Василий IV Шуйский – царь в 1606-1610 гг.

 

 

Василий IV Шуйский (1552-1612), царь в 1606-1610 гг. Сын князя Ивана Шуйского. Возглавлял тайную оппозицию царю Борису Годунову, поддержал Лжедмитрия I, затем организовал заговор против него. Став царём, подавил восстание И.И. Болотникова. В целях организации обороны против войск Речи Посполитой и Лжедмитрия II заключил союз со Швецией, который привёл к захвату шведами Пскова и Новгорода. Низложен во время восстания в Москве, умер в польском плену.

 

Энциклопедический словарь «История Отечества с древнейших времен до наших дней»

 

***

 

Василий IV Шуйский. Парсуна XVI в.Василий IV Иванович Шуйский (Василий IV Иоаннович) из старшей линии потомков Александра Невского, царь московский 1606-1610 гг.; с 1584 г. боярин; в 1587 г. выслан из Москвы за стремление развести царя Федора с бездетной Ириной. В 1591 г. вел следствие по делу царевича Дмитрия и признал его самоубийство. В 1605 г. бездействием дал усилиться самозванцу, а народу объявил, что царевич спасся; затем В. интриговал против Лжедмитрия I и едва избег казни. В 1606 г. Василий поднял мятеж, погубивший Лжедмитрия, и при содействии своей партии достиг престола, подписав условия: без суда с боярами никого не лишать жизни и имения. Боролся с огромным отрядом Болотникова, потом с Лжедмитрием II, волновавшим Москву из Тушина, и с десятком других самозванцев. В 1608 г. Василий через своего племянника Скопина-Шуйского заключил союз со шведами. Скопин со шведами поправил положение Василия, но польский король, боясь этого союза, объявил войну России и осадил Смоленск. В 1610 г. умер любимец народа Скопин, предполагаемый наследник. Василий Дмитриевич Шуйский разбит поляками при Клушине. Поляки и Тушинский самозванец подошли к Москве. Москвичи с боярами во главе низложили беспомощного Василия и постригли его. Взятый заложником в Польшу в 1611г., Василий умер там в 1612 г.

 

Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона

 

***

 

Василий Иванович Шуйский [1552-12.9.1612], русский царь в 1606-1610 гг. Происходил из рода суздальских князей, боярин с 1584. В 1587 участвовал в дворцовой борьбе против Бориса Годунова и подвергся опале. Хитрый и угодливый, Василий Иванович Шуйский был вскоре прощён и в мае 1591 г. возглавил правительственную следственную комиссию по делу о смерти царевича Дмитрия в Угличе, объявившую причиной гибели болезнь царевича. В начале 1605 г. активно участвовал в военных действиях против Лжедмитрия I. После смерти Бориса Годунова был отозван в Москву. В июне 1605 г. перешёл на сторону Лжедмитрия. Однако вскоре возглавил заговор против него, был приговорён к смерти, затем помилован и сослан, а в конце 1605 г. возвращен ко двору. В мае 1606 г., опираясь на дворцовую и церковную знать, верхушку провинциального дворянства западных и центральных уездов и крупное купечество, снова возглавил заговор против Лжедмитрия I. В ходе народного восстания 17 мая Лжедмитрий I был убит заговорщиками, а 19 мая группа приверженцев Василия Ивановича Шуйского «выкрикнула» его царём; Василий Иванович Шуйский дал крестоцеловальную запись, ограничивавшую его власть. В начале июня правительство Василия Ивановича Шуйского объявило Бориса Годунова убийцей царевича Дмитрия.

Приход Василия Ивановича Шуйского к власти усилил борьбу среди боярства и между южным и столичным дворянством, что привело к обострению крестьянской войны начала XVII в. – восстанию под руководством И. Болотникова. В борьбе с ним Василий Иванович Шуйский выдвинул программу консолидации всех слоев класса феодалов, учитывая их интересы в политике по крестьянскому (Уложение 9 марта 1607 г.), холопскому (указы 1607-1608 гг.), земельному и финансовому вопросам. Отдельные уступки в законодательстве о холопах были направлены на раскол лагеря восставших. Сплочение класса феодалов к весне 1607 г. и поддержка крупнейших городов Поволжья и севера позволили Василию Ивановичу Шуйскому в октябре 1607 г. разгромить восстание. Но уже в августе 1607 г. начался новый этап польской интервенции в России (авантюра Лжедмитрия II). После поражения под Волховом (1 мая 1608 г.), правительство Василия Ивановича Шуйского было осаждено в Москве. К концу 1608 г. многие районы страны оказались под властью Лжедмитрия II, чему способствовали новый подъём классовой борьбы и рост противоречий среди русских феодалов. Попытка добиться вывода польских отрядов Лжедмитрия II дипломатическим путём не удалась. В феврале 1609 г. правительство Василия Ивановича Шуйского заключило договор со Швецией, по которому за наём шведских войск уступало часть русской территории.

С конца 1608 г. началось стихийное народное национально-освободительное движение против польских интервентов, возглавить которое правительство Василия Ивановича Шуйского (в лице командующего русско-шведской армией князя М. В. Скопина-Шуйского) сумело только с конца зимы 1609 г. К марту 1610 г. Москва и большая часть страны были освобождены. Но ещё в сентябре 1609 г. началась открытая польская интервенция. Поражение войск Василия Ивановича Шуйского под Клушином от армии Сигизмунда III 24 июня 1610 г., выступление городских низов против правительства Василия Ивановича Шуйского в Москве привели к его падению. 17 июля 1610 г. частью боярства, столичного и провинциального дворянства Василий Иванович Шуйский был свергнут с престола и насильственно пострижен в монахи. В сентябре 1610 г. он был выдан польскому Гетману С. Жолкевскому, который вывез его в октябре под Смоленск, а позднее в Польшу. Умер Василий Иванович Шуйский в заключении в Гостынском замке.

 

Литература: Платонов С. Ф., Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI-XVII вв., М., 1937; Смирнов И. И., Восстание Болотникова 1606-1607, М., 1951; Шепелев И. С., Освободительная II классовая борьба в Русском государстве в 1608-1610, Пятигорск, 1957.

В. Д. Назаров.

 

Большая советская энциклопедия

 

***

 

Василий Шуйский (1552-1612, Варшава), царь в 1606-1610 гг. Сын князя И. А. Шуйского из рода нижегородско-суздальских князей. Участвовал в дворцовой борьбе против царя Бориса Годунова. В 1582-1583 гг. находился под стражей, в 1587 г. сослан в Галич. С 1591 г. вновь вошёл в Боярскую думу. Возглавлял правительственную комиссию по расследованию дела о смерти в Угличе царевича Дмитрия (1591 г.). В начале 1605 г. участвовал в военных действиях против Лжедмитрия I. После смерти Бориса Годунова был вызван в Москву, где после восстания 1 июня 1605 г. в числе первейших бояр встречал Лжедмитрия I и передал ему государственную печать и ключи от казны. Вскоре арестован за участие в заговоре против Лжедмитрия I и приговорён к смерти, однако был помилован и возвращён ко двору. Вновь организовал заговор, в результате которого 17 мая 1606 г. в Москве вспыхнуло восстание против поляков, Лжедмитрий I убит заговорщиками. На Земском соборе 19 мая 1606 г. Василий Шуйский был избран царём. 1 июня 1606 г. венчался на царство в Успенском соборе. Для пресечения слухов о спасении царевича Дмитрия в Москву из Углича по указанию Василия Шуйского были доставлены останки царевича. Из Варсонофьевского монастыря в Троице-Сергиев монастырь были перенесены останки Годуновых (Бориса, его жены Марии и сына Фёдора). Правление Василия Шуйского проходило в обстановке борьбы за власть боярских группировок, восстания И. И. Болотникова, действий отрядов Лжедмитрия II, поляков и шведов. В период осады Москвы войском Болотникова и отрядами И. Пашкова и П. П. Ляпунова (1606 г.) Василию Шуйскому удалось привлечь на свою сторону дворян. Уложение 1607 г. способствовало сплочению правящей верхушки и подавлению восстания Болотникова. В ходе борьбы с Лжедмитрием II Василий Шуйский заключил договор со Швецией, согласно которому за наём шведских войск уступал королю часть территории Российского государства. Последний год правления Василия Шуйского был отмечен частыми волнениями горожан, заговорами против царя. 17 февраля 1609 г. попытку поднять горожан на восстание предприняли князь Р. Гагарин, воевода Г. Сумбулов и Г. Грязной. Твёрдая позиция патриарха Гермогена привела к провалу замысла, заговорщики и около 300 горожан бежали в Тушино. Вскоре был раскрыт заговор, во главе которого стоял боярин И. Крюк-Колычев. Поражение правительственных войск под Клушином от армии польского короля Сигизмунда III 24 июня 1610 г. привело к падению правительства Василия Шуйского. 17 июля 1610 г. Василий Шуйский был свергнут с престола, насильно пострижен в монахи и заключён в Чудов монастырь. В сентябре 1610 г. Василий Шуйский вместе с двумя братьями был выдан гетману С. Жолкевскому и увезён в Речь Посполитую. Умер в плену. В 1635 г. его останки были перезахоронены в Архангельском соборе Кремля.

 

Литература: Абрамович Г. В., Князья Шуйские и российский трон, Л., 1991. Скрынников Р. Г., Лихолетье. Москва в XVI—XVII веках, М., 1988;

 

Е. И. Куксина.

 

Энциклопедия «Москва»

 

***

 

Василий IV Иванович Шуйский (1552-1612) – политический деятель эпохи Смуты, русский царь в 1606-1610 гг.

Происходил из рода суздальских князей Шуйских, потомков брата князя Александра Невского Андрея II Ярославича. Отец его служил воеводой в русском войске и погиб в битве со шведами у крепости Лоде в 1573 г. Современники свидетельствуют, что по духу и по характеру Василий Шуйский олицетворял свойства старого русского быта: был лишен предприимчивости, был тем не менее хитер, терпелив и стоек в достижении амбициозных политических целей.

Начал политическую карьеру еще при Иване Грозном: в 1576 г. входил в его свиту, был дружкой на последней свадьбе многократно женившегося царя. В 1581-1582 гг. охранял как воевода границу на Оке. В 1582-1583 гг. был в опале, но уже в 1584 г. вновь оказался при дворе и получил чин боярина (вскоре после женитьбы на княжне Елене Михайловне Репниной).

После смерти Грозного стал поначалу на сторону противников Бориса Годунова, за что вновь подвергся опале (в 1588 г. был заточен в Галиче, но вскоре вновь возвращен в столицу). Лестью и хитростью он сумел не только добиться прощения, но и возглавить в мае 1591 г. следственную комиссию по делу о царевиче Дмитрии, умершем в Угличе при странных обстоятельствах. Людская молва приписывала вину в смерти царевича Годунову. Шуйский единственный знал правду о трагедии, но счел нужным объявить причиной гибели болезнь царевича, за что был обласкан фактическим правителем и в 1596 г. направлен с полком в Алексин - «по крымским вестем» (предупредить наступление крымчан).

Опытный воевода, к началу 1605 г. он активно участвовал в военных действиях против Лжедмитрия I. После смерти Бориса Годунова в мае 1605 г. был отозван в Москву. В июне 1605 г. перешел на сторону Лжедмитрия, публично заявив, что как член комиссии по расследованию убийства царевича, точно знает, что «Дмитрий остался жив». Однако вскоре сам возглавил заговор против Лжедмитрия и обвиненный в распространении слухов о его самозванстве, был приговорен к смерти. Чудом спасся: помилованный Лжедмитрием, он был лишь сослан и, по некоторым данным, даже в ссылке получал информацию о событиях в столице. В мае 1606 г., поддержанный боярской и церковной верхушкой, крупным купечеством и провинциальным дворянством (прежде всего, смоленским), Шуйский вновь был выдвинут в лидеры заговора против Лжедмитрия.

Через два дня после убийства Лжедмитрия заговорщиками, 19 мая 1606 г., группа сторонников Шуйского выдвинула его в Москве на царство. Посаженный на престол боярством, он при венчании на царство дал «крестоцеловальную запись», согласно которой обязывался все важнейшие дела решать «по совету» с ним.

В начале июня правительство Шуйского объявило Бориса Годунова убийцей царевича Дмитрия, который был канонизирован в качестве святого страстотерпца как невинно убиенный от царя Бориса.

Приход Шуйского к власти усилил борьбу южного и столичного дворянства, совпавшую с развертыванием крестьянской войны под руководством И. И. Болотникова. В период осады Москвы войском Болотникова и отрядами Истомы Пашкова и Прокопия Ляпунова в 1606 г., Шуйский сумел привлечь на свою сторону дворян, уход отрядов которых из войска Болотникова сильно изменил соотношение сил в пользу правительственных войск. Для подавления социального конфликта и консолидации сил господствующего класса Шуйский не только мобилизовал все военные ресурсы страны, но и издал Уложение от 9 марта 1607 г., признававшее крепостных крестьян закрепленными за теми владельцами, за которыми они были записаны в писцовых книгах 1590-х гг., и устанавливавшее 15-летний срок сыска беглых крестьян.

К осени 1607 г. крестьянская войны была потоплена в крови и подавлена, но спокойствия так и не настало. В стране объявился новый самозванец – Лжедмитрий II.

Сложности в публичной жизни Василия осложнялись тревогами в жизни частной: у царя умерла жена. Повторный брак был заключен незамедлительно – 17 января 1608 г. уже немолодой (56-летний), подслеповатый и низкорослый правитель сочетался браком с юной княжной Марией Буйносовой Ростовской (? -1626). В январе 1608 г. он перебрался с нею в новый дворец в Кремле.

Между тем, польские отряды вместе с Лжедмитрием II подступали все ближе к столице: 1 мая 1608 г. самозванец разбил под Болховом русское войско и обосновался в подмосковном Тушине. Правительство Шуйского и его семья оказались в Москве в осаде. Резко выросли цены на хлеб. Ряд центральных районов страны (Рязань, Арзамас) объявили себя согласными быть «под рукой» второго Лжедмитрия, надеясь, что это принесет облегчение.

Шуйскому стало ясно, что дипломатическим путем отряды самозванца уже не вывести. Поэтому в феврале 1609 г. он принял решение заключить в Новгороде (Псков уже успел присягнуть Лжедмитрию) договор со Швецией, по которому за наем шведских войск уступал ей часть русской территории (Корелу или Кексгольм с уездом). Часть северно-русских земель, в особенности Вологда, уже сделали ставку на Лжедмитрия, и поступление собранных на тех территориях налогов, товаров заморской торговли через Архангельск и сибирской меховой казны означало бы немедленный финансовый крах правительства Шуйского.

Василий был поставлен перед необходимостью не выпустить из-под своего контроля назревавшее в стране с конца 1608 г. стихийное народно-освободительное движение против интервентов. В конце зимы 1609 г. он назначил командующим войсками на подступах к столице своего племянника – воеводу князя М. В. Скопина-Шуйского, пользовавшегося доверием и уважением в войсках и участвовавшего в переговорах со шведами о предоставлении военной помощи в борьбе с поляками.

В 1609 г. племянник Василия Шуйского освободил поволжские города, в марте 1610 г. снял блокаду столицы, освободив север и большую часть Замосковного края от войск «тушинского вора» Лжедмитрия II и его союзников-поляков. Но рост его популярности вызвал у царя опасения за судьбу трона. По слухам, Василий Шуйский распорядился отравить племянника, что и было исполнено женой брата царя Екатериной Скуратовой-Шуйской.

Физическая ликвидация родственника не принесла счастья и успеха царю Василию. 24 июня 1610 г. его войско потерпело поражение под Клушиным от численно превосходившей агрессивно-настроенной польской армии под командованием Сигизмунда III. Неудачи Василия Шуйского в борьбе с интервентами, недовольство дворян и части бояр территориальными уступками иноземцам на северо-западе страны стали причинами подготовки мятежа против этого правителя. Его возглавил рязанский дворянин Прокопий Ляпунов, еще недавно, в 1608 г., верный своему патрону даже в оппозиционной Шуйскому Рязанской земле.

В июле 1610 г. выступление городских низов против правительства Шуйского привело к его падению; Василий был свергнут и принудительно пострижен в монахи в Чудовом монастыре. Власть временно перешла к группе бояр. В сентябре 1610 г. Шуйский был выдан польскому гетману С. Жолкевскому, который вывез его через месяц под Смоленск, а позднее в Варшаву. Мнишеки требовал суда над ним за убийство супруга Марии Мнишек – Лжедмитрия I, но польский сейм отнесся к Шуйскому снисходительно. Умер Василий Шуйский 12 сентября 1612 г. в заключении в Гостынском замке.

В 1635 г. его останки были перезахоронены в Архангельском соборе Кремля.

 

Литература: Абрамович Г.В. Князья Шуйские и российский трон. Л., 1991; Платонов С. Ф. Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI-XVII вв. М., 1937; Скрынников Р.Г. Лихолетье. Москва в XVI-XVII веках, М., 1988; Скрынников Р.Г. Смута в России в начале ХVII в. Иван Болотников. Л., 1988.

 

Лев Пушкарев, Наталья Пушкарева

 

Энциклопедия «Кругосвет»

 

***

 

Василий IV Иванович (Шуйский), царь Московский и всея Руси. Родился в 1547 г., вступил на престол 19 мая 1606 г., низложен 17 июля 1610 г., умер 12 сентября 1612 г. «Старейшая братья» среди князей Рюриковичей, потомки старшего брата Александра Невского, Андрея, Шуйские всегда держались в верхних слоях московского боярства и даже в эпоху опричнины, благодаря верной службе в «новом дворе» государевом, постоянно встречаются в почетных должностях. С 1580 г. имя князя Василия начинает попадаться в разрядах; в 1581 и 1583 гг. он был в числе воевод, отправленных на берег, но в 1583 г. подозрительный царь почему-то взял со всех его братьев поручную по нем. При царе Федоре князь Василий получил сан боярина, но, не выдаваясь ни как ратный воевода, ни как муж совета, не приобрел влияния, заслоненный в думе другими, более талантливыми представителями его рода. Весной 1585 г. он был послан на воеводство в Смоленск, где и оставался до 1587 г. Опала, постигшая Шуйских и их единомышленников за челобитную царю о разводе с Ириной, коснулась и Василия, но незначительность ли его роли в интриге его родни против царского шурина, влияние ли родственных связей (женитьбой на княжне Репниной он породнился с Романовским кружком, тогда еще близким к Годунову, а по жене брата своего Димитрия был в свойстве с ним), или и то и другое вместе были причиной того, что Василий был скоро возвращен в Москву. До 1590 г. его имя не встречается ни в списках воевод при полках и по городам, ни в числе приглашенных к царскому столу, ни среди участников дипломатических переговоров. В 1590 г. он сидел первым воеводой в Великом Новгороде, а в 1591 г. ему, с митрополитом Геласием и окольничим А. Клешниным, было поручено расследование темной Углицкой истории. В докладе следователей, объяснивших смерть царевича случайным поранением в припадке падучей и обвинивших Нагих в произведенной смуте и совершенных убийствах, многие историки готовы видеть подтасовку показаний, произведенную Шуйским с целью добиться расположения не благоволившего к нему правителя. Но дальнейшая служба князя Василия при царе Федоре не свидетельствует о росте его влияния при дворе. И при царе Борисе, занимая третье вообще и первое среди Шуйских место в думе государевой, Василий не играл крупной роли. Борис, подозрительно относившийся к боярству, то держал Шуйского в большом почете, то удалял его от двора (в 1600-1601 гг., например, Василий был воеводой в Новгороде), не позволял ему жениться (вторым браком); по некоторым известиям, даже снимали допросы с лиц, бывавших у Шуйских. Смирившийся пред Годуновым Василий, видимо, и не замышлял в это время измены. Да и сам царь, очевидно не считая его виновным в подстановке Самозванца, после битвы у Новгорода-Северского вверил ему и Мстиславскому главное начальствование над войском, посланным против самозванца. Они нанесли ему решительное поражение при Добрыничах (20 января 1605 г.), а потом осадили Кромы. Вызванный сейчас же после смерти царя Бориса в Москву, Василий клятвенно уверял волновавшийся народ в самозванстве претендента, но потом, убедившись в непрочности положения Годуновых, стал, по указаниям некоторых источников, распространять слухи о спасении царевича, а 1 июня на вопрос народа уже открыто заявил, что в Угличе вместо Димитрия был похоронен попов сын и что к Москве идет истинный сын Грозного. В тот же день Годуновы были свергнуты, Москва признала Димитрия, а князь Василий с братьями сейчас же начал организовывать заговор против нового царя, признанию которого сам так способствовал. Сильно спеша, Шуйские не были достаточно осторожны. Заговор был открыт, и 30 июня князь Василий, как главный виновник, приговоренный «собором» к смерти, готовился сложить голову на плахе «за веру и за правду». Царь даровал ему жизнь и отправил с братьями в ссылку, конфисковав их имения. Вскоре Шуйские были прощены совсем и возвращены в Москву. Князь Василий сумел даже добиться расположения Самозванца: получил от него разрешение жениться, сопровождал его вдвоем с одним поляком, когда он incognito ездил смотреть на въезд своей невесты в столицу, на царской свадьбе исполнял почетную обязанность тысяцкого. В то же время, едва вернувшись в Москву, он уже создавал новый заговор или примкнул к устроенному еще до него. Уже в конце 1605 г. заговорщики тайно поручили послу Димитрия к Сигизмунду передать королю, что, недовольные своим царем, они готовы свергнуть его. С начала 1606 г. извещали царя о тайных врагах, но он не верил этим предупреждениям. Заговорщики, ведя теперь дело с большой осторожностью, действовали успешно, ловко пользуясь недовольством в разных слоях общества, не пренебрегая клеветой для усиления этого недовольства. Шуйские пустили в ход свои давние связи с торговыми кругами Москвы, вызвали в столицу массу челяди; на сторону заговора были привлечены приготовленные к походу служилые люди; в решительный момент выпустили заключенных. И все же, чтобы вернее достигнуть цели, заговорщики начали восстание 17 мая лживыми выкриками, что паны собираются побить бояр и царя. Давно возмущенные высокомерным, заносчивым поведением поляков, москвичи так принялись за них, пока бояре расправлялись с царем, что едва удалось прекратить избиение поляков. Самозванец был убит. Знатнейший по роду и осиянный ореолом «первострадальца», Шуйский был главным кандидатом на опустевший престол. Но были и другие. «Выкрикнутый» своими в толпе, собравшейся 19 мая для обсуждения дел, Шуйский поспешил, не дожидаясь всенародного избрания, взять в руки власть. Услужливыми друзьями сейчас же была начата в Успенском соборе присяга царю Василию. Данный стране в цари кучкой приверженцев, мало популярный в народе, новый царь хорошо сознавал непрочность своего положения и с большой поспешностью принялся всеми средствами укреплять его. В грамотах, разосланных по городам сейчас же по воцарении (начиная с 20 мая), Василий объявлял, что вступил на престол «по коленству своему», но вместе с тем, говоря заведомую неправду, присовокуплял, что его молили «быти на Московском государстве государем» высшие духовные и светские чины и дворяне и «всякие люди Московского государства». Он поторопился, даже не выждав избрания патриарха, освятить свою власть венчанием на царство (1 июня 1606 г.). Стараясь уничтожить еще жившую в народе веру, что царь Димитрий – действительно сын Грозного, и опровергнуть уже бродившие слухи о спасении его, Шуйский в грамотах определенно называл своего предшественника самозванцем Гришкой Отрепьевым и рассказывал всю его историю, кончая гибелью его. Чувствуя, очевидно, что ему, столько раз менявшему свои показания о Димитрии, не окажут должного доверия, царь прилагал к своим грамотам покаянные признания матери царевича, что только угрозы заставили ее объявить Самозванца своим сыном. Он рассылал компрометирующие Самозванца документы, частью найденные после его гибели, частью сфабрикованные, и не всегда умело, новым правительством. Пущены были в ход и литературные произведения, составленные дружественными Шуйскому авторами. Митрополит Филарет, Нагие и другие были посланы в Углич отыскать и перенести в Москву останки царевича Димитрия, который теперь, вопреки данным следствия, произведенного самим же Шуйским, был объявлен убитым клевретами Бориса и, как мученик, был причтен к лику святых. В народе иные не верили даже в чудеса от мощей нового святого, тем более – словам грамот; большинство недоумевало и волновалось, точно ожидая чего-то. Для удовлетворения своих сообщников Василий, при вступлении на престол, целовал крест в том, что будет судить всех по правде, не будет класть опалы на невинных и слушать доносы, не будет никого предавать смерти, «не осудя истинным судом с бояры своими». Это означало возврат к старине, при котором боярство должно было снова получить участие в управлении. Но и среди бояр Шуйскому не удалось найти опоры. Князь Василий Голицын сам мечтал о короне и имел сторонников. Уже в конце мая было обнаружено в Москве какое-то движение в пользу передачи престола Мстиславскому. Глава Романовской группы, митрополит Филарет, предназначавшийся в патриархи, был удален обратно в Ростов, да и другие члены кружка внушали Шуйскому подозрение. Уже первый его посол в Польше говорил тайком, что бояре недовольны царем Василием и хотели бы видеть на его месте Владислава или самого Сигизмунда. Верных слуг Самозванца Шуйский, опасаясь измены в Москве, неосмотрительно разослал по городам, где они вели интриги против него; иные прямо распускали слухи о спасении Димитрия. Даже престарелый, ослепший инок Стефан, «что был царь Симеон Бекбулатович», казался настолько опасен подозрительному Василию, что он 29 мая распорядился увезти его из Кириллова монастыря в Соловки под стражу. Такие поступки нового царя ясно показывали, что он не намерен сдерживать данные обещания. Это восстановляло против него бояр, смотревших на него как на своего ставленника. Поляки – друзья и слуги Самозванца – были посажены в Москве под стражу, потом разосланы по городам; даже послы были задержаны и жили под строгим надзором. В Польшу было послано посольство (в июне) с объяснениями и обвинениями короля и панов-рады в пособничестве Самозванцу. Рокош помешал Сигизмунду объявить сейчас же войну в отмщенье за убитых в Москве и за задержание послов, но негодование поляков скоро нашло выход в иной форме. В мае, июне и июле в Москве неоднократно возникали народные волнения, настолько опасные, что иногда Кремль приводили в боевую готовность. Еще серьезнее было движение в Северской Украине – район первоначальных успехов Самозванца, где теперь сеял смуту, уверяя всех в спасении Димитрия, путивльский воевода, князь Григорий Шаховской. Вождь начавшегося восстания во имя Димитрия, Болотников, поднял знамя социальной борьбы. В своих всюду расходившихся «воровских листках» он призывал холопов, крестьян и казаков избивать бояр и богатых, обещая в награду чины, имения и жен убитых. Силы мятежников быстро росли. К ним пристали даже служилые люди заокских городов, с Пашковым, Сумбуловым и Ляпуновым во главе, помнившие щедрость к ним Самозванца и не ждавшие ничего хорошего от скупого и пристрастного к знати Шуйского. Царские отряды терпели неудачи; мятежники двумя путями шли к Москве, и в октябре столица оказалась в осаде. На сторону восставших перешел, но не надолго, ряд западных замосковных городов; в нижегородских местах восстала мордва. Брожение замечалось в Перми и Вятке, в Новгороде и Пскове. В псковских пригородах стрельцы провозгласили царем еще не явившегося Димитрия; в Астрахани то же сделал воевода князь Хворостинин, брат удаленного Шуйским кравчего Самозванца. Рати царя собирались медленно, но ему помогли отсутствие Димитрия и социальная рознь среди собравшихся под знаменами Болотникова. Уже 15 ноября отъехали к Шуйскому рязанские дворяне с Ляпуновым и Сумбуловым, а 2 декабря, в день решительной битвы, которую получивший подкрепление царь дал Болотникову, последнему изменил и Пашков со своим отрядом. Болотников заперся в Калуге, которую осадил с большим войском Мстиславский. Шереметева  послали усмирять Астрахань, а в Москве занялись иного рода борьбой с крамолой. Восстание Болотникова ясно показало, как слаба связь между царем и народом, как легко недовольные или увлекаемые призраком Димитрия оставляют Шуйского, и Василий решился еще раз воздействием религии привязать к себе сердца подданных. В феврале 1607 г. в Успенском соборе вызванный специально «для его государства и земского великого дела» бывший патриарх Иов торжественно разрешил народ от греха нарушения присяги Борису и Самозванцу и убеждал прекратить вражду и раздоры и верно служить недавно избранному царю. В то же время правительство стремилось ослабить социальную подоплеку движения, усиливая надзор за холопами и крестьянами, давшими основную массу войск Болотникову. Указ 7 марта 1607 г., отмененный позднейшими распоряжениями 1609 г., запрещал держать добровольных холопов без формальных крепостей и удовлетворять иски господ «о кабалах» на таких неукрепленных рабов. Уложением 9 марта того же года прекращался крестьянский выход, устанавливались штрафы за прием чужих крестьян и 15-летняя давность исков о беглых холопах и крестьянах. Между тем военные действия шли неудачно для Шуйского и под Астраханью, и под Калугой. Желая избавиться от Болотникова, царь согласился на предложение Фидлера отравить вождя восставших; но Фидлер, получив деньги и пробравшись в Калугу, передался на сторону Болотникова. Весной на помощь Калуге прислан был отряд из Тулы, где сидели князь Шаховской и явившийся еще при царе Димитрии самозванец Петр. Царские воеводы под Калугой были разбиты, и освобожденный от осады Болотников перебрался в Тулу. Летом, с огромным войском, пошел под Тулу сам царь и, разбив высланные вперед отряды мятежников, в июне осадил Тулу. Мятежный край был отдан на разграбление. Осажденные защищались отчаянно и только 10 октября, затопленные запруженной Упой, сдались. Самозванец Петр был повешен, Болотников утоплен в Каргополе, Шаховской сослан на Кубенское озеро; мелких «воров» массами топили, холопы военнопленные возвращались господам или отдавались желающим на поруки, что тоже вело к кабале. Такой расправой Шуйский подготовил почву для нового восстания. Его носителями были отпущенные домой, в Украину, добровольно бившие челом царю казаки и получившие отпускные холопы. Жестокая экзекуция восстановила против Шуйского всех пострадавших от нее. С торжеством вернулся царь по взятии Тулы в столицу и радостно справил свадьбу свою, женившись 17 января 1608 г. на княжне Буйносовой-Ростовской, с которой был обручен при Самозванце. Еще в июле 1607 г. в Стародубе появился давно жданный Димитрий, и скоро поднялась новая, еще более могучая волна народного движения против Шуйского. У нового самозванца было мало искренних друзей, еще меньше веривших в истинность его царского происхождения сторонников; но имя Димитрия, нашедшее в нем определенного носителя, было нужно как лозунг, объединявший всех противников Шуйского. Военные действия во имя Димитрия давали повод свести личные счеты, поживиться чужим добром. К новому Димитрию шли остатки армии Болотникова, казаки с Дона и Днепра, польская вольница, которой с угасанием рокоша становилось нечего делать на родине, и часто грозили судебные процессы, наконец, все недовольные Шуйским. В октябре самозванец был уже в Епифани, но, узнав о сдаче Тулы, бежал в Орел, откуда весной начал новое наступление. 10-11 мая под Болховом были разбиты воеводы Шуйского; в июле самозванец стал лагерем в селе Тушине под Москвой, где вскоре было организовано настоящее правительство, с думой, приказами и проч. Многочисленные отряды «Вора» блокировали Москву, перехватив ведущие в нее пути и затруднив таким образом подвоз провианта, осадили Троице-Сергиев монастырь и рассеялись по стране, приводя ее к присяге на имя Димитрия. Из крупных центров только Нижний, Казань, Коломна, Рязань и Смоленск верно стояли за Шуйского; Новгород колебался, остальные перешли на сторону Тушинского Вора. Положение Шуйского стало критическим. Правда, у него в Москве были собраны значительные военные силы, и в боях под столицей далеко не всегда тушинцы брали верх. Но среди служилых людей и воевод еще до московской осады обнаружилась «шатость» (главными виновниками в измене были признаны родственники Романовых, князья Троекуров и Катырев-Ростовский). Многие начали прямо отъезжать в Тушино – например, близкие Романовым князья Сицкий и Черкасский, братья Трубецкие и пр. Сокращение подвоза продуктов поднимало цены на хлеб и вызывало народные волнения. Отложение городов не позволяло надеяться на скорое освобождение столицы собственными силами. Заключенный 23 июля 1608 г. договор о перемирии с Польшей на три года одиннадцать месяцев, причем поляки из Тушина должны были уйти в отечество, не был выполнен: бывшие в Тушине поляки отказались оставить Вора, а отпущенная из плена Марина , за которую было обещано, что она не будет именоваться московской царицей, попав намерено в Тушино, признала в Воре своего мужа, будто бы спасшегося от гибели 17 мая. При таких обстоятельствах царь, чтобы удержаться на престоле и прекратить смуту, обратился за помощью к Швеции, которая еще с 1606 г. настойчиво предлагала ее. Летом 1608 г. с этой целью в Новгород был послан князь Михаил Васильевич Скопин-Шуйский. 28 февраля 1609 г. в Выборге был подписан договор об оборонительном союзе Москвы с Швецией против Польши. Ценою уступки Корелы с уездом и отказа от прав на Ливонию Шуйский получил несколько тысяч наемников. С ними и с собранными в Новгороде служилыми людьми Скопин-Шуйский начал весной очищать от тушинцев города по дороге к Москве, но вынужден был остановиться в Твери, так как шведский отряд отказался идти дальше вследствие неуплаты жалованья. Между тем стойкая оборона Троицкой обители образумила одних, насилия и грабежи, чинимые в стране бродившими всюду отрядами польских наездников и русских «воров» подняли других, и с конца 1608 г. началось самостоятельное народное движение не столько за Шуйского, сколько против Тушина, в защиту порядка и имущества. Встали заволжские мужики, вскоре получившие руководящий центр в Вологде, сносившейся с Москвой и Скопиным-Шуйским; началась борьба против тушинцев и на Средней Волге и Оке, где руководителем был Нижний, опиравшийся на Казань и подходившие с юга отряды усмирившего Астрахань Шереметева. К концу 1609 г. усилиями всех названных отрядов тушинцы были выбиты из северной части Замосковья. Войска Скопина-Шуйского и Шереметева соединились в Александровской слободе. Отсюда были посланы два отряда в помощь Троицкому монастырю; осажденные с новыми силами нанесли полякам поражение, и 12 января 1610 г. осада была окончательно снята. В Москве это время проходило очень тревожно. Царь не пользовался сочувствием, и если еще многие сидели с ним в осаде, то только потому, что боялись худшего от Тушина. Отъезды недовольных царем к Вору стали обычным явлением; выработался особый тип перелетов, которые, переходя то на одну, то на другую сторону, старались получать выгоды от обоих правительств. Находились в числе сидевших в Москве и такие, как кн. Мстиславский и Авр. Палицын, которые состояли в переписке с польскими вождями Вора и сообщали им сведения о движении «станиц» Скопина и других. Население роптало и было готово к волнениям; повышение цен на хлеб и интриги не раз вызывали настоящие бунты. 25 февраля 1609 г. мятежники с князьями Романом Гагариным, Грязным и Сумбуловым во главе, ворвались в Кремль, требовали низложения Шуйского, осыпали оскорблениями стоявшего за царя патриарха Гермогена и, не добившись своего, большой толпой (около 300 человек) отъехали в Тушино. Даже боярин Крюк-Колычев, давний единомышленник Шуйских, пострадавший с ними в 1587 г. и царем Василием пожалованный в бояре, был уличен в заговоре против царя и в апреле 1609 г. казнен. Шли толки о близком цареубийстве, сроком которого назначали то «Николин день» (9 мая), то Вознесенье (25 мая), то Петров день (29 июня). В сентябре осадой Смоленска начал военные действия против Шуйского Сигизмунд, освободившийся от рокоша, недовольный союзом царя Василия с Швецией и желавший воспользоваться смутой на Руси для территориальных приобретений или даже рассчитывавший, по заявлениям бояр, сесть или посадить сына на московский престол. В Тушино к полякам явились послы от короля с предложением оставить «царика» и поступить на службу к Сигизмунду. Не ожидавший ничего хорошего для себя от начавшихся переговоров, Вор около 6 января 1610 г. бежал в Калугу, куда за ним потянулись казаки и некоторые из его «бояр», а в феврале приехала и Марина. Большинство русских чиновных тушинцев, с нареченным патриархом Филаретом и Михаилом Салтыковым во главе, решили просить у Сигизмунда сына его на престол московский. 4 февраля под Смоленском были подписаны условия, на которых Сигизмунд и послы тушинцев договорились воцарить в Москве Владислава. Значительная часть поляков поступила в войско короля; оставшиеся, не чувствуя себя в силах держаться под Москвой, зажгли опустевший лагерь и ушли к западу (в начале марта 1610 г.). Тушино пало, Москва освободилась от осады и 12 марта радостно встретила Скопина-Шуйского, на которого смотрели как на освободителя и от которого ждали дальнейших подвигов во славу родины. Пылкий Ляпунов еще раньше присылал молодому герою предложение воцариться на Москве. Неожиданная смерть Скопина (25 апреля), в которой молва обвиняла жену царского брата Димитрия, а Ляпунов, открыто – самого царя, лишила Шуйского последней опоры. В Москве к его прежним врагам прибавился еще в мае отполоненный у поляков Филарет Романов. Ляпунов поднял настоящее восстание, замыслив возвести на престол князя В. Голицына. Несчастная Клушинская битва (24 июня), в которой царские войска, с Д. Шуйским во главе, понесли тяжкое поражение от Жолкевского, решила судьбу «самоизбранного» царя. Угрожаемые с юга придвинувшимися отрядами Вора, вероломно предлагавшими Москве низложить обоих царей и сообща выбрать нового, с запада – Жолкевским, также возбуждавшим подметными письмами население столицы, москвичи не желали больше бороться за нелюбимого Василия. Собравшаяся 17 июля толпа, с Зах. Ляпуновым во главе, низложила царя и посадила за приставов его братьев. Опомнившись на другой день под насмешками тушинцев, предлагавших теперь в цари Москве своего Димитрия, некоторые стали думать о возвращении престола Шуйскому; на этом стоял и патриарх Гермоген, но враги низложенного насильно постригли его в монахи (19 июля) и заключили в Чудов монастырь. Гермоген, однако, не признал этого пострижения и еще надеялся возвратить Шуйскому корону. Подошедший к Москве Жолкевский, понимая, как опасно для успеха Владислава присутствие в Москве Шуйского, потребовал выдачи его с братьями, под предлогом создаваемых ими смут. Не добившись этого, он, вопреки Гермогену и его единомышленникам, настоял на переводе невольного инока поближе к польской границе, в Иосифов Волоколамский монастырь, а его братьев – в крепость Белую. Уходя из России, он захватил их всех с собой и 31 октября представил под Смоленском Сигизмунду как военнопленных. Они были отправлены в Польшу и, пережив еще унижение торжественной выдачи их Жолкевским королю и нации на сейме 19 октября 1611 г., были заключены в Густынский замок, где бывший царь и умер 12 сентября 1612 г. В 1620 г. Сигизмунд торжественно перенес его гроб в Варшаву, в нарочно построенный мавзолей, а в 1635 г. останки царя Василия были возвращены в Россию и погребены в Архангельском соборе.

 

Источник: http://rulex.ru/01030130.htm