Луи Каравак Caravaque Louis

(1684–1754)

       Французский живописец родился в Марселе. Представитель третьего поколения «династии» Караваков, связанных с декорированием кораблей в Тулоне, позднее – галер в Марселе. Отец и братья Каравака были профессиональными декораторами и скульпторами. По семейной традиции юный Луи начал свою деятельность в Арсенале галер в Марселе. Через несколько лет Каравак перебрался в столицу.
       В Париже 13 ноября 1715 года П.Лефорт заключил с ним контракт "о принятии в службу " для написания "работ в живописи на масле, исторических картин, портретов, лесов, деревей и цветов, зверей как в больших, так и в малых размерах". Важным пунктом договора было обязательство взять к себе в помощники русских учеников. Сохранилась «Роспись мастерам, которые приехали из Парижа в Санкт Питербурх» от декабря 1715 года, где под номером пятнадцать значится «господин Люи Каравак. Миниатюрный мастер, то есть партреты писать в табакерках, так же и большия партреты на холстах».
       Прибыв в Петербург, Л. Каравак не получил официальной должности "гофмалера" (придворного живописца), которую исполнял в то время немецкий мастер И. Г. Таннауер. Тем не менее, французский художник постоянно выполнял царские заказы. Так, ему было поручено написать картины на сюжеты русско-шведской войны, однако он исполнил только "Полтавскую битву". Первый историк русского искусства Якоб Штелин оставил следующую характеристику: «Каравак – француз, а именно гасконец, как по рождению, так по привычкам и манерам…он занялся станковой живописью, но никогда не достиг надлежащей силы в рисунке».
       Л.Каравак неоднократно писал портреты государя. В 1722 году он сопровождал Петра I в астраханском походе, где и написал его с натуры. В настоящее время с именем Каравака связывают два полотна: «Портрет императора Петра I», «Портрет императора Петра I» . В отличие от барочных изображений Петра I кисти И. Таннауера, прославлявших монарха-полководца, произведения Л.Каравака носят "деловой характер" и дают представление о государе - созидателе.
       Для произведений Каравака характерны приемы изысканной французской школы, очевидные в парных портретах царевен Анны Петровны и Елизаветы Петровны, внуков Петра I, а также портреты наследника Петра Петровича. Аллегорический сюжет позволял французскому мастеру изобразить обнаженное тело, тем самым «прививать» в русском искусстве жанр «ню». Так в «Портрете царевны Елизаветы Петровны в детстве» Каравак передает хрупкую фигурку царской дочери, лежащей на горностаевой мантии, с миниатюрным портретом Петра I. Тяжелые пышные драпировки подчеркивают нежность и незащищенность обнаженного тела.
       Следуя традиции европейской живописи, Каравак представил детей царевича Алексея (сына Петра Великого от первого брака) и принцессы Брауншвейгской Софии Шарлотты в виде мифологических персонажей. Царевич Петр уподоблен Аполлону (покровителю искусств) и представлен с лирой в руках, а его старшая сестра, царевна Наталия – Диане (богине луны и женского целомудрия) с лунным серпом на голове. Как истинный художник рококо, Каравак сумел передать изящество и грацию юных моделей, создать с помощью сочетания оттенков палевого и розового, бирюзового и синего цветов особое свечение живописной поверхности.
       По словам Я.Штелина, Каравак «хотел быть универсальным живописцем». Действительно, в первой половине 1720-х годов он выполнял и руководил многочисленными и разнообразными работами в Петербурге и пригородных дворцах. Как сообщал в одном из документов сам живописец, в 1724 году «в Питергофе в малых галереях что в партерах против кашкад потолоки писал живописью». В 1725 – 1726 годах там же он выполнил «два потолока (т.е. плафона) по две сажени круглых». Летом 1725 года Каравак работал над плафоном «Залы для славных торжествований» в Летнем саду Петербурга. В 1725-1727 году он написал большинство плафонов в «новых палатах» Летнего дворца, а также принимал участие в создании иконостаса церкви Зимнего дворца. Из всех перечисленных работ до настоящего времени сохранился только один плафон кисти Каравака (купол Западного вольера в Нижнем парке Петродворца), где в пышном обрамлении гирлянд, цветов и листьев предстают античные герои Диана и Актеон, окруженные фигурками стреляющих из луков амуров.
       После скоропостижной смерти Петра II в 1730 году на русский престол вступила императрица Анна Иоановна. При новой государыне Л.Каравак был назначен "придворным первым живописного дела мастером" и стал получать жалованье из Кабинета – 1500 рублей в год. «Гофмалер» Каравак участвовал в оформлении коронационных торжеств, много работал как декоратор, делал эскизы одеяний Анны Иоанновны «И тут он начал писать так много больших и малых портретов этой монархини, что все стены в Петербурге кишели ими» (Я.Штелин). Художнику был доверен высокий заказ – исполнить коронационный портрет императрицы. Сохранилось описание ее внешности, оставленное графиней Н.Б.Шереметевой: "Престрашного была взору, отвратное лицо имела, так была велика, что когда между кавалеров идет, всех головою выше и чрезвычайно толста". Кисть Л.Каравака передала внешность правительницы, соответствующей описанию современницы. Анна Иоановна изображена в интерьере Кремлевского дворца, во весь рост, в тяжелом серебряном платье, с атрибутами власти – скипетром, державой. На голове – большая корона с дорогими драгоценными камнями. В образе этой императрицы слились воедино азиатский деспотизм и изощренная роскошь европейской культуры.
       Французский живописец остался в качестве придворного портретиста и во времена правительницы Анны Леопольдовны, и при императрице Елизавете Петровне. Л.Каравак стал автором первого официального ее изображения 7 мая 1743 года "гофмалеру" Л.Караваку был поручен ответственный заказ – исполнить четырнадцать портретов императрицы Елизаветы Петровны для российских посольств за границей "Честолюбивый гасконец" обязался написать серию произведений в предельно короткий срок – за один год, не прибегая к помощи помощников (во всяком случае, о наличие таковых ничего не говорилось). Однако выполнение заказа растянулось на целое десятилетие и удалось закончить лишь восемь портретов (один поколенный оправлен барону И.А.Корфу в Стокгольм, позднее был переправлен в Копенгаген; два больших – графу Н.Головкину в Гаагу и графу М.П.Бестужеву-Рюмину в Вену, пять поясных – графу Г.К.Кейзерлингу в Дрезден, графу П.Г.Чернышеву в Лондон, графу Н.И.Панину в Стокгольм, Л.К.Лачинскому в Вену и князю Д.М.Голицыну в Гамбург).
       С ноября 1748 года жалованье придворного живописца было увеличено до 2000 рублей в год. Прожив в России долгую жизнь, Каравак испытал влияние ее культуры. По мере нарастания в русском искусстве барочных явлений, он отходил от рококо в сторону этих стилевых устремлений. Каравак явился также создателем нескольких иконографических типов портретов, ставших образцами для других русских мастеров. Среди учеников Каравака наиболее талантливым был И.Я.Вишняков.