Сорока (Васильев) Григорий

(1823–1864)

       Григорий Сорока родился 15 (27) ноября 1823 в деревне Покровская (Покровское) Вышневолоцкого уезда Тверской губернии в семье крепостных крестьян гвардейского ротмистра Петра Ивановича Милюкова – Василия Савельева и Екатерины Ивановой. «Сорока» ? деревенское прозвище художника. Мальчиком он сам выучился рисованию, владел грамотой (возможно, посещал одноклассную приходскую школу для крестьянских детей). С начала 1840-х годов Григорий был взят в дворню в имение Николая Петровича Милюкова Островки. Соседом по имению и приятелем Милюкова был художник А.Г.Венецианов, который стал обучать талантливого подростка, приезжавшего для этого к нему в имение Сафонково. Первое упоминание о Сороке встречается в письме А.Г.Венецианова к Н.П.Милюкову от апреля 1842 года. Однако в 1844?1846 годы имя Сороки в письмах Венецианова не упоминается, по-видимому, обучение шло с перерывами. Получивший навыки в живописи юноша мечтал о свободе, чтобы всецело посвятить себя искусству. Но его хозяин отказывался дать ему вольную, желая сделать из него садовника. «Вот, мой почтеннейший Николай Петрович,– извещал Венецианов владельца Сороки,– возвращаю вам вашего Георгия с приростом, прирост этот вы сами увидите… я должен вам сказать то, что я ему сказал: что будто догадываюсь, что вы хотите из него сделать садовника, и поэтому он должен стараться вникнуть в эту часть методически, как в науку, и что при садоводстве рисованье ему принесет большую пользу, а рисование – садоводству. Это я ему говорил, чтобы что-нибудь сказать…». В 1847 году Сорока работал как подмастерье Венецианова, выполняя под его смотрением заказы на церковные образа: «Григорий ваш у меня подвизается,– писал Венецианов Н.П.Милюкову,– Рождество подмалевал (Корреджиево), теперь подмалевывает Благовесчение с Альбана, а там будет писать Взятие в небо богоматери Муриллы [Мурильо.– С.С.], там поедет в Торжок и подмалюет Воскресение и Покров с оригиналов Боровиковского… а т а м?– это вы знаете…» За неимением документальных свидетельств трудно установить круг людей, с которыми общался Сорока. В конце 1847 года А.Г.Венецианова не стало, и сведения о его ученике становятся все более глухими. Со смертью учителя Сорока лишился главного своего заступника перед барином. Желая продолжить обучение в Петербурге, он вновь хлопотал об освобождении, но безуспешно. В 1852 году Григорий Сорока женился на крепостной дворовой девке Александре Нестеровой и вскоре переселился из Островков в деревню Покровскую, где жил с семьей, сменив положение дворового на положение деревенского живописца и иконописца. В 1853 году у него родился сын Константин, в 1854 – сын Александр, в 1859 – дочь Екатерина. Чтобы содержать семью, писал образа для местных церквей, выполнял живописные работы на заказ. Имел учеников, в том числе – Я.И.Русичева, который помогал ему в исполнении заказов. По деревенским понятиям Сорока не бедствовал, по некоторым сведениям у него был двухэтажный дом. Но сформировавшееся в нем самоощущение художника-творца и фактическое бесправие создавали тягостный контраст, непосильный для его чувствительной натуры. После реформы 1861 года вместе с другими крестьянами Сорока подписал договор с Милюковым о выкупе земельных угодий. Однако из-за тяжелых условий договора начались волнения среди крестьян, в которых участвовал и художник. В 1864 году он стал автором прошения крестьян императору Александру II. 5 (17) апреля 1864 года, по жалобе Н.П.Милюкова, Сорока был вызван в волостное правление и приговорен к трехдневному аресту «за сделанные грубости и ложные слухи в волости», но по болезни отпущен. 10 (22) апреля 1864 года он покончил с собой в деревне Покровская (Покровское) Вышневолоцкого уезда Тверской губернии. Обстоятельства, приведшие художника к этой трагедии, остаются неясными.
       Художника похоронили за оградой церковного кладбища, и со временем память о местонахождении могилы в народе стерлась. В наши дни место захоронения Сороки удалось установить народному художнику СССР, академику Валентину Михайловичу Сидорову, который более пятидесяти лет занимается изучением художественной истории тверского края. В 2006 году в селе Поддубье Удомельского района Тверской области состоялось торжественное открытие надгробия и придорожного памятного знака, посвященных Григорию Сороке.
       Творчество Григория Сороки принадлежит к наиболее своеобразным явлениями русской культуры. Он стал одним из последних учеников А.Г.Венецианова, основным художественным принципом которого было требование «ничего не изображать иначе, чем в натуре является, и повиноваться ей одной». Вслед за своим учителем Сорока положил начало поэтическому реализму в русском искусстве, формированию образа русского национального пейзажа. В его работах воплотились наиболее привлекательные черты венециановской школы – мудрая простота, непредвзятость и вдумчивость восприятия натуры.
       Однако при жизни Сороки и во второй половине XIX века его полотна, затерянные в усадьбах у владельцев-помещиков, оставались никому не известными. Только в двадцатом веке произошло открытие этого художника, его произведения стали собирать музеи и сейчас невозможно представить картину русской живописи без творчества Сороки.
       Число достоверных работ художника относительно невелико: бесспорными можно считать не более 20 недатированных картин, исполненных в основном в 1840-е годы и тематически связанных с местами, где Сорока жил и работал. Произведения художника хранятся в Русском музее, Третьяковской галерее и других крупнейших коллекциях страны.
       Бесхитростные образы сельской природы, созданные художником, трогают зрителя тонкой наблюдательностью и лиризмом. Это мир, далекий от бурь и потрясений, погруженный в тишину и гармонию. Мир, увиденный созерцательным, неторопливым глазом: «Вид озера Молдино(?)», «Часовня в парке», «Вид в Островках». Люди, населяющие картины Сороки, заняты будничными делами – ужением рыбы, полосканием белья, отдыхом у реки, прогулкой в парке. Их присутствие в пейзаже не нарушает спокойного, замедленного и вместе с тем величавого ритма изображаемого ландшафта: протяженных линий реки, изгибов ее берегов, очертаний деревьев и архитектурных построек, отражений в воде и пятен падающих теней. Работам Сороки присуще редкое сочетание элегической безмятежности, камерности и эпической широты («Вид на плотину», «Рыбаки»).
       Помимо пейзажей, Сорока писал интерьеры и портреты. В картине «Гумно» из собрания Русского музея, исполненной одной из первых, молодой художник разрешает световые и пространственные задачи, подобные тем, которые ставил перед собой его учитель в аналогичной работе. Искусство «оживотворения» предметов на полотне – как «одушевленных», так и «вещественных», состояло в том, чтобы непосредственно на натуре, в конкретном интерьере, изучать законы взаимоотношения света и пространства с помощью перспективы. Двойное освещение – снаружи (слева) и из глубины (через проем в задней стене гумна), создает сложную игру света и тени, выявляя конструктивные особенности лаконичного, геометрически простого интерьера и объемные формы предметов. Интерьер в картине «Кабинет в Островках», в которой Сорока разрешает сходные свето-пространственные задачи, предстает как поэтический образ уединенной и тихой усадебной жизни. Просторный письменный стол на первом плане с бумагами, счётами и письменными принадлежностями, одинокая фигурка читающего мальчика, присевшего с книжкой на край дивана, теплый свет из окон, скользящий по гладко оструганным доскам стен, потолка и пола – каждый элемент этой обыденной жизни звучит отдельной, но гармоничной нотой в общем ансамбле.
       Кисти Сороки принадлежит несколько вариантов портрета его учителя – Алексея Гавриловича Венецианова, исполненных с большим сердечным чувством. Неповторимую индивидуальность портретной живописи художника придают черты наивности в сочетании с остротой восприятия натуры и чуткостью к душевному миру человека. Но при всей скромности и композиционной лаконичности, портреты Сороки жизненны и человечны, им присущи глубина и тонкий психологизм. Художник писал преимущественно членов семьи Милюковых. По-особому трогательны чистотой и свежестью нравственного облика героинь портреты юных девушек – Л.Н.Милюковой, Е.Н.Милюковой, дочерей владельца Сороки Н.И.Милюкова. В «Автопортрете» художник передает облик человека с тонкой душевной организацией, хрупкого и ранимого. С мудрым смирением он зорко всматривается в мир и, вместе с тем, погружен в себя. Лаконичность композиции, контрастность светотеневой разработки и сдержанная цветовая гамма усиливают внутренне напряжение образа, который ранит зрителя своим затаенным трагизмом.