружающей среды деста- билизует связность природных комплексов. Все это свидетельствует о том, что существование современного цивилизованного человека основывается на таком отношении человека к природе, когда самоценность природы становится избыточной величиной. Ускользание самоценного отношения к природе из сферы человеческого существования сопровождается наращиванием интеллектуальных средств научного и инженерного творчества, для которого природа не ценность, а объект; не организм, а "логическая конструкция", пластичный материал для воплощения научно-технических идей. Как самоценность природа не дает ни одной тонны угля, ни одного киловатта электроэнергии. Ее нельзя выразить в терминах "поставок" и потребления.
Природа как ценность ничего не дает для технологии господства общества над природой. Для того, чтобы изменять природу, человеку не нужно воспринимать ее как органическое целое, не нужно, чтобы потребность в естественной среде обитания была условием его существования. Существовать можно и в искусственной среде, по логике так называемых связей цивилизации, в зависимости от ее качеств и структур. Но если произошел разрыв между сущностью и существованием цивилизованного человека, то необходимо исследовать условия, при которых он имеет место. Сущность человека, так же как и природы, самоценна, и поэтому в силу своей самоценности она тоже оказывается излишней для цивилизованного существования человека в обществе, ибо сам он существует в обществе по преимуществу как товар. Аналогично, если произошел разрыв между человеком и природой, то необходимо проанализировать те условия, которые его породили. С тех пор, как погибли динозавры, биосфера не знала катастроф, соизмеримых с тем, что приготовили себе люди в XX в. Именно в это время кризис оснований цивилизации дополняется и расширяется кризисом оснований биосферы. Волна "глобализации" захватывает и подчиняет логике своего движения самые заурядные и ничем не примечательные проблемы. Слово "экология" не сходит с уст. Сознание людей пребывает в том состоянии, в котором трудно понять, происходит ли вырождение старого мира или же, напротив, у них на глазах зарождается новый мир, имя которому "Ноосфера".
Самые проницательные умы обратились к истории, пытаясь доказать, что катастрофы были и тогда, когда еще не было людей. С особым пристрастием изучается положение земной оси, магнитное поле и их влияние на судьбы человечества. Вызывают тревогу и другие явления земного и космического миропорядка. Например, вспомнили о том, что культура Майи погибла из-за неумелой обработки тропических почв. Большие опасения внушал также неприятный эпизод с пустынями в северной Африке. Напротив, история с крупными копытными в эпоху голоцена стала наглядным примером человеческой изобретательности, его умения быстро перестраиваться.
Постепенно биосфера превратилась в предмет поклонения, высшую ценность и сокровенный смысл жизни людей. Появились и первые поклонники солнца, болот и ландышей. ХХ в. вообще славен тем, что он заставил людей заботиться о том, что живет не их заботами. Всеобщее увлечение природой как зоной отдыха людей труда омрачалось и диссонировало с той простой мыслью, что если экологические проблемы были всегда, то по-настоящему их не было никогда. У экологов возникла смутная догадка о том, что когда-то были другие проблемы, но отсчитывались они от феномена человека, а не от расположения планет в солнечной системе. Последнее обстоятельство заставляет нас искать квазиан- тропологический подход к экологии.


2 Кабо В.Р. Первобытное общество и природа // Общество и природа. М., 1983; Кабо В.Р. Тасманийцы и тасманийская проблема. М., 1975.
3 См.: Маркс К. , Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 4. С. 125.
4 Моисеев Н.Н. Человек, общество, среда. М., 1982. С. 218. увеличилась за эти сто лет в три раза.

Гиренок Федор Иванович - доктор философских наук, профессор. Заместитель заведующего кафедрой философской антропологии МГУ.