Опера "Евгений Онегин". Действие 3. Картина 1. Полонез

 

Действие III, картина 1 (по  сквозной нумерации картина 6), сцена 19. Полонез.

            Между вторым и третьим действием оперы проходит несколько лет. В третьем действии с главными героями оперы мы встречаемся в пору их зрелости, когда жизнь каждого вошла в определенное русло, наложив на них свой отпечаток. Изменилась  и окружающая их обстановка: из сельской глуши действие переносится в великосветскую столичную среду. В этом мире, на одном из самых блестящих петербургских  балов происходит неожиданная встреча Татьяны и Онегина.

            По законам этикета бал открывается полонезом. Любому композитору, окажись он вынужденным писать для такого случая, ему пришлось бы непременно конкурировать с М. И. Глинкой, изобразившим подобное действо в своей опере «Жизнь за царя » («Иван Сусанин») во втором (польском) акте. П. Чайковский создал великолепный  полонез, и теперь  мы имеем два подлинных шедевра в этой музыкальном жанре (Эта блестящая оркестровая пьеса часто звучит в качестве самостоятельного номера в симфонических концертах).

            Полонез в «Евгении Онегине» звучит с подчеркнутой пышностью и блеском. Ликующие фанфары труб, круто  взвивающиеся пассажи скрипок и флейт, многочисленные мелкие украшения придают музыке не столько величественный, сколько возбужденный  характер. Итак, гости танцуют полонез. Сюда на бал в этот дом приглашен и Онегин. Он рассеянно смотрит на танцующих. Ему невероятно скучно. Ему только двадцать шесть лет, но он чувствует себя уже утомленным жизнью.

            Пока Онегин так размышляет, начался другой танец – экосез (это будет целая танцевальная сюита). Гости обсуждают его возвращение из странствий и появление здесь, в Петербурге. Среди приглашенных на бал старый друг Онегина князь Гремин (они на «ты», хотя князь гораздо старше Онегина). Князь входит под руку с Татьяной (звучит вальс). Онегин изумлен: «Ужель та самая Татьяна?» Оказывается, что она теперь жена Гремина. (Из записей репетиций Б. Покровского: «Я не понимаю, почему Онегин  орет, что  он  видит Татьяну? Это  нужно  спеть затаеннее. Мне Петр  Ильич звонил, просил  спросить, почему Онегин так орет? Звук нужно  окрашивать, а вы просто  громко поете. А человек влюбляется»).

            Эта развернутая бальная сцена характеризует тот «чад света», в котором вращается Татьяна, ставшая теперь княгиней Греминой.

 

© Александр МАЙКАПАР