Петров-Водкин Кузьма Сергеевич

(1878-1939)

       Кузьма Сергеевич Петров-Водкин родился 5 ноября (24 октября по старому стилю) 1878 году в волжском городе Хвалынске, расположенном севернее Саратова и южнее Самары. Имя, данное ему – Кузьма греческое, оно происходит от глагола «космео» – «украшаю» и родственно слову «космос». Имя художника отзовется в его восприятии мира. Мать его, Анна Пантелеевна Трофимова, происходила из тульских крепостных, переданных во владение волжскому барину. Отец – Сергей Федорович Водкин – из местных хвалынских жителей, бурлаков и грузчиков, по слабости здоровья вынужденный заняться сапожным ремеслом. Впечатления детства лягут в основу раннего жанрового полотна художника «Семья за столом», называемого также «Семья сапожника». Написанная в годы учёбы в Училище живописи, ваяния и зодчества, работа эта была отмечена большой серебряной медалью.
       Первое знакомство с искусством произошло у юного Кузьмы в доме местного караульщика, изображавшего красками на бумаге истории в духе лубочных картинок. В 1930 г. в автобиографической повести «Хлыновcк» Петров-Водкин написал: «Чудесность, с которой выливались на бумагу изображения людей, зверей, цветов, земли и воды, была для меня удивительной … Меня поразила тайна претворяемого материала».
       К 1893 году Кузьма окончил школу в Хвалынске и стал учиться в 1-й Самарской рисовальной школе Ф.Е.Бурова. Смерть преподавателя в 1895 г. положила конец учёбе, и молодой человек вернулся в родной дом. В Хвалынске произошло знакомство с архитектором из Петербурга Р.Ф.Мельцером, предложившим Кузьме продолжить образование в Петербурге. Средства для учёбы давала жительница Петербурга Ю.И.Казарина. Помощь этих людей долго будет сопровождать молодого художника. Она постепенно примет форму художественных заказов, подыскиваемых Р.Ф. Мельцером для своего молодого друга.
       В августе 1895 года, успешно выдержав экзамены, Петров-Водкин поступил в Центральное училище технического рисование барона А.Л.Штиглица в Петербурге. Преподавание в Училище было поставлено на немецкий лад, строго и педантично. «Рука приобретала точность в изображении и аккуратность в количественном распределении красящих веществ… головоломка сложного арабеска доставляла мне наслаждение мудростью её построения», – вспоминал художник. Во время учёбы Петрова-Водкина при Училище был открыт музей. Богатые собрания библиотеки и открывшегося музея служили формированию из воспитанников настоящих знатоков и ценителей прекрасного. Сдав в мае 1897 г. экзамены за пройденный курс, Петров-Водкин летом того же года уехал в Москву и поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где учился с 1897 по 1904 г. Учебу в училище Петров-Водкин сочетает с литературным творчеством и с начатым еще в Петербурге обучением игре на скрипке. К 1900–1901 г. относится начало работ Петрова-Водкина в области керамики: он рисует изразцовые печи и камины, лепит изразцы и колонки на гончарном заводе Н.П.Сорохтина в селе Всехсвятском под Москвой. 10 апреля 1901 г. Кузьма и сын Сорохтина Володя, соученик Петрова-Водкина по училищу, отправляются на велосипедах через Польшу в Германию. В Мюнхене Петров-Водкин посещает занятия в школе Антона Ашбе, осматривает собрания мюнхенских Пинакотек.
       Вернувшись из путешествия в июле 1901 г. Петров-Водкин продолжает учебу в Училище, перейдя в мастерскую Серова. В августе 1902 года Петров-Водкин со своими земляками и соучениками по Училищу – П.В.Кузнецовым и П.С. Уткиным – участвует в росписи храма Казанской иконы Божьей Матери в Саратове. В.Э.Борисов-Мусатов поддержал молодежь в их начинании. Характер письма молодых художников не вполне соответствовал канонам церковного искусства, и в 1904 г. росписи были уничтожены. Более успешно работал Петров-Водкин в 1903–1904 г.г. в Петербурге над заказами Р.Ф.Мельцера. Его майоликовый образ Богоматери с младенцем украсил фасад Ортопедического клинического института Р.Р.Вредена, а иконы его письма вошли в иконостас храма при клинике. Для перевода изображения в майолику, осуществлявшегося на керамической фабрике Дультона, в июле 1904 г. он ездил в Лондон. Весной 1904 г. Петров-Водкин получил диплом об окончании Училища, звание неклассного художника и почетного гражданина.
       В 1905 г. перед Петровым-Водкиным стояла задача выработки своего пластического языка с учётом опыта западно-европейского искусства. Созревшие планы заграничной поездки осуществились осенью 1905. Отплыв из Одессы, он прибыл в Венецию, осмотрел также Милан, Флоренцию, Рим, Неаполь, Помпею, остров Капри, Геную. Его впечатляют катакомбы Рима и Колизей, огнедышащий Везувий.
       В Италии художник выделяет для себя имена мастеров, чья система живописи трогает глубины его художественного сознания, чей опыт незримо, но прочно ляжет на его полотна. В своей книге «Пространство Эвклида» он пишет о тех качествах живописи итальянского Возрождения, достижение которых будет целью и его творческого метода. В Рафаэле он отмечает «нежную ясность, детскую гениальную шаловливость с цветом и формой». Глубоко воспринял Петров-Водкин достижения Джованни Беллини и Леонардо да Винчи.
       Если итальянская поездка имела целью освоение художественного наследия, то французская (апрель 1906 – ноябрь 1908) познакомила с состоянием современной европейской живописи и прошла под знаком упорного художнического труда. Работа над натурным рисунком в студиях Монпарнаса приведет Петрова-Водкина к безошибочности проводимой линии и анатомически выверенной форме. От парижского периода останутся тысячи рисунков, которые свидетельствуют о закреплении в Париже навыков, полученных в мастерской Серова. Серовские принципы подхода к портрету ощутимы в одной из самых удачных и значимых парижских работ Патрова-Водкина – портрете жены на фоне гобелена. Здесь дана заявка на большой стиль и артистизм исполнения. Во Франции Петров-Водкин женился на дочери хозяйки пансиона под Парижем, где художник снимал комнату в ноябре 1906 г. Мария Фёдоровна, или как называл ее Петров-Водкин Мара (1885-1960) была наполовину сербка, наполовину бельгийка. Художник создал много портретов жены, он писал ее в продолжение всей жизни. Их брак был оформлен в мэрии, а обвенчались они уже в России – в Хвалынске в августе 1910. Мария Фёдоровна была рядом с Кузьмой Сергеевичем всю его жизнь, оказывая неизменную поддержку и обеспечивая ту обстановку, в которой художник мог реализовать себя творчески.
       Чтобы получить свежие художественные впечатления, Петров-Водкин уезжает в Африку. В апреле 1907 г. он отправился морем из Марселя в г. Алжир, а вернулся в Марсель из Туниса в июне того же года. Проведенные в Африке два с небольшим месяца наполнены радостным ощущением встречи с первозданной природой и человеком как её частью, и эту радость художник спешит перенести на бумагу и холст. Африканские этюды, написанные в широкой манере, этнографически точно фиксируют особенности местности и быта людей. В пейзажах «Бириби. Африка», «Ночь в оазисе», «Город Константина. Алжир», «Негритянская деревня» цвет высветляется светом, краски сближаются, что наряду с обобщенностью формы организует крепкую слаженность этих небольших по размеру вещей. В Африке Петров-Водкин по-настоящему ощутил себя живописцем. Африканский маршрут коснулся городов Алжир, Бискра, Константина, Тунис, местечка Эль Гверра на южных склонах Атласских гор, Карфагена, Сахары.
       В парижский период (1906–1908) и позже в России, включая начало 1910-х годов, Петров-Водкин отдал дань живописи символизма. Ему оказался близок живописец и мастер стенных росписей Пюви де Шаванн. Существует явная параллель между картинами Петрова-Водкина «Элегия» и «Берег» и картиной Шаванна «Молодые девушки на берегу моря». Доведенное Шаванном до совершенства слияние идеи и идеализированной формы у Петрова-Водкина только нащупывается. «Берег» – развернутая композиция из семи фигур, каждая на своём месте, словно застывшие персонажи античной трагедии. Декоративно выдержанный цвет полотна улегся в светлое цветовое созвучие.
       В парижский период Петров-Водкин занимался также литературным творчеством, много рисовал и писал натурные этюды с видами Парижа и сценами парижской жизни, неутомимо работал он и в местах летнего отдыха: на побережье Атлантики в Бретани и в Пиренеях, вблизи Средиземного моря и границы с Испанией, где он отдыхал летом 1907 г. На выставках парижских Салонов 1907 г. Петров-Водкин показал картины «Танец арабов», «В оазисе» («Семья кочевников») и «Берег». Показ работ на таких авторитетных парижских выставках означал несомненное признание художника. Признание и успех ожидали его и в России, куда художник вернулся в ноябре 1908 г. и поселился в Петербурге. 14 ноября 1909 г. открылась персональная выставка Петрова-Водкина «Париж – Бретань – Пиренеи – Африка» инициатором которой был художественный критик Сергей Маковский. Знаменитый художник и критик Александр Бенуа защитил в печати картину Петрова-Водкина «Сон», созданную зимой 1910г. В картине прослеживается влияние жёсткой линеарности произведений швейцарского художника Фердинанда Ходлера (1853-1918).
       С 1910 г. Петров-Водкин начал преподавать в художественной школе–мастерской Е.Н.Званцевой а Петербурге. В том же 1910 г. Петров-Водкин вошел в состав объединения «Мир искусства», в котором состоял до конца деятельности общества в 1924 г.
       В октябре 1910 г. художник ездил на Украину в г. Овруч, где в реконструированном А.В.Щусевым храме ХII века расписывал одну из двух лестничных башен, стоящих по бокам западного фасада. Петров-Водкин изобразил библейские сцены «Авель приносит Богу жертву» и «Каин убивает своего брата Авеля», а в куполе башни поместил «Всевидящее око» и радугу. Работа захватила художника и предопределила его дальнейшие творческие устремления, неразрывно связанные теперь с высокими принципами древнерусского искусства.
       Своё лицо и незабываемый почерк Петров-Водкин обретает в картине, уходящей корнями в овручские росписи. Это «Мальчики» (или «Играющие мальчики»). В картине чётко выделяется трёхцветие колорита, когда идущие рядом цвета радуги (жёлтый – зелёный – голубой) звучат в полную силу и подчеркивают общую напряженность ситуации, в которой жизнь и смерть разделены тонкой гранью. Фигуры мальчиков образуют узор, почти знак, что соотносит эту работу со стилистикой модерна. Написанная под впечатлением смерти М.А.Врубеля и в предчувствии скорой смерти В.А.Серова, картина обнаруживает пророческий дар, проявляющий себя в творчестве особо чутких к его воздействию художников.
       Летом 1912 г. Петров-Водкин давал уроки рисования дочери генерала Грекова в их имении на реке Иловле в Царицынском уезде Саратовской губернии. Он написал портрет Наташи Грековой («Казачка»), в котором проявились свойственные художнику принципы фрагментирования изображения. Эти же принципы легли в основу крупномасштабного полотна «Купание красного коня», над которым в это время работал художник. Звучный красный цвет коня и его величавая поступь вызывают в памяти иконописный образ Архангела Михаила – Грозного Воеводы с красными крыльями на красном коне. Красный цвет является апокалиптическим знаком пролития крови. Картина Петрова-Водкина стала широкой метафорой грядущих перемен и сдвигов истории, поражая современников талантом преображения реальности в миф. Как знамя нового времени, она была вывешена осенью 1912 г. над входом на выставку «Мир искусства».
       В 1913 г. Петров-Водкин выполнил росписи в только что выстроенном Морском соборе в Кронштадте, работал над оформлением спектакля по трагедии Ф.Шиллера «Орлеанская дева» в театре К.Н.Незлобина в Москве, создал картину «Мать». Образ женщины-матери проходит красной нитью в творчестве художника, сближаясь с образом Богоматери и выражая характерные черты русской женщины, судьба которой неразрывно связана с судьбой России.
       Абсолютной гармонии выразительных средств достигает художник в холсте 1915г. «Девушки на Волге», сюжетно соотносимом с полотном 1917г. «Утро. Купальщицы».
       Словно клейма житийной иконы, развернутые в пространстве русского пейзажа, представлены в картине «Полдень. Лето» основные моменты жизни человека на земле. Навеянная смертью отца художника, картина имеет центральным событием сцену похорон. Изображенные на первом плане яблоки на ветках – это и знаки полноты, завершённости бытия, и напоминание о райских плодах соблазна, лишивших человека бессмертия. Земля увидена сверху как планета. Ощущением «планетарности» отмечены картины «На линии огня» и «Смерть комиссара».
       В декабре 1916г. Петров-Водкин был призван на военную службу, которую он проходил по июнь 1917 в Петрограде в лейб-гвардии Измайловском полку. Деятельным и энергичным встретил Петров-Водкин время революции. С автопортрета 1918 года на нас смотрят внимательные глаза умного и волевого человека. Он вошел в Совет по делам искусств, в январе 1918 был избран профессором реформированной Академии художеств и преподавал в ней до 1932г. Его панно «Микула Селянинович», «Стенька Разин», «Василиса Прекрасная», «Иван-царевич и Жар-птица» украшали площадь перед Мариинским театром в Петрограде в первую октябрьскую годовщину. Конкретизируется содержание его полотен. В живописи Петрова-Водкина расширяются жанровые границы – всё чаще художник обращается к натюрморту, в котором ставит разные задачи: в скудном пайке голодного Петрограда запечатлеть характерные приметы времени («Селёдка»), изучить особенности отражения предметов в зеркальных поверхностях и преломления их в жидкой среде («Утренний натюрморт», «Натюрморт с зеркалом», «Натюрморт с самоваром», «Натюрморт с письмами»), совмещает натюрморт с портретом («Свеча и графин»). В одной из лучших своих работ – картине «1918 год в Петрограде», справедливо называемой «Петроградской мадонной», он добивается чистоты цвета и перспективной выстроенности пространства, свойственных эпохи Возрождения фреске.
       В июне-октябре 1921г. Петров-Водкин съездил в составе экспедиции в Самарканд. Удивительно поэтичны написанные в Средней Азии портреты юных узбеков и пейзажи: «Голова мальчика-узбека», «Мальчик-узбек», «Самарканд. Рухабад», «Шах-и-Зинда».
       1 октября 1922г. у художника родилась дочь Елена. Тема материнства раскрывается в работах «Материнство», «В детской», «Первые шаги». Петров-Водкин оставил нам портреты своих замечательных современников: поэтов Анны Ахматовой и Максимилианы Волошина, женщины-авиатора Саломеи Андрониковой, писателей С.Д.Мстиславского и Андрея Белого.
       Почти год – с августа 1924 по июль 1925 – Петров-Водкин с семьёй жил в Париже, находясь в командировке с целью изучения постановки художественного образования во Франции.
       Характер взаимоотношений людей, возникающие психологические коллизии развёртываются на полотнах 1926г. «Рабочие» и «За самоваром». Тревожное состояние опасности, связанной с природными либо социальными катаклизмами, сопутствует персонажам картин «Землетрясение в Крыму» и «1919 год. Тревога». В картине «Смерть комиссара» художник использует элементы разработанной им наклонной (сферической) перспективы, когда зритель как бы находится внутри картины и усваивает точку зрения центрального персонажа. Изображение комиссара портретно, оно написано с поэта Сергея Спасского. В 1927г. он был избран почётным членом Французского Астрономического общества.
       В 1930г. Петрову-Водкину было присвоено звание заслуженного деятеля искусств РСФСР. В 1932 г. он был избран председателем правления Ленинградского Союза художников, а в 1935 – депутатом Ленсовета. В 1935 г. он оформил спектакль «Женитьба Фигаро» в Ленинградском Академическом театре драмы имени А.С.Пушкина. В 1936/37гг. состоялись его персональные выставки в Ленинграде и Москве. В течение многих лет страдавший туберкулёзом, Петров-Водкин умер в Ленинграде 15 февраля 1939г. Похоронен на Волковом кладбище.