А.А. Шмелев. «Молодежные культурные и социальные движения в России»

Шмелев Александр Алексеевич, студент факультета теоретической и прикладной лингвистики Российского государственного гуманитарного университета

Современные молодежные движения с социокультурной направленностью очень мало изучены, хотя их значение трудно переоценить. Активность в этой области – верный показатель становления гражданского общества. Автор использовал методы включенного (сам является участником одного из таких движений) и невключенного (на протяжении нескольких лет наблюдал процесс становления новых движений в непосредственном контакте с ними) наблюдений, опрос экспертов (руководителей и рядовых участников авангардных движений), а также анализ прессы (первичные данные: листовки и агитационные бюллетени движений; вторичные: публикации московских газет о молодежных движениях). Результаты проведенного исследования излагаются ниже.

В течение многих десятилетий в нашей стране единственной легальной молодежной организацией являлся Коммунистический союз молодежи. Комсомол имел четко выраженную идеологию и атрибутику (чем в выгодную сторону отличается от большинства ныне существующих молодежных общественных организаций), но вместе с тем низкий уровень не формальной, а реальной активности молодых людей, вступавших в организацию либо при желании сделать карьеру (как известно, комсомольцами становились почти все старшеклассники, желающие поступить в вуз), либо в силу сложившихся привычек и стереотипов поведения. Те и другие чаще всего к выполнению комсомольских поручений, организации и участию в акциях, идеологическим символам и нормам жизни относились с легкой прохладцей.

Параллельно комсомолу и рядом с ним происходило становление неофициальной молодежной идеологии, носителями и выразителями которой являлись все новые и новые неформальные молодежные объединения, в основном копирующие, с небольшим временным опозданием, западные аналоги, например хиппи, рокеры, панки. Расцвет никак не направляемого и никем не возглавляемого, практически стихийного, молодежного авангарда приходится на годы «перестройки». Хотя и сегодня нельзя говорить об уменьшении числа молодежных объединений. Они отличались своеобразными атрибутами, как то: своя идеология, образ жизни, стиль музыки, слушаемой и исполняемой участниками движения, внешний вид, форма одежды, включая места встреч и отдыха, тип и вид работы, которую выбирали для себя и считали престижной участники движения. Оформление молодежного движения в самостоятельную социальную практику и способ самореализации закончились к 1992 – 1994 гг., когда различные объединения образовали некоторую систему, состоящую из специализирующихся на определенном виде досуга, творческого самовыражения и социальной манифестации молодежных культурных движений, между которыми обозначились четко налаженные каналы коммуникации и «распределения обязанностей». Хотя, конечно, в этой системе и сегодня идут скрытые и явные процессы изменения: часть формирований отмирает, их место занимают новые объединения; одни группировки меняют идеологию или способ действий, другие сливаются в более крупное объединение либо, напротив, распадаются на мелкие и независимые сообщества.

Одними из первых в ряду молодежных культурных движений были хиппи. Социальный состав хиппи неоднороден, но в первую очередь это творческая молодежь: начинающие поэты, художники, музыканты. Внешний вид, форма одежды: независимо от пола длинные волосы, причесанные на прямой пробор, особая лента вокруг головы («хайратник» – от англ. – hair «волосы»), украшения из бисера, нанизанного на леску на запястье («фенечки»), часто несоразмерно большой вязаный свитер, кожаный или джинсовый мешочек на шее для хранения денег и документов («ксивник»: от ксива – «документ», воровской жаргон), цвет одежды в основном светлый (опытные хиппи никогда не носят черного), но неброский. Известна любовь хиппи к цветам (одно из самоназваний «дети цветов») и к хождению босиком. Музыкальный стиль: из западной музыки хиппи предпочитают психоделический рок, любят группу «Doors». Среди российских исполнителей высоко котируется Борис Гребенщиков. Язык, жаргон: большое количество английских заимствований, таких как «ботл» – бутылка, «вайн» – вино, «флэт» – квартира, «хайр» – волосы, «пипл» – люди (распространенные обращения: «человек», «люди»), «рингушник» – записная книжка (от англ. ring звонок). Кроме того, характерно частое использование уменьшительных суффиксов и слов, не имеющих аналогов в литературном языке для обозначения специфических понятий, свойственных только хиппи (например, уже упоминавшиеся «фенечка», «ксивник» и т.п.). Развлечения: из алкогольных напитков хиппи предпочитают вина и портвейны. Замечено частое использование наркотиков (обычно легких). Частью хипповской идеологии является «свободная любовь» – со всеми вытекающими последствиями. Хиппи не воинственны, они, как правило, пацифисты. Одним из первых был лозунг «Make love, not war» («Занимайся любовью, а не войной»). Идеология: сами хиппи часто выражают ее тремя словами: «Мир, дружба, жвачка». Типично пренебрежение к материальным ценностям, таким как деньги и дорогие вещи; наблюдалось искреннее возмущение хиппи при попытке кем-то приобрести дорогие вещи вместо дешевых. Популярны восточные религии и учения, среди которых можно выделить движение растоманов, почитателей культа Джа. Места встреч: в первой половине 90-х годов излюбленным местом тусовки хиппи в Москве был Гоголевский бульвар («Гоголя»). Сейчас либо единственного места нет, либо автору оно неизвестно. Толкиенисты и вообще ролевики (любители ролевых игр) изначально были частью движения хиппи, но в последнее время их движение настолько разрослось, что в свои ряды они начали включать многих «нехиппи». Толкиенисты – поклонники английского писателя Джона Рональда Руэла Толкиена, создавшего в своих произведениях волшебный мир Средиземья, населенный чудесными существами, одни из которых были заимствованы им из фольклора различных народов мира (эльфы, тролли, гномы и т.д.), другие выдуманы писателем (например, хоббиты – гибрид человека и кролика), каждый со своей историей, географией и даже зачатками своего языка (скажем, эльфийского). Толкиенисты вживаются в этот мир, воображая себя его жителями. Отсюда необычные модели поведения в обыденной жизни. Так толкиенист, считающий себя эльфом, старается вести себя подобно тому, как, по его мнению, поступил бы настоящий эльф. Во время игр («хичек» – на толкиенистском жаргоне) группа молодых людей выезжает в лес, где, распределив роли, разыгрывает сценки из произведений Толкиена. Внутри себя движение подразделяется на два направления: представители первого предпочитают разыгрывать сценки из книги, ничего не меняя в сюжете, сторонники другого берут лишь установочные данные (имена и характеры героев, время, место и цели действия) и приводят настоящее состязание, напоминающее пионерскую игру «Зарница», где нужно хорошо бегать, прыгать, плавать, драться на мечах, ориентироваться на местности.

Панки (от англ. punk – «отбросы», «гнилье», «что-то ненужное») в какой-то степени являются антагонистами хиппи, при том что имеют с ними много сходного. Социальный состав: в отличие от элитарных хиппи, большинство панков – дети рабочих районов, хотя, разумеется, встречаются исключения. Внешний вид, форма одежды: стандартной панковской прической считается «ирокез» – полоска длинных вертикально стоящих волос на стриженой голове, но распространены также наполовину бритые головы с длинными волосами и даже просто выбритые виски при длинных волосах. Панки предпочитают рваную, грязную одежду. Часто можно видеть панка в джинсах, где полоски ткани чередуются с дырами, закрепленными булавками и цепочками (вообще любовь панков к английским булавкам чрезвычайно велика, они вставляются повсюду – в куртки, майки, джинсы и даже в уши). Из обуви панки носят в основном высокие армейские ботинки. Музыкальный стиль: основоположником панк движения считается английская группа «Sex pistols». Кроме нее, в почете «Ramones» и «Dead Kenedies». В середине 80-х появилась группа «Exployted», которая играла жесткий панк, получивший название «хардрок» и ставший самостоятельным музыкальным стилем. В России яркими представителями панка являются сибирские коллективы (самый известный «Гражданская оборона», поклонники которого выделились в самостоятельное поддвижение – панкилетовцы, по имени основателя коллектива Егора Летова). Язык, жаргон: характерно употребление слов из воровского жаргона («маза», «хавать», «лабать») и маргинальное употребление «умных» слов («параллельно» в значении «все равно», «сугубо» в значении «безразлично»). Развлечения: в отличие от хиппи панки из алкогольных напитков предпочитают водку, охотно употребляют наркотики. Интересно еще одно развлечение – «ходить по ништякам», т.е. доедать остатки пищи, недоеденной кем-то, подбирать и докуривать сигаретные бычки. Идеология панков довольно близка к хипповской во всем, что касается пренебрежения материальными ценностями, однако, если идею хиппи можно выразить как «зачем деньги, мир и так бесконечно прекрасен», то у панков скорее это «мир все равно г...о и ничего ему не поможет». В отличие от хиппи панки довольно агрессивны, по политическим пристрастиям считаются анархистами (с легкой руки «Sex pistols», написавших культовую для панков песню «Anarchy in the UK»). Места встреч: в начале и середине 90-х годов основными местами в Москве была Пушкинская площадь и рок-магазин «Давай-давай». Чрезвычайно близок к хардроку (жесткому панку) музыкальный стиль «ой», любимая музыка не так давно появившихся в Москве скинхедов, или скинов (от англ. skin head – «бритоголовый», букв. «кожа-голова»). Внешний вид: соответственно своему самоназванию скины выделяются прежде всего начисто выбритой головой. Стандартной одеждой скина являются высокие армейские ботинки, камуфляжные штаны или высоко закатанные джинсы с подтяжками и дутая куртка («бомбер»). Идеология: практически все российские скины исповедуют крайне агрессивный национализм и расизм. Идеальными политическим деятелем для них является Адольф Гитлер и лидеры куклуксклана, а идеальным режимом – немецкий национал-социализм. На западе существуют «шарпы», «шарпскинз» (от англ. sharp – «острый», «резкий»), выступающие под лозунгом: «Cкины против расовых предрассудков» – и являющиеся крайне левой, прокоммунистической экстремистской организацией, также «гейскинз» (от англ. gay «гомосексуалист»), хотя обычные скины ненавидят сексуальные меньшинства еще больше, чем расовые. Развлечения: частым развлечением скинов являются драки с неграми в окрестностях Университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы, а также избиение представителей других национальных и расовых меньшинств, где бы те ни встретились. Кроме того, большинство скинов, особенно молодые («пионеры»), – фанаты какого-либо футбольного (хоккейного) клуба. Они объединены в группировки и часто посещают матчи любимой команды, где устраивают драки с фанатами других клубов. Самые известные в Москве фанатские группы – «Flint's crew» и «Gladiators» («Спартак»), «Red Blue Warriors» (ЦСКА), «Blue White Dinamite» («Динамо»), а в Санкт-Петербурге – «Невский фронт».

Одной из самых «суровых» группировок как у нас, так и на Западе, всегда считались байкеры (от англ. разг. bike – «велосипед», «мотоцикл»), которых с легкой руки советской пропаганды часто называли рокерами. Однако рокерами себя считают практически все поклонники рока – панки, металлисты и многие другие. Посему данное определение нельзя считать корректным. Внешний вид: образ байкера достаточно широко тиражировался советскими фильмами, изображающими развращенный Запад. В таком виде он и пришел в Россию, где не претерпел значительных изменений: длинные волосы, зачесанные назад, и, как правило, завязанные в хвост, платок на голове («бандан», «бандана» или даже «банданно»), борода, кожаная куртка с косыми молниями («косуха»), кожаные штаны, ковбойские сапоги («казаки»). Музыкальный стиль: тяжелый рок. Вообще байкеры отличаются довольно большим разнообразием музыкальных пристрастий, что заметно хотя бы по ежегодно проводящемуся в Подмосковье байк-шоу, где выступают совершенно не похожие друг на друга исполнители: Гарик Сукачев и группа «Мальчишник», «ТаймАут» и «IFK». Язык, жаргон: кроме слов, обозначающих специфические понятия, относящиеся к мотоциклу или «прикиду», иной специфики язык байкеров не имеет, кроме, может быть, значительных вкраплений нецензурной лексики. Идеология: основное понятие в идеологии байкеров – мотоцикл. Весь мир делится на тех, кто передвигается на нем, и на тех, кто предпочитает любой другой способ, причем вторые никакого интереса к себе у байкеров не вызывают. Места встреч: байкеры делятся на членов какоголибо мотоклуба и на одиночек. Из всех мотоклубов самым известным, бесспорно, являются «Ночные Волки» (лидер по прозвищу «Хирург»). Каждый год летом в течение нескольких дней проводится байк-шоу, которое могут посещать все байкеры, демонстрирующие искусство «верховой езды».

По внешним признакам к байкерам близки металлисты, или металлеры, наверное, самое известное из нынешних молодежных движений (сами металлисты протестуют против данного термина, считая его, как и название музыкального стиля, «металлом»). По их мнению, существуют как минимум три основных направления «металла» (на самом деле гораздо больше): трэш, дум и дэд (от англ. thrash – «бить», doom – «рок», судьба и dead – «мертвец», соответственно) и, следовательно, трэшеры, думеры и дэдметаллисты. Внешний вид: фактически такой же, как у байкеров. Из всех цветов предпочтение отдается черному. Для металлистов конца 80-х начала 90-х характерно наличие в одежде большого количества металлических заклепок и цепей, сейчас же так одеваются в основном «пионеры». Идеология: из всех движений металлисты наименее идеологичны. В чем-то они близки к панкам, но без презрения к материальным ценностям. Места встреч: основное место в Москве – «труба», подземный переход от метро «Арбатская» к ресторану «Прага», где вплоть до середины 1996 г. каждый выходной день устраивались концерты тяжелой музыки.

Практически совсем исчезли как масштабное явление такие движения, как алисоманы и киноманы (многочисленные в начале 90-х группы любителей «Алисы» и «Кино»). Бум «киномании» пришелся на 1990 – 1991 гг. и был вызван гибелью в автомобильной катастрофе Виктора Цоя. Сразу же после этого один из арбатских переулков был негласно переименован фанатами в переулок Виктора Цоя, а стена около него стала излюбленным местом тусовок. Во внешнем облике преобладает черная одежда, а на ней значок с изображением Цоя. Алисоманы (самоназвание «армия Алисы») состояли из подростков, «разочаровавшихся в жизни» и находивших утешение только в зажигательных песнях любимых артистов. Основной тезис бытия алисоманов можно выразить так: «Мы лучше всех, но нас никто не понимает». Довольно активно культивировался суицид как выход из духовного тупика. Из числа недавно появившихся в столице движений стоит отметить следующие четыре: роллеров (любителей езды на роликовых коньках; идеология сходная с байкерской, с той разницей, что мотоцикл заменен роликами); рэперов (любителей рэпа – музыки черных американцев) – оба движения во многом пересекаются, так как многие роллеры слушают рэп, а рэперы катаются на роликах; скейтбордистов – любителей езды на скейтборде (доске на колесах); стрейтэджеров (от англ. straightedge «линейка», «правило») – поборников здорового образа жизни, отказывающихся от курения и употребления алкоголя.

В отличие от неформальной культуры к политике молодежь до недавнего времени совершенно не тяготела. Существование официальной молодежной общественно-политической организации, комсомола, сдерживало творческий порыв. Лишь в начале 90-х появляются альтернативные молодежные организации. Сейчас в одной Москве существует уже более 400 подобных объединений. К сожалению, у них нет организующего центра во всероссийском масштабе, где бы имелись: а) мощный центральный штаб, способный в какой-то мере воздействовать на власть в государстве; б) разветвленная вплоть до районного уровня иерархии власти; в) харизматический лидер либо сакральная идея; г) реальная программа действий; д) источники финансирования (внутренние и внешние); е) подготовленные профессиональные кадры. В случае если у одной из существующих ныне молодежных организаций появятся хотя бы три-четыре из названных качеств, ей смело можно предрекать лидерство в начале XXI века.

Сегодняшние молодежные общественные движения можно приблизительно классифицировать следующим образом:

1. «Подкрышные» движения. Начиная с 1994 г. многие «взрослые» партии стали формировать молодежные филиалы, подобные ВЛКСМ. Сейчас наиболее известны из так называемых «молодежек» всероссийское молодежное общественно-политическое движение «Наш Дом Россия» (их лидер Олег Бочаров избран в Московскую городскую думу) и всероссийское молодежное движение «Новый Курс» (лидер Григорий Антонов), молодежное «Яблоко» (лидер Андрей Шаронов) и молодежный союз «Демократический Выбор России» (лидеры Федор Борисов, Олег Ефросинин, Роман Крылов). В своем уставе они целиком повторяют главы из программы своих «взрослых» движений; степень их лояльности к существующей власти равна степени лояльности их «крыши». Так, проправительственный молодежный НДР участвует только в санкционированных партией мероприятиях; «Новый Курс» в лучшем случае проводит пикеты Госдумы, выпрашивая вернуть в госбюджет строку о молодежной политике; «Яблоко» участвует в митингах, посвященных решению злободневных проблем, таких как введение повременной оплаты за телефон, а молодежная ДВР замечена в организации антикоммунистических митингов, например «проводов Ленина назад в Финляндию», устроенных на Финляндском вокзале в Санкт-Петербурге. Как правило, лидеры движений занимают оплачиваемую должность во «взрослой» партии. Выявлен и другой факт: наличие фиктивных региональных организаций. Большинство таких движений не имеет реальной силы за пределами Москвы. К той же категории можно отнести и наследников советского комсомола – Российский Коммунистический Союз Молодежи (лидер Дарья Митина, депутат Госдумы). Хотя РКСМ формально и не является молодежным отделением КПРФ.

2. «Досуговые» движения, состоящие из небольших групп молодых людей, объединившихся по интересам и активно лоббирующих в пользу этих интересов. Во многом они напоминают прежние культурные неформальные объединения. Из них можно отметить «Ассоциацию Свободных Художников» (А. Козлов, Л. Диденко, Воронеж), «Организацию Студентов Столичных Вузов» (М. Бятец), «Ассоциацию Юных Лидеров» и другие. Такие движения не претендуют на массовый охват, объединяют узкий круг людей, кому интересно заниматься общим делом. Сюда же можно отнести различные творческие клубы.

3. Леворадикальные организации. В какой-то степени это наиболее близкая к неформальным объединениям группа. Как уже отмечалось, большинство панков причисляют себя к анархистам, потому из их рядов формировались в начале 90х такие анархические организации, как «Анархо-Радикальное Объединение молодежи», которое отметилось рядом шумных акций (в частности, пикетированием военкоматов), а затем распалось. Немалую известность радикалистскими действиями приобрел профсоюз «Студенческая защита» и их лидер Дмитрий Петров (во время манифестаций они, например, били стекла в жилых домах и переворачивали автомашины), а также Национал-большевистская партия Эдуарда Лимонова, который ораторским мастерством привлек к себе изрядное число панков и трэшеров. Сейчас довольно радикальную позицию занимает Социально-экологический Союз, который поддерживает известный анархист Влад Тупикин.

4. «Поколение рубежа». В начале 1995 г. активно заявившие о себе на общественном поприще молодые людей (галерист Марат Гельман, имиджмейкер Ефим Островский, ныне депутат Госдумы Владимир Лепехин, председатель Комитета по делам молодежи города Гатчины Василий Кухарь, лидер вышеупомянутой «Студзащиты» Дмитрий Петров и другие) объединились для создания нового мощного политического движения. С легкой руки Е. Островского был реанимирован известный в 20-ЗОе г. термин «поколение рубежа», ставший названием всего движения. К концу лета того же года было подготовлено огромное количество идеологических текстов, построена крепкая база для выборов в регионах. Основные идеи звучали примерно так: «Сегодня в России нет классов, а есть поколения. Их всего два – поколение уходящих, развалившее империю и экономику, проигравшее «холодную войну», и поколение приходящих – поколение рубежа. Уходящее поколение уже показало, на что оно способно у власти, теперь дайте шанс проявить себя молодым... У нас нет лидера, мы против вождизма, у нас есть команда лидеров, команда профессионалов...». «Рубежисты» собирались участвовать в выборах в Госдуму-95, рассчитывая получить, по их собственным прикидкам, от 30 до 50% голосов. Однако накануне выборов лидеры перессорились между собой, и движение перестало существовать. Многие «рубежисты» в одиночку потянулись к кормилу власти, солидаризируя вокруг себя новые молодежные поколения.

5. Другие прополитические движения. К наследникам «поколения рубежа» примыкают другие независимые молодежные движения, созданные для удовлетворения политических амбиций своих лидеров. В Москве получили известность «Антифашистское Молодежное Действие» (АМД) и «Молодежная Солидарность» (МС). АМД привлекла внимание серией концертов «Рок против фашизма». Идея стать объединительной для представителей различных неформальных движений организацией не осуществилась. Идеология АМД встретила резкое неприятие у скинов, а авторитарные методы председателя АМД Петра Казначеева отпугнули всех других. На данный момент из пяти учредителей АМД остался один П. Казначеев, который занят выкачиванием денег из международных антифашистских организаций на проведение съездов и конференций (желательно, конечно, за рубежом). Напротив, МС никогда не стремилась к массовости, предпочитая тактику информационной атаки. Пиком деятельности для нее стала кампания (совместно с «Независимым Профсоюзом Студентов») против возведения памятников Зурабом Церетели. Из-за конфликта с ее председателем Романом Ткачом большинство активных членов МС ушли. Оставшиеся три активиста «Молодежной Солидарности» продолжают организовывать шумные кампании.

6. Движения-проекты. И наконец, наиболее перспективная, по мнению автора, категория – это движения, построенные вокруг идеи реализовать конкретные культурные инициативы. Из их числа можно отметить «Конфедерацию Свободного Труда в Воронеже» (лидер Андрей Юров) и «Первое Свободное Поколение» (ПСП) в Москве (лидеры Владимир Шмелев, Тимур Катеев, Александр Шмелев и Глеб Голуб). Зачинателям культурных инициатив ясно, что невозможно объединить значительную часть молодежи по одному-единственному признаку, например, вокруг занятий политикой или искусством. Целесообразнее вести работу по нескольким направлениям. Так, ПСП совмещает политические и культурные акции, «Свободный Профсоюз Студентов», защищающий студенческие права в случае нарушения их администрацией и занимающийся трудоустройством студентов, создает творческие клубы, где начинающие поэты и художники могут собираться и устраивать свои выставки. Молодежное информационное агентство «Интеллектуальная Служба Информации» (ИСИ), где молодые люди проходят журналистскую стажировку и спортивный проект, занимается организацией молодежных спортивных соревнований. Здесь нет авторитарных лидеров. Каждый человек, ведущий один из проектов, становится на время лидером. Воронежский КСТ имеет те же проекты, что и ПСП (при этом они активно сотрудничают, поскольку воронежское отделение ПСИ входит в «Конфедерацию Свободного Труда», а московское отделение КСТ в ПСП), только вместо творческих клубов в КСТ занимаются организацией культурно-массовых мероприятий в городе: концертами в филармонии, различными выставками и т.д. В отличие от ПСП, в КСТ есть лидер – Андрей Юров, бывший «рубежист», сохранивший в Воронеже всю структуру «Поколения Рубежа». Сегодня у него за спиной стоит целая плеяда новых лидеров профессионалов, обученных им самим.

Подводя итоги, хочется сказать, что данное исследование не претендует на полноту описания картины молодежных культурных движений в постсоветской России. Наверняка существуют и другие движения, не вошедшие в выборку и не ставшие предметом изучения. Многие из них еще не оформились в какое-то целостное образование и находятся в стадии поиска. В целом можно утверждать, что на сегодняшний день в стране нет ни одного поколения в молодежном движении, которое было бы способно заполнить политический и культурный вакуум, образовавшийся в результате ухода со сцены предыдущего поколения. Вероятно, государству стоит подумать о преемственности и координации разрозненных усилий молодежи, которая не всегда способна самостоятельно найти свое место, определить свою социальную функцию и роль. Быть может, следует создать систему государственной поддержки и субсидирования перспективных молодежных движений.