Перов Василий Григорьевич

(1833 - 1882)

       Перов Василий Григорьевич – крупнейший художник 1860-х годов, ведущий представитель московской живописной школы, мастер «бессловесной трагедии». На середину – вторую половину 1860-х годов падает расцвет его жанровой живописи, с конца 1860-х – в 1870-е он становится одним из видных портретистов своего времени. Для русского искусства он явился фигурой основополагающей, eго творчество свидетельствовало о рождении новых художественных принципов. Имя Перова находится в одном ряду с именами таких крупных художников 19 столетия как П.А.Федотов, А.Г.Венецианов, И.Е.Репин, В.И.Суриков.
       Перов родился в Тобольске в семье губернского прокурора барона Г.К.фон Криденера до брака своих родителей, поэтому он не мог носить фамилию отца. Перов – прозвище, полученное мальчиком в детстве за успехи в чистописании. Отец Перова был вскоре уволен со службы и работал управляющим в центральных губерниях России.
       Первым учителем рисования был сельский дьячок. В 1846–1849 годы юный Перов учился в Арзамасской художественной школе А.В.Ступина в Нижегородской губернии, но не закончил образования. В 1853 году поступил в Московское училище живописи и ваяния, где учился у преподавателей А.Н. Мокрицкого, М.И.Скотти, Е.Я.Васильева и С.К.Зарянко до 1861 года. В Москве Перов оказался на грани нищеты, не имея жилья и средств к существованию. Его приютил преподаватель московского училища Е.А.Васильев, о котором Перов впоследствии вспоминал с большой благодарностью и теплотой.
       В искусстве 1860-х ведущим стал бытовой жанр, который обращался непосредственно к изображению повседневной жизни простого человека, городской бедноты, к положению детей и женщин. В лучших своих произведениях бытовой жанр поднимал вопросы не только прозы жизни, но и бытийного, философского основания жизни и был посвящен трагическому существованию идеального начала в несовершенном мире.
       Человек обостренной совести, Перов с первых жанровых работ выступил судьей современного общества. Его первое самостоятельное произведение «Приезд станового на следствие» (1857) пронизано сочувствием к обездоленным и униженным людям.
       В 1860-м году Перов переехал в Петербург, представил на утверждение программы на большую золотую медаль эскиз картины «Сельский крестный ход на Пасхе», который был отвергнут Советом Академии по причине «непристойности» изображения духовных лиц. В 1861 году за картину «Проповедь на селе» Перов был награжден Академией Художеств большой золотой медалью, званием классного художника 1-й степени и правом пенсионерской поездки заграницу на три года.
       С первых шагов искусство Перова отличало стремление к острой и правдивой фиксации явлений жизни, оно не терпело никакой фальши и условности, во многом пренебрегая категорией эстетического ради этического. «Проповедь на селе», «Сельский крестный ход на пасхе», «Чаепитие в Мытищах» стали высшими достижениями реализма 1860-х годов. По выражению В.В. Стасова работы Перова начала 1860-х годов сделали художника «любимцем всей интеллигентной и художественной России». В его лице русское искусство (а также и в лице некоторых других московских художников-жанристов – Н.В.Неврева, И.М.Прянишникова, В.В.Пукирева, Л.И.Соломаткина) обрело демократическую, социально-критическую направленность. Им свойственны резкая критика, порой доходящая до прямолинейности, трезвость взгляда, гражданственность позиции, в которой встречается и желчный сарказм, и ирония, и неприкрытый гнев и программная общая бескрасочность живописного видения мира, которая сегодня воспринимается как особенность «художественной скорби» эпохи.
       Картина «Сельский крестный ход на Пасхе» по распоряжению цензурного комитета была снята с выставки Общества Поощрения Художников в Петербурге. Один из современников заметил по поводу этого произведения Третьякову, который ее приобрел сразу после экспонирования на выставке: «Перову, вместо Италии, как бы не попасть в Соловецкий [монастырь - авт.]». Именно это произведение Перова было признано своего рода манифестом критического реализма 1860-х годов, в котором прозвучало принципиально новое отношение художника к непристойной действительности, созвучное строкам некрасовской поэзии: «То сердце не научится любить, которое устало ненавидеть».
       В 1862 году Перов едет в Европу, посетил Берлин, Дрезден, Дюссельдорф, в 1863–1864 годы он работает в Париже. Его произведения пенсионерского периода отличаются искренней симпатией к бедным людям «Слепой музыкант», «Савояр», «Парижская шарманщица», «Продавец песенников в Париже», «Праздник в окрестностях Парижа». Осенью 1864, посетив Италию, он пишет письмо в Академию с просьбой разрешить ему досрочно вернуться в Россию. «Незнание народа делает невозможным довести до конца ни одну из моих работ», – признается Перов. Продвинувшись в освоении, по мысли художника, «технической стороны живописи», он не мог создать значительных полотен. В самом деле, многочисленные этюды и эскизы парижского периода так и не превратились в законченные произведения.
       На середину – вторую половину 1860-х годов падает расцвет творчества Перова-жанриста. В этот период им созданы произведения, ставшие узловыми не только в его искусстве, но и в истории русского искусства 1860-х годов: «Гитарист-бобыль», «Проводы покойника», «Тройка», «Утопленница», «Приезд гувернантки в купеческий дом», «Последний кабак у заставы». Сознание одиночества человека, незащищенности детской или женской души, ее ранимости и уязвимости выступают всякий раз в полотнах жанристов-шестидесятников, и в первую очередь в искусстве самого Перова.
       Картины Перова этого времени построены таким образом, что композиционно втягивают зрителя в живописное пространство, заставляя сопереживать жестокой прозе русской жизни. В каждой картине пейзаж создает особое настроение. Он беспощаден, губителен для человека в картине «Утопленница», он наполняет беспробудной неуютной тоской догорающего заката в картине «Последний кабак у заставы», в котором будто затерянная в большом мире замерзает кроткая девушка-крестьянка в ожидании своих спутников. Страшный образ холодного бессердечного города в виде глухой монастырской стены рисует Перов в картине «Тройка», в которой маленькие дети, изображенные мучениками, смиренно тянущими в гору на подъем обледенелую бочку с водой навстречу зимней непогоде и вьюге. В «Проводах покойника» печальный зимний пейзаж выражает грусть и трагическую безысходность происходящего, а огромная туча, нависшая над согбенной в своем безмолвном горе крестьянкой, совсем придавила ее к земле. «Как сделал художник, мы не знаем, – это тайна его высокого таланта, – говорил Д.В.Григорович об этой картине на могиле Перова, – но глядя на эту одну спину, сердце сжимается, хочется плакать».
       В 1866 году Перов получил звание академика за картины «Тройка» и «Приезд гувернантки в купеческий дом». Конечно, у Перова были недоброжелатели в академической среде, видевшие в нем банального и приземленного художника, опасного «сокрушителя основ» академического жанра. Вместе с тем, у него было и признание, была и общественная поддержка в виде наград и орденов, был и успех, не только на выставках Москвы и Петербурга, но даже на Всемирной выставке в Париже 1867 года. Картина Перова «Проводы покойника» в числе многих других полотен представляла русское искусство на этой парижской выставке. Примечательно, что именно Перов у французских критиков получил упоминание как «самый русский» из всех мастеров русского художественного отдела.
       С конца 1860-х годов в жанровой иерархии искусства портретный жанр выдвинулся на первое место. В науке и философии, литературе и искусстве поднимается волна интереса к проблеме личности, которая воспринимается не как отвлеченное понятие, а как реальная потребность. Выработать свое понимание идеи личности, найти меру нравственной и гражданской ответственности – такими виделись задачи времени. В русле умонастроений эпохи портрет становится воплощением этического идеала. Отчасти его развитие обязано и деятельности П.М.Третьякова, приступившего с конца 1860-х годов к собиранию портретов «русских писателей, композиторов и вообще деятелей по художественной части». В 1869 году Перов получает первый заказ П.М.Третьякова, затем последовали заказы на исполнение портретов драматурга А.Н.Островского, поэта А.Н. Майкова, составителя первого словаря русского языка В.И.Даля, историка М.И.Погодина. В эти годы благодаря заказам Третьякова сложился и особый тип портрета, размером чуть меньше натуры, поколенный или погрудный, являющий модель перед обществом не столько в мундирах и наградах, не столько в социальной или профессиональной принадлежности, но прежде всего в ее духовной значимости, как носителя нравственного авторитета. Портрет Ф.М.Достоевского, исполненный в 1872 году, стал шедевром не только творчества Перова, но и всей русской портретной живописи второй половины Х1Х века. Достоевский остался в памяти потомков именно таким, как его запечатлел Перов: погруженным в глубокие раздумья, значительным в своей духовной сосредоточенности, недостижимым в своей сложности.
       Заметное место в творчестве Перова занимают изображения крестьян. «Странник», «Фомушка-сыч» – выисканные в жизни типажи – образы цельные и значительные. Эти два произведения Перова конца 1860-х – начала 1870-х годов положили начало большой галереи крестьянских характеров, открытых в русском искусстве в 1870 – 1890-е годы И.Н.Крамским, И.Е.Репиным, В.М.Максимовым и др. Поколенные изображения «Странника» и «Фомушки» сегодня воспринимаются как парадные портреты простых людей, ставшие предшественниками «Кочегара» Н.А.Ярошенко и «Крючника» К.А.Савицкого. Они составили особую линию образов-типов в русском искусстве 19 столетия.
       С начала 1870-х годов Перов вместе с Н.Н.Ге, Г.Г.Мясоедовым, А.К.Саврасовым, И.Н.Крамским принимал активное участие в организации Товарищества передвижных художественных выставок (ТПХВ). Он был одним из его членов-учредителей, участвовал в разработке устава товарищества, был избран членом правления от московской группы художников. В первые годы существования товарищества он много выставлял свои произведения. В 1877 году Перов вышел из ТПХВ по идейным соображениям.
       В 1871 году на первой передвижной выставке он помимо портретов представил два жанровых полотна «Рыболов « и «Охотники на привале». Большие размеры полотен 1870-х годов свидетельствовали о новом отношении художника к жанровым полотнам, в которых очевидно наметился поворот от обличительного направления предыдущего десятилетия к положительной, жизнеутверждающей программе искусства 1870-х годов. Его полотна отныне полны мягкого юмора и теплой сердечности, в чем-то анекдотичны, иногда комичны, но всегда светлы по своему настроению.
       Перова по-прежнему привлекает «маленький человек», но его отношения с окружающей жизнью не столь драматичны, как в 1860-е годы. Герои его картин – старики, дети, юноши, всякий раз, увлеченные «до самозабвения» своим нехитрым занятием. «Охотники на привале», «Птицелов», «Ботаник», «Голубятник», составляющие так называемый «охотничий» цикл Перова, пользовались широкой популярностью у зрителя. В 1870-м году за картины «Странник» и «Птицелов» Перов получил звание профессора.
       Во второй половине 1870-х годов Перов обращается к историческому жанру, задумав картины о крестьянской войне под предводительством Е.И.Пугачева. Для изучения типов и написания этюдов с натуры Перов много путешествует в эти годы (Нижний Новгород, Арзамас, Украина, Поволжье, Оренбургская губерния, Урал).
       В ХХ веке советские исследователи, анализируя произведения Перова 1860-х годов «Сельский крестный ход на Пасхе», «Чаепитие в Мытищах», «Монастырская трапеза», утверждали антиклерикальную, а порой и антирелигиозную направленность его искусства. К сожалению, специалисты вынуждены были по соображениям цензуры умалчивать о таких серьезных и трагических работах художника как «Христос и Богоматерь у моря житейского», «Христос в Гефсиманском саду», «Снятие с креста», «Первые христиане в Киеве». Перечисленные произведения свидетельствуют в первую очередь, о неоднозначном отношении художника к вере и церкви. В начале 1880-х художник много размышлял о конфликте между сторонниками старой и новой веры, работая над большим историческим полотном «Никита Пустосвят. Спор о вере».
       С 1871 года Перов вступает в должность преподавателя МУЖВЗ, где работает до конца своей жизни, пользуясь огромным авторитетом. Среди его учеников А.Е.Архипов, С.В.Иванов, Н.А.Касаткин, С.А.Коровин, И.И.Левитан, М.В.Нестеров, А.П.Рябушкин и др. По воспоминаниям Нестерова в Училище «все жило Перовым, дышало им, носило отпечаток его мысли, слов, деяний». А жена П.М.Третьякова в своих воспоминаниях добавляла о Перове: « …он был очень добрый к бедным ученикам училища». Однако уже в 1870-е годы Перов как художник утрачивает лидерство, на смену ему приходит новое художественное поколение.
       В 1875 году он приобрел имение Стрелково в Московской губернии, где проводил летние месяцы.
       В течение жизни Перов обращался к литературному творчеству. Нельзя не упомянуть его рассказы, такие же пронзительные и глубокие, как и его живописные произведения. Истории создания некоторых своих картин Перов отразил в серии рассказов, в частности о «Тройке» – в рассказе «Тетушка Марья», об «Утопленнице» – «На натуре. Фанни под №30».
       В 1881 году Перов перенес тиф и воспаление легких, его состояние здоровья ухудшилось. Друзья художника пытались ему помочь. Л.Н.Толстой привез к нему знаменитого доктора Захарьина, П.М.Третьяков, с которым Перов был дружен в течение всей своей жизни, предложил ему пожить на его даче в Куракино. В мае тяжело больного Перова перевезли в больницу в Кузьминки под Москвой, где ординатором работал родной брат художника. Накануне смерти, Перов написал последнее письмо Третьякову: «Любезный и добрый друг Павел Михайлович, целую Вас … и благодарю от души за все, что Вы для меня сделали и делаете… Ваш Перов. Вся надежа на Бога».
       29 мая (по старому стилю) 1882 года художник умер в больнице.
       Перов был похоронен на Даниловском кладбище в Москве. В 1930-е годы его прах был перенесен на кладбище Донского монастыря.