Маковский Владимир Егорович

(1846-1920)

       Владимир Егорович Маковский – один из ярких представителей московской школы, признанный мастер «малого жанра», создатель яркого короткого рассказа в живописи. Его искусству в целом свойственны спокойные интонации без надрыва, задушевный юмор, ясные лаконичные композиции, точные наблюдения. В своих живописных и графических произведениях он «не выносит приговора» и не осуждает. Его точка зрения на мир благодушна, терпима, снисходительна. По образному выражению современника он «из самого тенденциозного сюжета умел сделать нетенденциозную картину». Художник двигался в направлении, заданным в 1860-е годы московскими живописцами Юшановым, Шмельковым, отчасти Невревым. Однако, внутренне тяготея к традиции бытописательства, он все чаще отказывался от обличения и критики, характерной для московского жанра 1860-х в лице Перова, Прянишникова, Неврева. Его критика носила иной характер. Между тем, современники воспринимали его как продолжателя традиций Федотова и Перова.
       Образ жизни художника, большая популярность, и конечно же, происхождение, сильно выделяли его из среды передвижников. Если Ярошенко был вынужден работать на военном заводе, Савицкий жил впроголодь, как впрочем, и Мясоедов, который с трудом продавал свои картины, то Владимир Маковский пользовался большой популярностью у московской публики, его картины хорошо продавались всегда. По воспоминаниям современников «жил Маковский богато, имел по сравнению с другими художниками значительный капитал … выработанный упорным трудом, постоянной систематической работой … Картины Маковского были очень дороги: сотни и тысячи рублей. Покупателями являлись, конечно, только лица, обладавшие большим капиталом, аристократы, двор, иногда музеи».
       Маковский – коренной москвич, его отец Егор Иванович – родоначальник большой художественной династии, человек широко образованный, знаток и любитель искусства, коллекционер, один из видных общественных деятелей художественной Москвы. Он стоял у истоков Московского училища живописи и ваяния, противостоявшего демократичностью своего устава и системы образования Академии художеств в С.-Петербурге. Братья Владимира Маковского Константин и Николай, сестра Александра и старший сын Александр были художниками, племянник Сергей Маковский – известным критиком.
       Прежде чем стать учеником Московского училища живописи и ваяния в 1858 (которое он окончил в 1866), Маковский получил серьезное домашнее образование. По-видимому, первые уроки живописи братьям Константину и Владимиру давал близкий друг отца художник В.А.Тропинин. В 1872 году Маковский вошел в Товарищество передвижных художественных выставок (ТПХВ), в 1874 – в московское Правление ТПХВ вместе с Перовым. С 1882 по 1894 годы руководил натурным классом в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, его учениками были А.Е.Архипов, В.Н.Бакшеев, С.В.Малютин, С.Ю.Виноградов, А.М.Корин. В 1873 году В.Е.Маковский стал академиком живописи за картину «Любители соловьев», в 1892 году – профессором, вс 1893 – действительным членом Академии художеств. В 1893 году в реформированной Академии занял должность руководителя жанровой мастерской. С 1894 года художник жил и работал в Петербурге, с 1894 по 1896 годы был ректором Высшего Художественного Училища при Академии художеств.
       В 1870-е годы Маковский выступил с серией бытовых картин, раскрывших в полной мере талант жанриста. Произведения этой поры не только представили творческое лицо мастера, но и определили характерные черты его художественной системы. Выработанные им пластические приемы не претерпели серьезных изменений в течение долгого времени.
       Художник избрал небольшой формат, близкий формату голландской бытовой картины, рассчитанной на интерьер среднего бюргера. Сюжеты картин он строил на малозначительных эпизодах повседневной жизни. Это свойство произведений Маковского стало особенно заметно при сравнении с «хоровыми» картинами передвижников, которые поднимали серьезные социальные и нравственные проблемы (такими как «Крестный ход в Курской губернии» Репина, «Встреча иконы» Савицкого). Маковский же, напротив, искал в окружающей реальности чаще всего проявления неконфликтного мира. Он не осуждал явления современной жизни, а скорее интересовался поведением людей в разных ситуациях, то мягко подсмеиваясь, то снисходительно иронизируя, то сопереживая своим героям, одержимым той или иной страстью. Иногда он оставался равнодушным к своим персонажам, тогда просто хладнокровно наблюдал и фиксировал, стараясь не делать нарочитых выводов и не читать нотаций.
       Его жанры забавны и смешны, иногда комичны, порой доходят до иронии, редко – до трагедии, и никогда – до карикатуры. Он подмечал на первый взгляд как бы случайное и не существенное, словно выхватывая фрагмент из будничной «вялотекущей» жизни, чаще городской, поскольку она была ему более понятна и близка. Однако в его художественной интерпретации всякий раз «малоинтересное» оказывалось достойным изображения и приятным для глаза. Излюбленная двухфигурная композиция художника превращает его картины в небольшие новеллы («Потихоньку от жены», «Варят варенье», «Поздравление с Ангелом», «Секрет»). Но встречаются у Маковского и большее количество персонажей, обычно 5-6 человек. Тогда каждый из них включается в цепь событий, легко читаемую в пространстве и времени («В приемной у доктора», «Друзья-приятели», «Любители соловьев»).
       Почти в каждой картине Маковского имелась интрига, которую он мастерски использовал при композиционном решении полотна. Он ловко разыгрывал драматургию своих жанров на удачно выстроенных мизансценах. Разного рода мелкие бытовые детали и подробности всякий раз удачно дополняли создаваемый образ. Владея талантом психолога, он проникал в душевный мир персонажей, выявляя типическое, посредством верно найденной характерной позы и выразительного жеста, а мимика лишь усиливала общее впечатление.
       Маковского всякий раз привлекали люди «средней руки», мещане, поглощенные обыденными интересами. По большей части, его герои – люди простодушные, наивные, сочувствующие ближнему и почти всегда – безобидные и скромные. Своей незадачливостью они пробуждают чувства симпатии и сострадания. Какого-то из персонажей погубили скучные мещанские будни, и они превратились в пустых «людишек», лишившись стремления к высокому. Между тем, некоторые, «почти ничтожные» по определению Достоевского, люди способны преображаться: они тонко чувствуют природу и не остаются равнодушными к окружающему миру («Любители соловьев»). Однако, встречаются и чванливые, горделивые, хитрые, обиженные жизнью, закрытые от милосердия и бескорыстия.
       Большинство героев Маковского всякий раз чем-то страстно увлечены. Одни трогательно наслаждаются соловьиным пением, другие поглощены до самозабвения советами по превозмоганию зубной боли, третьи с чисто юношеским воодушевлением, забыв обо всем, поют под гитару, упоенно дирижируя хором. В целом ряде работ Маковский стремился поэтизировать весьма прозаическую жизнь простых людей. Создавая своего рода идиллический жанр, он закрепил, таким образом, право на существование «безмятежного» жанра в «мятежные» 1870-е годы.
       1880-е годы – период наивысшего творческого успеха. Маковский предстал крупным мастером-рассказчиком. По выразительности и меткости созданных им художественных образов не мог сравниться, пожалуй, никто из современников. В эти годы он создал наиболее весомые произведения, завоевавшие большую популярность у русской публики и названные критикой «картинами – новеллами». В скромных по размеру полотнах художник развернул пронзительные «внутренние драмы», посвященные судьбе бедного и бесправного, маленького и несчастного человека. Они явили перед зрителем пластически насыщенный образ, построенный исключительно на молчаливом диалоге двух фигур. В них отсутствует развернутое действие, их сюжеты просты и немногословны.
       Грусть, умиление, печаль в позе и глазах матери, пришедшей из деревни навестить отданного «в люди» сына – в картине «Свидание». Томительное ожидание приема земского врача – в картине «За лекарством». Тонкие по эмоциональному звучанию образы посвящены непростым отношениям мужчины и женщины в картинах «На бульваре» и «Объяснение».
       Отдельную линию в творчестве художника представили работы бытописательского свойства, в которых он интересовался нравами, традициями и бытовыми подробностями. Мемуаристы не раз свидетельствовали о том, как хорошо Маковский знал Москву: «Он посещает все богадельни…Он знает все захолустья Москвы, все трущобы, его встретите на рынках, на народных гуляниях, на всех толкучках и тут же на балах, в театрах, концертах, в маскарадах, на бульваре…». Он создал большую галерею типов, как например, «Точильщик», «Нищенка», «Торговка» и тд. и ряд многофигурных композиций, посвященных теме ярмарки, народных гуляний, праздников, написанных по впечатлениям от родного города или от поездок по России и Украине («Толкучий рынок в Москве», «Ярмарка», «Молебен на святой неделе», «Ночлежный дом в Москве» (1889, ГТГ). Однако, по мнению современников Маковскому не давалось решение многофигурных композиций. Их композиции статичны, лишены сюжетной завязки и распадались на несколько не связанных между собой групп. Колоритные персонажи, запечатленные в натурных этюдах, растворялись в общей людской массе непосредственно в картине.
       Традиционно в творчестве художника выделялись картины, посвященные судебным процессам второй половины 1870-х – 1880-х годов, арестам и судьбам осужденных. К этой теме обращались многие художники в 1860-е, среди них В.Г.Перов, В.И.Якоби, А.Н.Шурыгин, В.П.Верещагин. Между тем, в историю русского искусства 1870 – 1880-х годов вошли три главных толкователя революционно-освободительной темы. Это И.Е.Репин, Н.А.Ярошенко и В.Е.Маковский. Все они были непосредственными свидетелями происходящего, однако, при близости темы каждый предлагал свое видение. Картины Маковского скорее отличались иллюстративностью и были далеки от проникновения в судьбы революционных движений («Ожидание. У острога», «Осужденный», «Оправданная»).
       Среди картин этой темы выделяется картина «Вечеринка», работа над которой затянулась более чем на 20 лет с 1875 по 1897. Существенна разница в трактовке изображенного на эскизе 1875 года и в окончательном варианте: отношение к народовольцам в 1890-е годы меняется. Некоторые критики увидели в картине «сборище нигилистов». Для многих понятие революционера к концу Х1Х столетия сопрягалось с нигилистами, которые уже отошли в историю. Вряд ли Маковский в этой картине вел речь о реальном подпольном кружке, как толковали эту картину ранее некоторые советские исследователи.
       Маковский много работал, отличаясь чрезвычайным трудолюбием, часто использовал однотипные композиционные решения, повторяя однажды найденные живописные мотивы. По всеобщему признанию в 1890 – 1900-е годы жанры Маковского стали мельчать, становились все менее захватывающими по сюжету.
       В 1880-90-е годы Вл.Маковский, являясь представителем старшего поколения передвижников, примкнул к консервативному крылу Товарищества, открыто заявив о своем неприятии новых проявлений художественной жизни. Он отрицательно отнесся к приобретению П.М.Третьяковым картины В.А.Серова «Девушка с персиками», не принимал он и творчество М.А.Врубеля и тд.