А.И. Куинджи. Вечер на Украине. 1878–1901

За свою творческую жизнь больших живописных полотен Куинджи создал немного – чуть больше двух десятков. Однако все они стали важным явлением в художественном мире России и породили множество подражаний.

Наперекор сложившейся в русском искусстве традиции повествовательного пейзажа и тонального понимания цвета Куинджи сформировал новый тип романтически приподнятой пейзажной картины, в которой декоративное начало было выражено в форме живописной гиперболы. Хаты, окрашенные заходящим солнцем в ярко-розовые тона, гранатовая (по выражению И.Е. Репина) зелень деревьев, вся феерия цвета, преобразившая в волшебное видение хутор, сродни романтической фантастике Н.В. Гоголя. Умение мастера найти дополнительные, оттеняющие друг друга цвета, увидеть полутона – все это нашло отражение в картине. Декоративность выражается в ней не только в цветовом строе, но и в обобщенно трактованных купах деревьев, рисующихся на фоне неба, напоминая своеобразный задник разворачивающегося перед зрителем красочного представления. В этом сгущении цвета и света предметы приобретают масштабность и значимость, а время как бы замедляет ход. В чудесном мгновении заката соединяются прекрасное и вечное.

Своей картиной Куинджи взбудоражил многих современников, непривычных к подобному живописному языку. Об этом живо вспоминал Репин: «Все тонкие эстеты упрекали Куинджи в бестактности брать такие резкие моменты в природе, от которых больно глазам. Но никто не думал о своих глазах – смотрели, не сморгнув, не оторвать бывало».