Дмитрий Донской – Великий князь Московский и Владимирский.

 

 

Дмитрий Донской (1350-1389), великий князь московский (с 1359 г.) и владимирский (с 1362 г.), сын великого князя Ивана II Красного. При нём в 1367 г. построен белокаменный кремль в Москве. Возглавил вооружённую борьбу русского народа против Золотой Орды; руководил разгромом ордынцев в битве на р. Вожа (1378 г.). В Куликовской битве 1380 г. (верховья Дона) проявил выдающийся полководческий талант; был прозван Донским. В княжение Дмитрия Донского Москва утвердила своё руководящее положение в русских землях. Он впервые передал великое княжение Василию I без санкции хана. Канонизирован Русской православной церковью.

 

Энциклопедический словарь «История Отечества с древнейших времен до наших дней»

 

***

 

Дмитрий Донской. Парсуна XVII в.Дмитрий Иванович Донской (12.10.1350, Москва, - 19.5.1389, там же), великий князь владимирский и московский с 1359 г., сын князя Ивана II Ивановича Красного, внук Ивана I Даниловича Калиты. В первые годы при малолетнем Дмитрии Ивановиче Донском правительство возглавлял митрополит Алексей. Опираясь на возросшую мощь Московского княжества, поддержку служилых бояр и горожан, Дмитрий Иванович Донской преодолел сопротивление соперников в борьбе за великое княжение – суздальско-нижегородского, рязанского и тверского князей. При нём в 1367 г. был построен первый каменный кремль в Москве, в 1368 и 1370 гг. его войска отразили нападения на Москву литовского князя Ольгерда. Во время войны с Тверью (1368-75 гг.) Дмитрий Иванович Донской в 1375 г. принудил тверского князя к признанию своего старшинства и союзу в борьбе с Золотой Ордой. В 1376 г. Московское княжество утвердило своё влияние в Болгарии Волжско-Камской, в 1378 г. его рать разбила под Скорнищевом рязанского князя. Дмитрий Иванович Донской первый из московских князей возглавил вооружённую борьбу народа против татар: в 1378 г. на р. Вожа было разгромлено татарское войско Бегича, а в 1380 г. Дмитрий Иванович Донской во главе объединённых русских сил выступил навстречу полчищам татарского темника Мамая, двигавшимся на Русь. В Куликовской битве 1380 г., завершившейся разгромом завоевателей, Дмитрий Иванович Донской проявил выдающийся полководческий талант, за что был прозван Донским. После нападения татарского хана Тохтамыша на Москву в 1382 г. Дмитрий Иванович Донской организовал работы по восстановлению города. В княжение Дмитрия Ивановича Донского Москва утвердила своё руководящее положение в русских землях. Дмитрий Иванович Донской впервые передал великое княжение старшему сыну Василию без санкции Золотой Орды как «свою отчину».

 

Литература: Повести о Куликовской битве, М., 1959; Сахаров А. М., Образование и развитие Российского государства в XIV-XVII вв., М., 1969. Черепнин Л. В., Образование Русского централизованного государства в XIV-XV вв., М., 1960.

 

А. М. Сахаров.

 

Большая советская энциклопедия

 

***

 

Дмитрий Донской (1350, Москва – 1389, там же), великий князь московский (с 1359 г.) и владимирский (с 1362 г.). Сын князя Ивана II Красного и его второй жены Александры. В годы малолетства Дмитрия боярское правительство возглавлял митрополит Алексий. При Дмитрии происходило дальнейшее укрепление и расширение Московского княжества. В 1364 г. в Москву из Нижнего Новгорода, через Коломну, пришёл «великий мор», свирепствовавший около двух лет. В засушливое лето 1365 г. Москва сильно пострадала от пожара (так называемый всехсвятский пожар; загорелась церковь Всех Святых в Чертолье, и «оттого погорел весь город Москва, и посад, и Кремль, и Загородье, и Заречье»). В 1366 г. Дмитрий женился на дочери нижегородского князя Дмитрия Константиновича Евдокии Дмитриевне (из-за московского пожара венчание проходило в Коломне). В 1367-68 гг. в условиях постоянной военной угрозы Дмитрий начал строительство в Москве белокаменного Кремля. Новый Кремль успешно выдержал две осады литовских войск князя Ольгерда (1368 г., декабрь 1370 г.). Получив в Орде (1371 г.) ярлык на великое княжение владимирское, Дмитрий был вынужден защищать московские земли от вторжения войск тверского князя Михаила Александровича (1371-72 гг.). Новый конфликт с Тверью начался после отъезда из Москвы в Тверь (1374 г.) сына московского тысяцкого И. В. Вельяминова и гостя Некомата Сурожанина. Мирный договор (1375 г.) значительно урезал самостоятельность Тверского великого княжества. В 1370-х гг. Дмитрий усилил сопротивление Орде: в 1377 г. московские полки потерпели поражение на р. Пьяне, в 1378 г. Дмитрий разбил ордынское войско на р. Воже. В 1380 г. в Куликовской битве Дмитрий нанёс сокрушительное поражение Мамаю, за что стал именоваться «Донской». В битве участвовало московское городское ополчение, так называемая тысяча. 1 октября 1380 г. Дмитрий Донской торжественно вступил в Москву. В память о победе на Куликовом поле в Москве была воздвигнута церковь Всех Святых на Кулишках (современное здание XVI-XVII вв., Славянская площадь, 2). В 1382 г. Москва была разорена ханом Тохтамышем. Весть об отъезде Дмитрия Донского из Москвы (за помощью в Кострому) привела к восстанию 1382 года в Москве. Вернувшись в Москву, Дмитрий Донской начал восстановление города. При Дмитрии Донском были основаны Андроников, Алексеевский, Симонов, Петровский и Рождественский монастыри. Под власть Москвы перешли часть Мещёры, Смоленской земли, приокские земли, Галич, Дмитров, территория великого княжества Владимирского. Дмитрий Донской впервые без санкции Золотой Орды передал великое княжение своему сыну Василию I как свою «вотчину». Дмитрий Донской похоронен в Архангельском соборе Кремля. Канонизирован Русской православной церковью.

 

Литература: Кучкин В.А., Дмитрий Донской, «Вопросы истории», 1995, № 5-6. Тихомиров М. Н., Древняя Москва, XII—XV вв. Средневековая Россия на международных путях, М., 1992.

 

Е.И. Куксина.

 

Энциклопедия «Москва»

 

***

 

Дмитрий Иванович Донской (1350-1389) – великий князь московский (с 1359 г.), владимирский (с 1362 г.) и новгородский (с 1363 г.), сын Ивана II Ивановича Красного и его второй жены княгини Александры Ивановны.

Родился 12 октября 1350 г. в Москве, принадлежал к XV колену Рюриковичей. После смерти отца в 1359 г. фактическим верховным правителем Московского княжества при малолетнем Дмитрии стал митрополит Алексий – человек недюжинного ума, обладавший сильным характером, умело пользовавшийся своим авторитетом для проведения в жизнь идеи главенства Москвы в Северо-Восточной Руси. Дмитрий советовался с ним, продолжая политику отца и деда (Ивана Калиты) по собиранию русских земель вокруг Москвы. Для этого ему пришлось вести длительную борьбу с князьями – соперниками (суздальско-нижегородским, рязанским и тверским) за великое княжение. Она началась в 1361 г., когда одиннадцатилетний Дмитрий вместе с митрополитом Алексием и московскими боярами поехал в Орду за ярлыком на великое княжение. В Орде им суждено было узнать, что хан Наврус уже передал ярлык суздальскому князю Дмитрию Константиновичу. Однако начавшаяся вскоре в Орде смута изменила ситуацию: хан Наврус был убит, а новые правители Орды – два хана, Мурат и Абдул (Мюрид) – выдали митрополиту Алексию второй ярлык на великое княжение, для его воспитанника и протеже Дмитрия. Воодушевленные этим успехом, московские бояре посадив на коней малолетних наследников московского престола – Дмитрия, его брата Ивана и двоюродного брата Владимира - «пошли войной» на Суздаль. После длительного противостояния войск двух княжеств Дмитрий Суздальский уступил, а Дмитрий Иванович получил право единолично считаться великим князем. В 1363 г. Дмитрий «взял свою волю» и над князем Константином Ростовским. Наконец, в 1365 г. он закрепил отношения с Суздалем женитьбой на суздальской княжне Евдокии Дмитриевне. Отец Евдокии при этом отказался от ярлыка на Владимир в пользу Москвы. Вскоре к Москве отошли и связанные с Суздалем нижегородские земли.

В 1366-1367 гг. по распоряжению Дмитрия столица была укреплена первым на Руси белокаменным Кремлем. Если для ханских послов ворота его были гостеприимно раскрыты (Дмитрий предпочитал откупаться от них богатыми подарками), то для других соседей и князей-соперников Кремль стал мощной защитной крепостью. Когда в ноябре 1367 г. на реке Тросне литовский князь Ольгерд, приходившийся зятем тверскому князю Михаилу Александровичу, разбил московские полки. Дмитрий Иванович произнес: «На великое княжение не пущу!». И действительно, наличие Кремля стало надежной защитой для московской столицы: в 1368 г. попытка Михаила Тверского осадить Кремль и взять его провалилась.

В 1369 г. уже Дмитрий уже сам пошел войной на Ольгерда и разгромил союзные ему Смоленское и Брянское княжества (война 1368-1375 гг. Москвы с Тверью и Литвой). В ходе ее тверской князь несколько раз получал ярлык на великое княжение и объявлял себя «старшим» среди русских князей, но в конечном счете верх одержал все-таки Дмитрий. Успех молодого московского правителя объяснялся мудрой поддержкой митрополита Алексия, помогавшего своему воспитаннику в деле объединения под его «рукой» суздальскоих, нижегородских, серпуховских, городецких, белозерских, кашинских, стардубских, тарусских, новосильских, смоленских, ростовских, ярславских и новгородских ратей. В 1375 г. Дмитрий разбил под Любутском литовское войско Ольгерда. Ордынская помощь Ольгерду вовремя не пришла, и Михаил Тверской, «видя изнеможение свое, понеже вся Русская земля возста на него», просил вместе со своим зятем Ольгердом у Дмитрия мира. Договором 1375 г. между Тверью и Москвой тверской князь низводится до положения «младшего брата» великого князя московского и навсегда отказывался от притязаний на великое княжение и согласился на союз с Дмитрием против Золотой Орды.

В 1376 г. Московское княжество утвердило свое влияние в Волжско-Камской Болгарии, начало переговоры с Великим Новгородом об урегулировании торговой деятельности. В результате их Москва открыла свободный пропуск новгородских товаров в своей земле, заручившись согласием новгородцев в случае нового конфликта с Тверью стоять на стороне Москвы. В том же году в спорах о границах Московского и Рязанского княжеств Дмитрий вновь вышел победителем, разгромив под Скорнищевом рязанского князя Олега Ивановича.

В 1377 г. на Суздальское княжество, где правил тесть Дмитрия, напал ордынский царевич Араб-Щах (Арапша). Спасая родственника, Дмитрий направил туда московское войско и тем самым первым из русских князей начал открытую борьбу с ордынцами. Однако первое столкновение с ними оказалось неудачным для русских: по преданию, ордынцы разбили упившихся русских воинов, не ожидавших нападения врага, и река, на которой они расположились лагерем, получила поэтому название «река Пьяни». Вслед за тем татары опустошили нижегородские и рязанские земли, а царевич Арапша провозгласил себя ханом Золотой Орды.

В 1378 г. Дмитрий, лично командовавший отрядом воинов, разбил на реке Воже большой отряд ордынцев под водительством татарского мурзы Бегича. Это была первая военная победа русского оружия над ордынцами, в ней также прославились воеводы Даниил Пронский и Тимофей Вельяминов.

Испугавшись усиления московского правителя, ордынский тёмник (командовавший «тьмою» - 10 тысяч воинов) Мамай решил сломить возраставшую мощь Руси, усилить ее зависимость от Орды. Он собрал войско (100-150 тысяч), в которое, помимо монголо-татар, входили также отряды черкесов, осетин, армян, некоторых народов Поволжья, наемные отряды крымских генуэзцев, вступил в союз с литовским князем Ягайло и великим князем рязанским Олегом Ивановичем. Новое сражение с московским войском было назначено на конец лета. Получив известие об этом, Дмитрий назначил сбор всех полков в Москве и Коломне на 15 августа 1380 г.

8 сентября 1380 г. в решающей для русских Куликовской битве, развернувшейся между реками Дон и Непрядва, московский князь Дмитрий Иванович разбил ордынское войско, за что и получил прозвище Донской. Два года после победы на Куликовом поле Москва не платила дани завоевателям, пока новый ордынский хан, Тохтамыш, пользуясь поддержкой рязанского князя Олега, указавшего обходные пути к Москве, не взял город в 1382 г. Дмитрий был извещен о наступлении Тохтамыша, но после Куликовской битвы Москва не смогла выставить крупного войска. Город весь сгорел, кроме каменного Кремля. Воспользовавшись ослаблением Москвы, тверской князь Михаил, «забыв» клятву, отправился в Орду за ярлыком на великое княжение. Но Дмитрий Донской, опередил его «покаянным посольством» к хану. В Орде он отдал в заложники своего старшего сына Василия, поклявшись исправно платить дань. Ярлык на великое княжение остался за Москвой, после чего Дмитрий пошел войной на Рязань и разорил ее «пуще татар». В 1385 г. Дмитрий Донской и Олег Рязанский заключили мир.

В связи с возобновлением выплат дани ордынцам Дмитрий увеличил поборы с податного населения. Скудость казны заставила его обратить внимание на богатый Новгород и, найдя повод, начать в декабре 1386 г. войну с ним. В начале января 1387 г. московское войско подошло к Новгороду, но битвы не было. Новогородцы согласились выплатить единовременно большую сумму серебром и в дальнейшем платить особую подать («черный бор») ежегодно в пользу Москвы.

За свое 30-летнее правление Дмитрий сумел стать признанным главой антиордынской политики в русских землях, собирателем русских земель («всех князей русских привожаше под свою волю»). Представление о политическом единстве Руси стало при нем совпадать с идеей сильной великокняжеской московской власти. Территория Московского княжества расширилась при Дмитрии за счет территорий Галича Мерьского, Белоозера, Углича, а также костромских, чухломских, дмитровских, стародубских и северных коми-зырянских (где была основана пермская епископия) земель. Поддерживая дружеские связи с православной Византией, Дмитрий добивался признания независимости русской православной церкви от Константинополя.

В самой Москве, кроме белокаменного Кремля, были возведены монастыри-крепости (Симонов, Андроников), прикрывавшие подступы к центру города. Взамен старого, «служилого» принципа комплектации войска Дмитрий впервые в русской военной истории ввел новый (территориальный) принцип его формирования. Он оправдал себя в Куликовской битве и оправдал себя, когда на Руси появилась артиллерия (конец XIV в.). При Дмитрии в Москве была введена чеканка серебряной монеты – раньше, чем в других русских княжествах и землях. Культурную жизнь княжества времен Донского характеризует создание произведений, связанных с победой русского оружия (ставших позже основой Сказания о Мамаевом побоище и Задонщины, прославлявших успехи русского оружия на Куликовом поле).

У Дмитрия Донского было 12 детей (8 сыновей, 4 дочери). В своей «Духовной» (завещании) он передал великое княжение старшему сыну Василию – без санкции Золотой Орды, уже как «свою отчину». Всем детям, в том числе сыновьям (Василию, Юрию, Андрею, Петру, Ивану и Константину) он завещал слушать во всем после его смерти мать, Евдокию Дмитриевну.

Умер 19 мая 1389 г., погребен в Москве в Архангельском соборе Кремля. Причислен к лику святых; день памяти – 19 мая (1 июня нового стиля). Житие рисует его идеализированно: крепок, высок, плечист, грузен («чреват вельми и тяжек собою зело»). По словам составителя Жития, имел «дивный взгляд», был «совершен» умом. По свидетельству же современников, имел непростой характер: отвага в Дмитрии соседствовала с нерешительностью, храбрость с готовностью отступать и подчиняться, ум с бестактностью, прямодушие с коварством. Образованностью князь не отличался, но был славен благочестием, незлобивостью и целомудрием «духовным».

Имя Дмитрия Донского за несколько столетий стало символом русской воинской славы («во всех странах славно имя его» - подчеркнул летописец). Образ его неоднократно вдохновлял живописцев (в частности, П. Д. Корина, изобразившего князя на мозаике плафона станции «Комсомольская-кольцевая» Московского метрополитена, К. Васильева, П. Рашина и др.). В 2002 учрежден Орден «За Служение Отечеству» в память святого великого князя Дмитрия Донского и преподобного игумена Сергия Радонежского.

 

Литература: Лощиц Ю. М. Дмитрий Донской. М., 1983; Рапов М. А. Дмитрий Донской. М., 2002; Черепнин Л. В. Русские феодальные архивы XIV-XV вв. М., 1951; Черепнин Л. В. Образование Русского централизованного государства в XIV-XV веках. М., 1960;

 

Лев Пушкарев, Наталья Пушкарева

 

Энциклопедия «Кругосвет»

 

***

 

Димитрий Иванович (прозванный Донским) – великий князь владимирский и московский, старший сын великого князя Ивана Ивановича от 2-й супруги его Александры. Родился в 1350 г., великий князь с 1362 г., умер в 1389 г. Литературная (летописная и житийная) традиция постаралась запечатлеть самый облик Димитрия только положительными чертами – ревностного, образцового христианина и героя. В настоящее время легче оценить значение окружавшей Димитрия среды, чем его личную политическую роль. В истории объединения и сплочения великорусских сил вокруг московского центра княжение Димитрия занимает видное место. Под тройною угрозой: татарского набега и разорения, быстро объединяющейся русско-литовской державы Ольгерда и, наконец, внутреннего междоусобия – приходилось вести борьбу за самостоятельную государственность. Средства для борьбы копились предшествовавшими поколениями. По смерти великого князя Ивана Ивановича в московской княжеской семье остались все малолетние: Димитрий, брат его Иван и двоюродный брат Владимир Андреевич. Почти поровну наделены были все трое духовной покойного, но Иван в 1364 г. умер, и его надел перешел к Димитрию. Душою оставшегося от Ивана Ивановича правительства был митрополит Алексий, человек недюжинного политического ума и такта, обладавший сильным характером и умевший воспользоваться своим авторитетом для проведения идеи – обособленности северо-восточной Руси и главенства Москвы. Замешательством в Орде после смерти Бердибека (1359 г.) объясняется первоначальная неудача кандидатуры Димитрия на великокняжеский стол, отданный в Орде Димитрию Константиновичу Суздальскому. Выждав удачный момент, Москва добилась в 1362 г. ярлыка на великое княжение для Димитрия «по отчине и по дедине», подводя таким образом принципиальную основу под свои притязания. Оформлены были и отношения к Димитрию двоюродного брата, который обязался «держать под Димитрием великое княжение честно и грозно», «хотеть ему во всем добра» и «иметь его себе в отца место». Димитрий Константинович, после двукратной попытки сопротивляться, был усмирен и связан договором в 1363 г. Тогда же пострадали и его союзники, князья галицкий (Галича Мерского) и стародубский, уделы которых присоединены к Москве. Вскоре (1365 г.) сам Димитрий Константинович обращается в Москву за помощью против своего брата Бориса, завладевшего Нижним Новгородом. Когда ни смещение суздальско-нижегородского епископа, ни приглашение Бориса на суд через Сергия Радонежского, ни закрытие всех нижегородских церквей тем же Сергием по поручению митрополита, не подействовали на Бориса, пущена была в ход сила, и Димитрий Константинович водворен в Нижнем. Брак Димитрия с дочерью его закрепил их дружбу (1366 г.). Какое значение для Москвы имел союз с Нижним Новгородом, видно из того, что именно Москва требует от новгородцев удовлетворения за учиненный ушкуйниками грабеж купцов в Нижнем и по Волге (1367 г.). Втягивают Москву в свои местные дела и тверские князья, не поладившие из-за выморочного удела (1367 г.). Судьей назначен был тверской владыка, решивший в пользу великого князя тверского Михаила Александровича; но решение было отменено, владыка обвинен в неправедном суде. Современники понимали дело так, что Димитрий приводит «в свою волю» всех князей русских, а которые не повинуются ему, на тех начинает «посягати». Московская политика становится очень решительной и не разбирает средств. В 1368 г. Димитрий и митрополит «лестью» приглашают в Москву Михаила Александровича (обратившегося было перед тем к помощи Ольгерда), судят там его распри с его тверским дядей и сажают в заключение. Только приезд ордынских послов, неодобрительно отнесшихся к такой расправе, заставил Димитрия отпустить Михаила в Тверь, заклятым врагом московской политики. Послы уехали, и сейчас же Москва посылает сильную рать смирять тверского князя. Михаил опять обратился за помощью к (зятю своему) Ольгерду, и на этот раз московское войско было разбито при реке Тростне (в нынешнем Рузском уезде Московской губернии); Москва выдержала литовскую осаду лишь благодаря только что заново (1367 г.) возведенным каменным стенам. «Такого зла и от татар не было», - кончает летопись рассказ об опустошениях литовского набега. Пришлось мириться с тверским князем и возвратить ему захваченные раньше крепости. Московская политическая теория митрополита Алексия не допускала уступок. В церковной сфере она выражалась так резко, что вызывала коллективные жалобы литовского, тверского и других князей перед константинопольским патриархом (Алексия называли не пастырем западной православной церкви, а волком). Вне церкви она сосредоточивала все внимание на западной границе. На северо-западе враждовали Новгород и Псков, грозя склониться в сторону Литвы; позицию немцев необходимо было выяснить ввиду литовской опасности. В 1368 г. посылается посол в Дерпт, Владимир Андреевич – в Псков; удается примирить Псков и Новгород на совместном удачном походе против немцев. Литовцы могут двинуться на Москву и через Смоленск, и через Брянск: предпринимается опустошение смоленского пограничья и вооруженное нападение на Брянск (1370 г.). В августе 1370 г. Димитрий прошел всю Тверскую землю разгромом и вернулся в Москву с большой добычей. Ольгерд пошел на Москву, но после неудачной ее осады заключил мир, по которому отказался от союза с тверским князем. В следующем 1371 г. Михаил попробовал опереться на Орду, откуда и возвратился с ярлыком на великое княжение и послом Сарыхожей. Московским политикам не составило большого труда зазвать Сарыхожу в Москву и так его задарить, что почва в Орде оказалась уже подготовленной, когда туда явился Димитрий, одновременно с сыном Михаила, Иваном, и «учтил добре» ордынских воротил. Из Орды Димитрий отпущен был «со многою честью и с пожалованием»; ему выдали там и Михаилова сына Ивана, за которого впоследствии Димитрий взял с отца 10000 рублей. В союзе с Ордой Димитрию не страшна была новая попытка Михаила поднять на него Ольгерда (1373 г.). Димитрий вышел навстречу литовским полкам, разбил их при городе Любутске и заставил Ольгерда отступить. В 1374-1375 гг. у Димитрия произошло размирье с Мамаем, которым не преминула воспользоваться Тверь. Нашлись недовольные и в самой Москве: сын только что умершего тысяцкого московского Василия Вельяминова Иван, недовольный уничтожением сана, на который рассчитывал, отъехал от Димитрия с приверженцами в Тверь и начал хлопотать в Орде о великом княжении для Михаила. В 1375 г. ярлык на великое княжение был доставлен в Тверь, и Михаил открыл военные действия. Вокруг Димитрия собралось небывалое количество союзников: князья суздальско-нижегородский, серпуховский, городецкий, ростовские, ярославские, белозерский, кашинский, стародубский, тарусский, новосильский, оболенский, смоленский, брянский и новгородцы, постоянные враги Твери. Ни ордынская, ни литовская помощь не приспела, и Михаил, «видя изнеможение свое, понеже вся Русская земля возста на него», просил мира. Договором 1375 г. тверской князь низводится до положения «младшего брата» великого князя, навсегда отказывается от притязаний на Москву, великое княжение Владимирское и Новгород, обязуется помогать Димитрию против татар и Литвы и открыть свободный пропуск товаров новгородских по своей земле. В 1376 г. Димитрий заставляет волжских болгар принять таможников великого князя, вводя старинный торговый центр на Волге в экономическое общение с русским торговым миром. В 1377 г. умирает Ольгерд, и Литва вступает в период внутренних смут; Москве не только не приходится беречься западного соседа, но и удается пользоваться литовскими силами (в 1378 г. Андрей Ольгердович и в 1379 г. Дмитрий Ольгердович, недовольные Ягайлом, «с любовью» были приняты Димитрием). Московские политики получают теперь возможность сосредоточить все свое внимание на татарском юго-востоке, который давно уже стал мало авторитетным, но все еще беспокойным соседом. Татарские князьки с их ордами искали добычи в внезапном набеге и случайном грабеже. При неорганизованности пограничной защиты такие набеги, политически безвредные, держали в вечной тревоге местное русское население. Победа московских войск, при реке Воже (близ Рязани), над ратью, посланной на Москву Мамаем, была первой, одержанной над татарами в открытом поле. Чтобы удержать в покорности доходный улус, орде необходимо было дать внушительный отпор, а чтобы обеспечить успех – привлечь на свою сторону Литву. Вести о приготовлениях Мамая к большому походу на Русь пришли на Москву в августе 1380 г.; надобно было спешить, чтобы встретить врага за границей северо-восточной оседлости (поэтому в походе участвовало всего 5 князей). Димитрий встретил татар при устье реки Непрядвы (приток Дона) 8 сентября, когда литовцы с Ягайлом были еще в Одоеве. Мамай, разбитый, бежал с Куликова поля, лагерь татарский достался русским. Димитрий принимал личное участие в сражении и был найден в бессознательном состоянии на поле (но не ранен). Нельзя верить обычно-чрезмерным цифрам участников этой битвы (сотни тысяч), но потери русских все-таки были очень тяжелые (поминовение убитых до сих пор совершается в Дмитровскую субботу, между 18 и 26 октября). Эта победа, как и Вожская, важна тем, что вторично показала русскому обществу победимость столь страшного прежде врага; она закрепила за московским князем репутацию самоотверженного защитника и руководителя северо-восточной Руси. Мамай погиб на юге в столкновении с Тохтамышем, который стал теперь ханом Золотой Орды. Его посол, пришедший с небольшим отрядом звать Димитрия к новому хану, в 1381 г., не мог доехать до Москвы без риска общественного возмущения. Тохтамыш тогда сам пошел на Москву. Димитрий собрал князей на совет о совместной защите, но натолкнулся на «неодиночество» и нежелание помогать; он не решился поэтому выступить один против Тохтамыша, уехал с семьей из Москвы и укрылся в Костроме. В августе 1382 г. к Москве подошли татары, овладели городом и разграбили его. Много городов постигла та же участь. Тохтамыш ушел, пощадив только тверского князя. На следующий год Димитрию пришлось «тягаться» в Орде о великом княжении, о котором хлопотал теперь Михаил; оно оставлено было за Димитрием, но в Орду взят был заложником сын его Василий и залог в 8000 рублей. Во Владимире появился «лютый» посол Адаш. В 1384 г. пришлось собирать тяжелую дань (по полтине с деревни) со всей земли Русской, а с Новгорода – черный бор. В 1385 г. пришлось проявить небывалую снисходительность к рязанскому князю, решившемуся напасть на Коломну и одержавшему верх над войсками московского князя. Новгородцы открыли грабежи по Волге и Каме и перестали уплачивать княжчины. В 1386 г. Димитрию удалось большой военной демонстрацией под новгородскими стенами восстановить там свой авторитет, взять черный бор на волостях и 8000 рублей на Новгороде. Столкнулся (1388 г.) Димитрий и с недовольством двоюродного брата Владимира, которого силой нужно было приводить «в свою волю», заставить признать политическое старшинство старшего сына Димитрия, Василия. Димитрий успел помириться на этом с Владимиром за два месяца до смерти: он умер 19 мая 1389 г. От Евдокии Дмитриевны Суздальской Димитрий имел детей: Даниила (умер раньше отца), Василия, Юрия, Семена, Ивана, Андрея, Петра, Константина и четырех дочерей. В духовном завещании Димитрий благословил (впервые) старшего сына Василия «отчиною своею великим княжением»; не менее ново было распоряжение Димитрия, чтобы мелкие князья Московской земли жили в Москве при дворе великого князя, а не по своим вотчинам.

 

Источник: http://rulex.ru/01050430.htm